Многие думают, будто золотой век британской столицы миновал. Но, по мнению обозревателя BBC Culture, Лондон сегодня хорош как никогда. Более того, он стал самым интересным городом мира.

Полки книжных магазинов ломятся от изданий, посвященных отдельным моментам прошлого. Несколько лет назад американский писатель Билл Брайсон (Bill Bryson) написал целое произведение о событиях 1927 года, а в прошлом месяце британский журналист Дэвид Хепуорт (David Hepworth) опубликовал замечательную книгу про 1971 год как лучший период в истории поп-музыки послевоенного времени.

Такими темпами скоро каждому году ХХ века будет соответствовать отдельный толстенный том в твердой обложке.

Один из таких годов, которые пользуются особой популярностью (в первую очередь, с точки зрения истории Лондона), — 1966-й.


В 2003 году вышла книга американского кинокритика и писателя Шона Леви (Shaun Levy) «На старт, внимание, марш! Захватывающий взлет и головокружительное падение свингующего Лондона», а в 2015 году британский писатель и знаток поп-музыки Джон Сэвидж (Jon Savage) выпустил собственный опус под совсем кратким названием «1966», где также утверждается, что в 1966 году город был на пике творческой энергии.

Впрочем, возможно, периодом расцвета британской столицы был вовсе не 1966-й, когда Лондон слыл законодателем мод, а 1977 год — эпоха панк-рока.

Или, может быть, этот период пришелся на середину девяностых, когда в Лондоне безраздельно царили брит-поп и «молодые британские художники».

Но все же это не так. Именно сегодня Лондон интересен, как никогда.

В середине шестидесятых прошлого века город действительно превратился в место паломничества американских туристов и в международный символ культурного переворота.

Это было время музыки «Битлз» и «Роллинг Стоунз», эпицентров свинга и моды Кингс-роуд и Карнаби-стрит, молоденьких красавиц в мини-юбках и роскошных ночных клубов, таких как знаменитый «Ад Либ», завсегдатаями которого были многие музыкальные кумиры того времени.

Однако по-настоящему свинговать в «свингующие шестидесятые» могли только 500 счастливчиков, посещавших «правильные» дискотеки.

На самом деле все эти периоды расцвета меркнут по сравнению с сегодняшним Лондоном. Он не только стал самым динамичным городом в мире — сейчас он хорош как никогда.

Может быть, сравнение никому не идет на пользу, и, наверное, было бы несправедливо противопоставлять Лондон другим модным городам, таким как Нью-Йорк, Милан или Париж.

Ведь это все равно что выяснять, что тяжелее: тонна пуха или тонна золота. Однако именно сейчас британской столице нет равных во всем мире.

Красные двухэтажные автобусы в Лондоне


Облагораживание города привело к тому, что обзавестись здесь недвижимостью стало сложнее, чем когда бы то ни было.

Однако к плюсам финансового преображения Лондона следует отнести то, что он стал не только экономическим центром Европы, но и архитектурно-художественным шедевром.

В Лондоне сейчас строят больше, чем в любом другом городе на свете — за исключением разве что некоторых городов Китая. Это позволяет британской столице проявлять всю свою творческую энергию: привлекая новые инвестиции и притягивая талантливых художников, город собрал у себя самые крупные художественные галереи мира и стал местом проведения главной ярмарки искусств — «Фриз».

Еще 30 лет назад в Лондоне трудно было найти нормальный стейк, а хорошо поесть в воскресенье вечером и вовсе было почти невозможно. Но сейчас здесь гораздо больше высококлассных ресторанов, чем где-либо в мире.

Neal's Yard — небольшой переулок в Ковент-Гарден между Shorts Gardens и Monmouth Street


По количеству мишленовских звезд в заведениях общепита Лондон, возможно, пока отстает от Парижа и Нью-Йорка, так ведь и этот метод оценки качества ресторанов уже давно устарел, и если вы ищете чего-нибудь оригинального и необычного — вам в Лондон!

Городские власти помогли выстроить конструктивные отношения между искусством и коммерцией, что способствовало развитию таких районов, как арт-квартал Шордич на востоке Лондона и технологический кластер Tech City, где сосредоточены столичные стартапы и который сравнивают с Кремниевой долиной.

Такие места не появляются сами по себе — для их создания требуются инфраструктура, обучение и планирование.

Эта задача упростилась после 2000 года, когда в Лондоне была учреждена единая городская администрация — раньше в каждом из 33 районов города был свой мэр.

И если бы не мэр Лондона, город никогда бы не смог принять у себя Олимпийские игры 2012 года. Ну как бы 33 разных района согласовывали между собой заявку в Международный олимпийский комитет?

В мире моды также можно найти признаки расцвета Лондона. Раньше считалось, что центры модной индустрии Европы — Париж или Милан, тогда как по ту сторону Атлантики законодателем мод был Нью-Йорк.

Тауэр Бридж - один из вечных символов британской столицы


Но нет, сейчас самым модным городом на свете является Лондон (спросите любого ценителя моды, пусть даже и ньюйоркца). А благодаря тому, что Британский модный совет расстарался и прыгнул выше головы, теперь у нас проходят самые яркие модные показы не только женской, но и мужской одежды (признаюсь: я возглавляю оргкомитет показа модной мужской одежды London Collections Men).

Лондон может похвастаться таким разнообразием стилей — от уличного до индивидуального, от высокой моды до крупных брендов, — что ни один другой город ему и в подметки не годится.

Об этом свидетельствует и отказ от прежней традиции переманивания дизайнеров. Раньше обо всех молодых и пробивных кутюрье говорили, что стоит им сделать себе имя в Лондоне, как их тут же подхватывает один из крупных международных модных конгломератов и забирает к себе — в Милан или Париж.

Как тогда говорили, там, в Париже и Милане, их британская творческая энергия будет укрощена и порабощена, а ее продукты будут затем проданы нам за совсем другие деньги.

Теперь все иначе. Сегодня молодые дизайнеры остаются в Лондоне, находят здесь поддержку и зазывают сюда своих коллег по модному цеху.

© AP Photo, Lefteris Pitarakis
Граффити в восточной части Лондона


Потому что проводить показ в Милане — значит демонстрировать свои модели в самом уродливом городе Европы (не считая некоторых немецких). Проводить показ в Париже — значит устраивать дефиле в самом буржуазном городе Европы. А проводить показ в Нью-Йорке — значит представить публике свою работу в самом нервозном городе мира.

Нет уж, в Лондоне куда лучше.


Кроме того, это мультикультурный город: 37% лондонцев родились за пределами Великобритании, и по этому показателю он немного обгоняет Нью-Йорк (36%) и самого себя десять лет назад — аж на 10%.

Наше общество очень динамично — это своеобразный плавильный котел, в котором много чего намешано.

Лондон — прекрасный пример успешной иммиграционной политики, и теперь все чаще кажется, что без этого нам уже никуда.

Военный корабль у моста Тауэр Бридж


Если прогуливаться по моему району, расположенному в центре Лондона, недалеко от Гайд-парка, можно за все утро не услышать ни слова по-английски, а когда где-нибудь наконец зазвучит английская речь, кажется, будто она доносится из прошлого.

Конечно, Лондон нельзя назвать раем на земле. Он сталкивается с теми же проблемами, что и любой постоянно растущий современный столичный город.

В некоторых его районах неравенство среди местных жителей проявляется еще более наглядно, чем в восьмидесятые, когда посреди портовых трущоб выросли закрытые жилые комплексы с башнями из стекла и металла.

© AP Photo, PA, Fiona Hanson
Участники карнавала Ратха-ятра в Лондоне


Такая дисгармония неизбежно вызывает недовольство, и ненависть вспыхивает в самых неожиданных местах.

Но люди по-прежнему приезжают сюда, а мы по-прежнему растем.

И иногда мне кажется, что, может быть, стоит сделать Лондон городом-государством или даже городом-крепостью. Не для того, чтобы отгородиться от мира, и не для того, чтобы запереть здесь его жителей. А для того, чтобы все поняли: Лондон заслуживает звания самого важного города на планете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.