«На самом деле, финские школьные учебники должны были быть одобрены в Москве, и Москва также влияла на то, какими книгами мы должны были пользоваться», — написала финская писательница Софи Оксанен (Sofi Oksanen).

Это утверждение вызвало переполох в социальных сетях.



Как считает историк Юкки Таркка, (Jukki Tarkka), в своих утверждениях Оксанен все слишком обобщила.

«Я сам входил в состав рабочей группы, составляющей программу учебных материалов в 1980-1990 годах, и тогда учебники не надо было проверять в Москве», — говорит Таркка.

Таркка считает, что Оксанен говорила о финско-советских семинарах, на которых обсуждались учебные пособия. Финское Школьное управление принимало участие в семинарах, проводимых в Хельсинки и в Москве.

«То, что эта информация вызвала такой шум в социальных сетях, говорит именно о том, что проблема финляндизации еще не рассматривалась в Финляндии в достаточной степени», — сообщила Софи Оксанен в комментарии, который она отправила по электронной почте в газету Helsingin Sanomat.

В своем письме Софи Оксанен ссылается на диссертацию историка Янне Хольмена (Janne Holmén) о том, как СССР рассматривали в финских, шведских и норвежских учебниках.

По словам самого Хольмена, утверждения Оксанен о проверке книг в Москве, тем не менее, преувеличены.

Хольмен подтверждает, что исторические аспекты рассматривались в финских учебных материалах иначе, чем, например, в шведских и норвежских учебниках.

Это было связано с внешнеполитическим положением Финляндии, которая являлась нейтральной страной между западным и восточным блоками.

«Финские политики опасались раздражать Советский Союз, поэтому учебники оставались во время холодной войны просоветскими», — объясняет Хольмен.

«Если что-то в школьных учебниках не нравилось Школьному управлению, это надо было убрать из них. Ведомство, в свою очередь, одобряло внешнеполитическую линию Финляндии вне зависимости от личных взглядов его членов и политических связей», — говорит Хольмен.

Школьное управление было действующим в Финляндии государственным ведомством, которое проверяло все учебные материалы уже перед Второй мировой и до 1990-х годов. В 1991 году Школьное управление было объединено с Управлением по вопросам профессионального образования, и так появилась нынешняя Финская национальная комиссия по образованию.

По мнению Софи Оксанен, на практике Школьное управление настоятельно рекомендовало учителям рассказывать учащимся историю о большой дружбе с Советским Союзом.

«Работа шла полном ходом еще в 1989 году, когда пала Берлинская стена. Я тогда ходила в школу, и единственной переменой после распада СССР было то, что учитель географии рассказал нам об изменениях на карте. Мы сами нарисовали новую карту в учебнике. Других изменений в содержании не было», — пишет Оксанен.

«Думаю, старые учебники использовались еще долго, поскольку в годы кризиса материалы пришлось сохранить. Поэтому учебники 80-х использовались еще в 90-е», — писала Оксанен.

В 1970-х Школьное управление действительно принимало участие вместе с СССР в семинарах по вопросам учебной литературы. На них финны сообщали о содержании учебных материалов восточному соседу.

По словам Янне Хольмена, семинары были полезны для обеих сторон: с советскими взглядами на исторические события могли не соглашаться.

«Например, дополнительный протокол к Пакту Молотова-Риббентропа в советском варианте вообще не существовал, и поэтому его требовали убрать из финских учебников. Финны хотели доказать, что было на самом деле, и поэтому заказали копию дополнительного протокола из берлинских архивов», — говорит Хольмен.

Информация о пакте Молотова-Риббентропа осталась в финских учебниках.

По словам Хольмена, учебники, похоже, писали обо всех сторонах в нейтральном ключе. Составители не критиковали СССР, но, с другой стороны, не критиковали и США.

Финны взывали к христианской морали и хорошим отношениям в случаях, когда они остерегались «занимать позицию в отношении других стран».

На практике некоторые вещи оставались нерассказанными.

«Хороший пример тому — диктатура в Чили. Когда о диктатуре Пиночета написали в учебниках с оттенком сомнений, Школьное управление призвало убрать этот аспект».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.