Когда Томас Бах стал президентом Международного олимпийского комитета в 2013 году, этот немецкий юрист, занимавшийся созданием нужных связей и агитацией за свою кандидатуру вплоть до момента своего избрания, имел наготове подходящую аналогию. «Роль президента МОК состоит в том, чтобы быть дирижером всемирного оркестра его членов, — сказал он. — Он является дирижером восхитительного оркестра, члены которого имеют так много сил, и нужно позволить им играть на тех инструментах, которые они предпочитают, и привести их к гармонии».

После принятия запутанного, неясного и хаотичного решения, на основании которого российским спортсменам разрешено принять участие в Играх в Рио в следующем месяце, Бах все еще продолжает дирижировать своим оркестром, однако остальной мир воспринимает полученный результат как диссонирующий хаос. Даже в России, где отмечалось значительное облегчение, что удалось избежать тотального запрета, к которому призывало Всемирное антидопинговое Агентство (WADA), присутствовала критика относительно непоследовательности в этом решении МОК.

Когда Бах привел в восторг присутствовавших в отеле Hilton в Буэнос-Айресе после своего «помазания» на пост президента — он целенаправленно продвигался к этой позиции в течение десятилетий, — ему в руки дали телефон, и первым поздравившим его человеком оказался Владимир Путин. Когда международные спортивные федерации начали заниматься вопросом о том, каких спортсменов можно назвать «чистыми», внимание неизбежно было обращено на отношения Баха с российским президентом.

После избрания Баха было много разговоров о том, что поддержка Путина оказалась решающим фактором. Список членов МОК — он меняется, но в настоящее время состоит из 90 активных членов и 36 почетных членов, — представляет собой эклектическую смесь из спортивных функционеров, членов королевских семей, политиков, бывших спортсменов и бизнесменов. Путин в тот момент предпринимал энергичные усилия, направленные на обеспечение проведения спортивных событий, которые будут проецировать российскую мощь на мировую арену и, как теперь нам известно, устанавливать такой климат, в котором неспособность завоевать медали будет наталкиваться на нетерпимое отношение.

Он также находился в процессе родовых мук, связанных с подготовкой Зимних Олимпийских игр в Сочи, на которые была потрачена значительная сумма — 51 миллиард долларов. Трудно избежать искушения и не задать сегодня такой вопрос: знал ли он также о том, что ему потребуется помощь Баха в будущем, если о спонсируемой государством допинговой программе когда-нибудь станет известно?


Ни для кого не стало неожиданным поступившее в понедельник подтверждение относительно того, что Виталий Мутко — близкий союзник Путина — сохранит свой пост министра спорта, несмотря на то, что в докладе Ричарда Макларена (Richard McLaren) подчеркивается: он не мог не знать о масштабной допинговой программе.

Незадолго до начала Олимпийских игр в Сочи на фоне озабоченности по поводу прав человека, гротескной стоимости и коррупции, связанной с колоссальной конечной стоимостью, Бах с похвалой отозвался о «значительном участии» Путина в подготовке Игр, а также о том, что он «задал ритм этому великому событию». Во время церемонии закрытия Бах стоял рядом с Путиным и заявил о том, что самые дорогие Игры в истории «были, на самом деле, особым опытом». Он также лично поблагодарил Путина за его личный вклад «в необыкновенный успех этих Зимних Игр».

И все это происходило в то время, когда Бах подчеркивал, что он введет правила, гарантирующие анализ ситуации с правами человека при выборе места проведения Олимпийских игр, и займется пересмотром процедуры подачи заявок и проведением Игр с учетом их растущего гигантизма.

В этой своей способности смотреть одновременно в двух направлениях — выступать в поддержку прав человека и предоставлять Китаю право на проведение Зимних Олимпийских игр 2022 года — ключ к успеху Баха. Он доказал, что лучше других может лавировать, прокладывая себе путь в области международной спортивной политики. В Буэнос-Айресе один из его соперников пожаловался: «Он все время стоит рядом с разбитым окном, но еще никто не видел, как он бросает в него камень».

Этого говорящего на многих языках немца, завоевавшего золотую медаль в фехтовании на Олимпийских играх 1976 года, уже давно готовили к этой роли. Он проходил обучение не только у неоднозначного бывшего президента МОК Хуана Антонио Самаранча, но также два года проработал руководителем компании Adidas под началом Хорста Дасслера (Horst Dassler), который написал книгу о системе откатов и покровительства, характерных для современной спортивной политики.

Любой анализ его отношений с Путиным должен быть помещен в контекст того покровительства, которое ему потребовалось от широкого круга лиц для восхождения на пост президента. Ключевым фактором его успеха был также Шейх Ахмад аль-Сабах из Кувейта, этот теневой «создатель королей» в олимпийском мире, который в настоящее время вовлечен в ожесточенный скандал со своим собственным правительством, и в результате его членство было приостановлено как в МОК, так и в ФИФА.

К тяжелому положению России с сочувствием относятся и другие старшие фигуры в МОК. Пэт Хики (Pat Hickey), ирландец и член исполнительного комитета, являющийся главой Европейских Олимпийских Комитетов, также считается активным сторонником России в этот сложный для нее период. Он также надеется на то, что это поможет ему добиться права на проведение в 2019 году столь дорогих его сердцу Европейских игр, которые в последний раз были организованы в Баку. Есть еще Алишер Усманов, владелец акций футбольного клуба «Арсенал» и глава близкой Баху Международной федерации фехтования, в которую он, Усманов, перечислил миллионы долларов из собственных средств.

Путин в прошлом году получил из рук Хулио Маглионе (Julio Maglione), главы Международной федерации плавания, высшую награду в этой области. Как известно Россия провела в 2015 году чемпионат мира — это одно из соревнований, которое, как следует из доклада Макларена, было дискредитировано спонсируемым государством применением допинга.

Мариус Визер (Marius Vizer) является главой Международной федерации дзюдо, а Путин — ее почетным президентом. Шейх Ахмад в 2013 году помог Визеру стать лидером международной организации СпортАккорд (Sport Accord) перед тем, как он, переоценив свои силы, бросил вызов МОК и поэтому впал в немилость.

До последнего времени в этом списке значился и Ламин Диак (Lamine Diack), ныне дискредитированный бывший президент Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), способствовавший голосованию за кандидатуру Баха. Кроме того, его сын в настоящее время находится под следствием во Франции в связи с получением 2 миллионов за поддержку заявки Токио на проведение Олимпийских игр 2020 года. Диак был в близких отношениях с Путиным. Шейх Ахмад также поддерживал заявку Токио. И этот перечень можно продолжить.

Олимпийский спорт, подмазанный миллиардами долларов в виде доходов от трансляции и спонсорских сделок, продолжает оставаться той ареной, на которой разыгрываются международные политические и силовые сражения. Когда Путин недавно пожаловался на то, что призывы к отстранению российской команды являются тревожным сигналом вмешательства политики в спорт, было трудно не рассмеяться по поводу его дерзости. Большинство из 28 международных федераций, представляющих собой одну часть МОК и решающих в настоящее время вопрос об участии российской команды, также страдают от внутренних политических разборок и конфликтов интересов, как и Национальные Олимпийские комитеты, составляющие другую его часть.

Бах в последнее время произносит значительно меньше хвалебных слов в адрес Путина, и президент МОК настаивает на том, что он не разговаривал с Кремлем после того, как стали известны масштабы российской допинговой программы. «Президент Путин является главой государства, с которым мы имеем деловые отношения, как и с более чем сотней других глав государств во всем мире», — сказал он ранее в этом месяце. Однако правда состоит в том, что некоторые из них более равны, чем другие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.