Кристиан Ульссон считает прискорбным тот факт, что «чистые» спортсмены рискуют пропустить Олимпийские игры, однако советует им обратить свое возмущение на Россию, а не на IAAF.

«Мы не можем гарантировать, что объявленные чистыми тесты действительно являются таковыми», — заявил олимпийский чемпион по тройному прыжку.

В пятницу Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAFF) сообщит, будет ли снята дисквалификация российской ассоциации легкой атлетики и смогут ли русские спортсмены выступать на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Это будет одно из труднейших решений в истории ассоциации. Мир легкой атлетики требует жестких мер против в высшей степени систематизированного и одобренного государством спортивного мошенничества, но «чистые» спортсмены рискуют также лишиться возможности поучаствовать в величайшем спортивном соревновании.

Двукратная олимпийская чемпионка в прыжках с шестом Елена Исинбаева громко выражает свой протест против коллективного наказания. Она грозит иском в Европейском суде по правам человека. Кристиан Ульссон, один из коллег российской спортсменки в Комиссии атлетов IAAF — совете, который работает как связующее звено между спортсменами и руководством ассоциации — уверен, что Исинбаевой следует обратить свое отчаяние по другому адресу.

«Я надеюсь, что многие русские атлеты чисты, и очень прискорбно, что они оказались между молотом и наковальней. Но я считаю, что возмущение не должно идти в адрес IAAF. Его следует направить на российскую ассоциацию легкой атлетики. Это русские не следовали обещаниям, данным в ходе борьбы против допинга. Они сделали наоборот», — комментирует Ульссон.

Золотой медалист Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы в тройном прыжке по-прежнему интересуется легкой атлетикой и сейчас работает в качестве агента. Прошлой осенью он стал представителем в Комиссии атлетов IAAF. По его словам, члены комиссии подробно обсудили вопрос о России и сошлись на том, что он крайне сложен.

«Я могу поставить себя на их место: в Рио кто-то должен достичь пика своей спортивной формы, и вот его дисквалифицируют. Но речь о почти 1500 российских допинговых проб, которые уже уничтожили. Мы не можем положиться на результаты проведенных тестов и гарантировать, что все пробы, которые были признаны чистыми, действительно являлись таковыми. Задача IAAF — обеспечить максимальную справедливость на соревнованиях для всех честных спортсменов».

— Звучит, как будто вы считаете, что их не следует допускать до соревнований.


— Вероятно, это процесс, который требует больше времени. Нельзя просто сказать, что меры приняты, надо доказать это. Действия рождают доверие. Кроме того, надо понимать, что речь идет о супердержаве, и давление будет оказано с разных сторон, а не только в области спорта.

Решение IAAF будет основываться на работе группы инспекторов во главе с норвежцем Руне Андерсеном (Rune Andersen). Прежде Россия отвергала критику как политическую пропаганду Запада. Теперь говорят, что она приняла серьезные меры и обратилась к известной американской пиар-фирме для создания более позитивного образа. Но очередной документальный фильм немецкого канала ARD недавно показал, что проблемы, о решении которых говорит российский министр спорта Виталий Мутко, по-прежнему актуальны.

По словам Ульссона, со времен систематического допинга поведение не изменилось.

«По-моему, надо, например, убрать тренеров, которые принадлежат к поколению, уверенному, что допинг — это нормально. Но они работают, как и раньше. Нельзя продолжать тренироваться с людьми, чьи имена находятся в черном списке, и рассчитывать, что удастся вернуть доверие».

Даже если IAAF решит продлить дисквалификацию России, для таких спортсменов, как Исинбаева, могут быть созданы лазейки. Через четыре дня после первого решения IAAF председатель Международного олимпийского комитета Томас Бах (Thomas Bach) созвал встречу, чтобы обсудить, есть ли шанс для «чистых» спортсменов обойти запрет и поучаствовать в соревнованиях в Рио-де-Жанейро.

Еще действующим спортсменом Кристиан Ульссон имел твердые убеждения по поводу допинга. Он говорит, что ситуация с Россией — огромный откат в развитии, заставляющий вспомнить ГДР и давно ушедшие времена.
«Я был немного наивен, верил, что все это давно в прошлом. Теперь, когда все обнаружилось, смотришь на ситуацию с более отрицательной точки зрения».

— Это значит, что у вас теперь чаще возникают подозрения при виде чьих-то хороших результатов?

— Немного. Но при этом важно подчеркнуть, что работа Комиссии атлетов основывается только на фактах.

— Как вам кажется, проблема допинга стала острее, чем когда вы выступали?

—  Эта культура не распространилась, а всегда была довольно обширной. Но вот антидопинговая деятельность развивается, так что сегодня мы видим больше. Надеюсь, что и в будущем развитие пойдет тем же курсом, но это всегда будет игра в кошки-мышки. Они разрабатывают препараты, мы их ищем. Многим кажется, что можно взять анализ мочи, засунуть его в прибор и увидеть все, что в нем есть. Но это не так. Надо знать, что ищешь. Вот почему так важны осведомители или, например, такие находки, как использованные шприцы, с помощью которых можно идентифицировать новые препараты. Также Комиссия атлетов работает с консультантами.

— Возникает вопрос о том, означают ли последние скандалы провал антидопинговой работы.


— Я обсуждал это с Арне Линдквистом (Arne Ljungqvist), который посвятил этой проблеме немалую часть своей карьеры. Ему я очень доверяю. По словам Арне, одна из причин, почему мы стали чаще находить допинг, — в том, что мы хорошо научились это делать. Ячейки сети стали меньше, так что мало что их минует. Однако нужно еще больше ресурсов и, вероятно, новая система.

— То есть?

— Может, часть антидопинговой работы будет оплачиваться спонсорами. Я знаю, что чем значительнее наши ресурсы, тем больше у нас возможностей бороться и выигрывать. Но один из ключевых моментов, по моему мнению, — это дать молодежи понять: чтобы стать лучшим, допинг не нужен. К сожалению, многие в это не верят. Поэтому требуется активная просветительская работа.

— Что бы вы сказали людям, потерявшим интерес к легкой атлетике из-за обмана?


— Мне очень грустно это слышать, ведь я по-прежнему верю, что это прекрасный спорт. Но факт в том, что легкая атлетика в последнее время стала одним из самых грязных видов спорта. Могу только добавить, что мы делаем все, что в наших силах, чтобы вы могли верить тому, что видите на стадионах и по телевизору. Мы должны трудиться, чтобы поставить на место всех обманщиков и исключить их из списков наград. К сожалению, это требует времени. Пока существует экономическая прибыль, пока спортивные результаты могут применяться для пропаганды, будут и мошенники.

— Недавно Международный олимпийский комитет решил перепроверить допинговые пробы с олимпиад в Пекине и Лондоне и обнаружил, что некоторые результаты, которые раньше были негативными, теперь стали позитивными благодаря новым методам проверки. По-вашему, это эффективное орудие?


— Нет, так мошенников не испугать. Конечно, это еще один элемент борьбы, и они больше не будут спать спокойно, пока не истечет срок годности их проб. Но я думаю, что их больше напугал бы риск разоблачения, пока они еще выступают. Без сомнения, позитивно и то, что мы можем вносить правки в списки присужденных наград, хотя и не очень радостно получать медаль в виде посылки в почтовом ящике.

— В легкой атлетике есть и другие проблемы, помимо допинга. Скандал вокруг России разоблачил и глубокую коррупцию в руководстве IAAF. Сможет ли легкая атлетика вернуть себе доверие в ближайшем будущем?

— Нет, это займет достаточно долгое время. Доверие определяется поступками, его можно заслужить, лишь выполняя обещания. Создание доверительных отношений требует времени, но уничтожаются они за минуту. Именно это и произошло. Новое руководство IAAF многое должно доказать. И эти руководители, и мы в Комиссии атлетов знаем, что сейчас все висит на волоске.

— Но, похоже, вы полагаетесь на действия нового президента ассоциации Себастьяна Коэ (Sebastian Coe)?


— Да. Конечно, есть двойственное чувство, поскольку во времена коррупции он был вице-президентом. Но я представляю себе, как система функционировала прежде, и знаю, как легко выйти за пределы информационного цикла. Считаю, он именно тот рулевой, который нужен нашему кораблю, и надеюсь, что он сделает, что обещал. Я не слежу за всеми структурами IAAF, но надеюсь на процессы, аналогичные тем, что проходят среди действующих атлетов. Пусть паршивые овцы будут изгнаны из ассоциации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.