Несколько в тени оживленных споров о выходе Великобритании из ЕС, террористических актах во Франции и Германии и других событиях состоялась интересная дискуссия на тему «Как отстаивать права человека в России?», организованная представительством Европейской комиссии в Праге и ассоциацией Demas. Возможно, в том числе из-за подобного контекста значительная часть выступлений носила почти апокалиптический характер.

Хотя ситуация с правами человека в России действительно не оставляет даже малейших причин для оптимизма, а Кремль планомерно выстраивает систему, которая защитила бы его от любых влияний извне. Закон о так называемых иностранных агентах, который практически отрезал российские неправительственные организации от иностранного финансирования, судебные процессы над людьми, которые провинились лишь тем, что опубликовали в социальных сетях забавные карикатуры, физические нападения на оппозиционных активистов со стороны неизвестных — все это и многое другое стало для (не только) чешских правозащитных организаций новыми вызовами.

Одним из ответов на эту ситуацию являются попытки защищать российских активистов, находящихся под угрозой. «В отношении активистов у нас довольно гибкая визовая политика, и мы готовы предоставить так называемое убежище тем, чьей жизни или свободе непосредственно угрожает опасность. Точно так же Министерство иностранных дел ясно и решительно осуждает случаи репрессий в отношении правозащитников, что помогает в рассмотрении их дел», — заявил Ян Лантал из трансформационного отдела МИД ЧР.


С этим согласен и Ростислав Валвода из Prague Civil Society Centre. «Мы должны уметь позаботиться о тех людях, которых заставили уехать и которые хотят продолжать свою деятельность», — прокомментировал Валвода частую проблему, когда активисты, спасаясь от уголовного преследования, уезжают за рубеж, но там их, кроме минимальной финансовой поддержки, ничего не ожидает. Конечно, это должно стать задачей прежде всего неправительственных организаций, а не государства.

Ян Латал и Ростислав Валвода сошлись во мнении о том, что необходимо и поддерживать уже известные организации, и налаживать контакты с новыми. «Было бы жаль исключать те организации, которые уже завоевали авторитет. Может, сейчас так не кажется, но это по-настоящему важно: в будущем на этих людей и объединения можно будет опираться, как когда-то на некоторые группы диссидентов во времена СССР», — считает Валвода. Ян Латал, в свою очередь, подчеркнул, что необходимо задействовать и другие слои населения, но от них должна исходить инициатива. «Нужно, чтобы они хотели сотрудничать с нами — навязывать им что-то мне не можем», — говорит Латал.

В условиях, когда работать непосредственно в России все сложнее, интерес вызывает русскоязычная диаспора в Европе. «В прошлом году из России уехали 200 тысяч человек. Кто-то работает с ними? Мы пытаемся, приглашаем их на дебаты, но это непросто. Они боятся критики в адрес Кремля, и мы должны разговаривать с ними без всяких „измов“», — объяснил Якуб Мучка из Восточноевропейского клуба, который на базе философского факультета Карлова университета провел серию очень интересных дискуссий. Мучка также апеллирует к традиции времен Первой республики помогать российским демократам. «Но сегодня „Российская акция помощи“ — это только история. Мы вообще мало интересуемся событиями в этой части Европы. Чешская украинистика слабая, да и русистика не лучше. А ведь есть масса идей того времени, которые россияне могли бы использовать», — считает Якуб Мучка.

К историческому опыту апеллировал и представитель русской диаспоры в правительственном Совете по вопросам национальных меньшинств Алексей Келин. В своем выступлении он кратко изложил историю белой эмиграции, которая пыталась влиять на ситуацию в Советской России, например, проводила акции с воздушными шарами, с помощью которых на территорию СССР отправлялись листовки или направлялись агенты, большинство из которых оказались в ГУЛАГе или были расстреляны. «Мы должны извлечь урок из этой истории и не выбирать тупиковые методы. Мы должны изучать историю и избегать повторения ошибок», — сказал Алексей Келин. Думаю, что не мне одному в тот момент пришло в голову, что, пожалуй, в отношениях с Россией мы не дойдем до стадии, когда за связи с Западом будут надолго сажать за решетку. Но я вынужден признать, что и полностью исключить этого я не могу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.