Редакторы и авторы новой книги «Ловушки мультикультурализма» не против культурного разнообразия. Они даже считают, что оно обогащает. Но только если есть «политическая воля создать такую демократическую структуру, в которой могут сосуществовать люди с различными ценностями».

По их мнению, мультикультурализм этому не содействует. Его часто трактуют как красивую идею о сосуществовании людей разных культур, но он вместо этого превратился в «идеологически определенное поведение, включающее в себя контроль мыслей, политкорректность, запугивания и менталитет жертвы».

Книга описывает и анализирует проявления такого мультикультурализма в политических кругах, в том числе среди левых, а также в СМИ и в немалой части исследований меньшинств.



Антология написана пятнадцатью исследователями из Дании и Швеции под редакцией Ахмета Юмита Несефа (Mehmet Ümit Necef) и Торбена Бех Дюрберга (Torben Bech Dyrberg). Исследователи критикуют методы мультикультурализма в обеих странах. Они едины в том, что мультикультурализм представляет собой угрозу культуре демократии, индивидуальной свободе личности и особенно представителям культурных меньшинств.

Речь идет о «мягком тоталитаризме», который отрицает индивидуальность в пользу групповой идентичности и конформизма и морально осуждает всех несогласных.

Специалист по Ближнему Востоку Торбен Ругберг Расмуссен (Torben Rugberg Rasmussen) считает политическую корректность формой «теологии без Бога». Он исследует, как менялся смысл этого понятия, с тех пор как оно возникло в США в 1960-х годах в радикальной части движения за права граждан и позже попало в Данию.

Сходство с религией проявляется, в том числе, в тенденции объявлять определенную точку зрения священной и неприкосновенной, а также в «гностической» склонности делить мир на добро и зло, друзей и врагов. Разнообразие мнений демонизируется, высмеивается и подвергается осуждению как «расизм».

Сегодня расистом называют любого, кто критически высказывается о чужой культуре.

Антрополог Катя Кволе (Katja Kvaale) отказывается от мультикультурализма как культурного понятия. В антропологии оно давно забыто. Культуры — не замкнутые системы, пишет она, а, напротив, гибкие и растущие цепочки смыслов. Человек не только не связан ими, но и самостоятельно определяет свое отношение к ним.

Преувеличенное уважение к малым культурам не только не имеет научных мотивов, но и укрепляет наихудшие формы авторитарного притеснения.

Это играет на руку могущественным реакционерам, которые получают возможность подавлять слабых членов своей социальной группы — женщин, подростков, детей, изменников, критиков, гомосексуалистов, умеренных консерваторов — или, например, тех кто хочет встречаться и вступать в брак с этническими датчанами или не хочет повторять жизнь своих родителей.

Как ни странно, в исследованиях меньшинств происходит отрицание роли культуры в проблемах насилия или неравноправия полов.

Авторы анализируют, в частности, тенденцию смотреть сквозь пальцы на такие явления, как убийство чести и насилие чести. Их если не замалчивают, то релятивизируют, как, например, в высказывании «все родители по-своему любят своих детей», всплывавшем в ходе дебатов о насилии, вызванном представлениями о чести.

Подобные явления можно рассматривать как логичную реакцию на угрозы со стороны культуры большинства. В связи с этим в исследованиях меньшинств господствует мнение, что культуры большинства не должно быть. Это утверждение принимает форму агрессивной деконструкции Дании/Швеции и понятий датскости/шведскости. В более широком смысле, оно отрицает национальную культуру и идентичность и любое стремление их сохранять.

Но само наличие исследований меньшинств создает и усиливает представление о том, что существуют «они» и «мы». Парадоксальным образом оно способствует укоренению не толерантности. Преувеличенное уважение к культурам меньшинств становится расистской формой признания несостоятельности «новых датчан» и «новых шведов». Им будто отказывают в способности выносить самостоятельные суждения и брать на себя ответственность, в интеллекте и честности.

Комментарии читателей:

«На практике понять мультикультурализм очень просто. Например, вы работаете на крупном предприятии вместе с людьми множества разных национальностей. Фирма организует совместный праздник, и гарантированно случается следующее.

Все участники незападного происхождения разбиваются на группы по этническому, религиозному или культурному признаку. Исключение — типичные азиаты, которые охотно вливаются в западную культуру.

Вот вам мультикультурализм в двух словах. Разница западных и незападных ценностей настолько велика, что люди предпочитают даже на корпоративном празднике держаться друг от друга подальше.

И как кто-то может помыслить, что все общество в таких условиях будет функционировать приемлемым образом?»

«Дорогие мультикультуралисты малообразованны и не помнят истории, но спорят с теми, кто лучше знает. Проблема не в самом мультикультурализме, а в его структуре. Для примера — прекрасно функционирующее мультикультурное государство Сингапур, лидер которого заявил, покидая свой пост: „Мы можем интегрировать всех, кроме мусульман“.

Как показывает история, когда приходят мусульмане, регион становится монокультурным, так как мусульмане не терпят никого, кроме членов своей исламской банды. Остальных грабят, изгоняют и убивают в полном соответствии с Кораном. Когда-то Турция была христианской, а теперь 99,9 % там мусульмане. Геноцид армян — типичное поведение мусульман.

Так что если культурное многообразие подразумевает мусульман, то скоро будут геноцид и монокультурализм».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.