Тольятти, Россия — Швед Бу Андерссон (Bo Andersson), став генеральным директором крупнейшей в России автомобилестроительной компании, которая неизменно приносила убытки ее главному акционеру Renault, уволил тысячи работников и изменил условия контрактов с поставщиками.

Эти меры экономии разозлили многих в Тольятти, находящемся в 800 километрах к востоку от Москвы и не имеющем других предприятий. Недовольство вышло наверх, распространившись на высшие эшелоны российской политической элиты. Прошлой весной предупредительный выстрел сделал союзник президента Владимира Путина.

«Вы играете с огнем», — сказал Андерссону путинский друг Сергей Чемезов. Чемезов возглавляет государственную военно-промышленную корпорацию, которая владеет пакетом акций ОАО «АвтоВАЗ».

В прошлом месяце ветерана автомобильной отрасли Андерссона выдавили с должности, и произошло это спустя всего два года после того, как Renault назначила его руководить АвтоВАЗом, сделав многомиллиардную ставку на российский автомобильный рынок.

Вот с такими проблемами сталкиваются западные инвесторы в России, где государственный капитализм путинского режима довольно часто стирает грань между бизнесом и политикой, сбивая с толку те многочисленные компании, которые прежде считали эту страну многообещающим и крупным новым рынком.

«Бу Андерссон делал все то, что на его месте делал бы любой другой бизнесмен западной школы. Он оптимизировал размер компании, сократил штаты и издержки, — сказал аналитик из исследовательской фирмы IHS Automotive Тим Уркхарт (Tim Urquhart). — Но российское правительство хочет получить и вершки, и корешки — АвтоВАЗ как социальный проект и как конкурентоспособную и современную компанию. А это невозможно».

Ситуацию осложняет спад в российской экономике, которая страдает от низких нефтяных цен и экономических санкций, введенных против России за ее интервенцию на Украине.

Renault, а также ее миноритарный партнер Nissan Motor Co. несколько лет тому назад инвестировали в АвтоВАЗ 2,3 миллиарда долларов, получив контроль над компанией и надеясь получить хорошую прибыль на этом рынке, который сулил светлое будущее. Корпорации «Ростех», которую возглавляет Чемезов, принадлежит около 25% АвтоВАЗа.

По словам Чемезова, Андерссон допустил ошибку с увольнениями и не должен был отнимать контракты у местных поставщиков. Он также сказал, что главная причина вынужденного ухода гендиректора это крупные убытки АвтоВАЗа за 2015 год. Чемезов назвал это совместным решением, которое Renault оспаривать не стала.

«Теперь нам нужно сменить этого человека», — заявил дружащий с Путиным с 1980-х годов Чемезов, давая 4 марта интервью Wall Street Journal. Через три дня после этого Renault и Nissan объявили, что Андерссон уходит.

Renault смогла найти замену Андерссону, но похоже, что свобода действий у этой компании весьма ограничена. «Ростех» наверняка сам подберет какого-нибудь высокопоставленного российского руководителя, чтобы наладить отношения АвтоВАЗа с областным и федеральным правительством, а также с профсоюзами, о чем заявил представитель этой компании.

Renault не стала выступать с комментариями о том, как это назначение может повлиять на ее работу с российским автопроизводителем. Renault и Nissan отметили, что разногласий между акционерами нет. По их словам, все стороны «в полной мере согласны со стратегическим курсом АвтоВАЗа, и мы по-прежнему привержены этой стратегии».

60-летний Андерссон от комментариев отказался. Знакомый с его стилем работы человек отметил, что предложение уйти стало для него неожиданностью, потому что все его важные решения, в том числе, об увольнениях, утверждались советом директоров, куда входит Чемезов.

Президент "Группы ГАЗ" Бу Инге Андерссон


Андерссона назначили на должность гендиректора в начале 2014 года, и сделано это было для того, чтобы повысить эффективность громоздкого автогиганта. Для этого, среди прочего, надо было навести порядок в системе снабжения, где издавна царило взяточничество.

«Это тяжелая работа», — сказал в прошлом месяце на пресс-конференции генеральный директор альянса Renault-Nissan Карлос Гон (Carlos Ghosn). Эти слова прозвучали за несколько дней до объявления об уходе Андерссона. Гон похвалил Андерссона за то, что он модернизировал автомобилестроительный завод, повысив качество продукции и производительность.

Сославшись на «ужасную ситуацию» в российской экономике, Гон заявил: «Мы долговременные инвесторы и можем выдержать трудности ближайшего времени, если видим будущее. В определенный момент рост возобновится, и мы хотим этому серьезно способствовать».

Альянс Renault-Nissan существует с 2009 года, и там действует перекрестная структура собственности. Холдинг, которому принадлежит около 75% АвтоВАЗа, распределен между Renault, Nissan и Ростехом. Renault принадлежит чуть больше половины холдинговой компании, Nissan около 17%, а Ростех владеет всем остальным.

Компания «АвтоВАЗ» была создана в 1966 году, когда Советский Союз построил гигантский завод на берегу Волги и назвал возникший вокруг него город в честь лидера итальянских коммунистов того времени Пальмиро Тольятти (Palmiro Togliatti). Предприятие без проблем продавало весь объем своей продукции русским, которым несколько лет приходилось ждать своей очереди на приобретение машины.

Плохие дороги и низкое качество машин заставляло автовладельцев проводить немало времени в ремонтных мастерских. Для водителей это был непрерывный цикл, вспоминает сотрудник АвтоВАЗа в третьем поколении Андрей Солдатов. «Машина ломается, мы ремонтируем, она снова ломается, мы снова ремонтируем. Все чинили свои машины по выходным».

В постсоветскую эпоху на завод, занимающий площадь 400 с лишним гектаров, что больше Центрального парка в Нью-Йорке, проникли преступные группировки. Путин в 2006 году решил эту проблему, подчинив АвтоВАЗ Ростеху. Корпорация утверждала свою власть на предприятии при помощи сотен милиционеров.

Когда Ростех в 2007 году выставил четверть акций АвтоВАЗа на продажу, это вызвало огромный интерес у зарубежных компаний, восхищенных потенциалом этой страны, где автовладельцев было гораздо меньше, чем на Западе. Эту долю приобрела Renault.

Затем мировой финансовый кризис 2008 года поставил АвтоВАЗ на грань финансового краха, и Москва начала давить на Renault, призывая компанию вложить в предприятие больше денег и угрожая понизить стоимость акций за счет их количественного увеличения, если французы откажутся. Сначала Гон сопротивлялся, но потом согласился потратить на технику и оборудование 448 миллионов долларов. В долю вошла и компания Nissan. АвтоВАЗ использовал часть средств на строительство сборочной линии, которая могла выпускать не только автовазовские «Лады» и внедорожники «Нивы», но и машины марок Renault и Nissan.

По предложению Путина альянс в 2012 году согласился вложить в АвтоВАЗ еще больше денег, и постепенно общая сумма инвестиций достигла 2,3 миллиарда долларов.

В то время казалось, что Россия вот-вот станет самым процветающим и крупным авторынком в Европе. Высокие цены на нефть, являющуюся основным предметом российского экспорта, способствовали росту потребительского бума, в ходе которого россияне стали впервые приобретать новые автомобили.

АвтоВАЗ оказался в самом центре этого бума, занимая долю рынка в 35%. Renault и Nissan надеялись, что их деньги и опыт позволят увеличить эту долю до 40%, потому что завод в Тольятти производил и их машины тоже, в том числе, возрожденную марку Nissan Datsun.

Чтобы выполнить эту задачу, альянс направил в Тольятти Андерссона, который имел опыт работы в Saab и General Motors, а также сумел быстро добиться успехов на своем предыдущем посту президента «Группы ГАЗ», производящей грузовики и автобусы. До прибытия Андерссона эта компания была неизменно убыточной.

На АвтоВАЗе он столкнулся с огромными проблемами: слабый моральный дух, повсеместная коррупция, низкое качество и культура труда советской эпохи, когда трудовой стаж был важнее результатов работы.

И это не говоря о кражах. «Уходя с завода, люди тащили на себе детали, — рассказал председатель заводского профсоюза Сергей Зайцев. — Автомашины исчезали сотнями».

Прошлой весной Андерссон заявил во время интервью: «Это была самая большая неразбериха из всего того, с чем я сталкивался за свою карьеру».

Окунувшись в работу, он назначал совещания с десятками заводских руководителей, проводя их ежедневно до пуска конвейера, начинавшего работу в семь утра. Андерссон начал сокращать штаты, численность которых на момент его прихода составляла 66 тысяч человек. Когда предприятие контролировал Ростех, он уволил 45 тысяч работников.

Андерссон избавился от собственности, не имеющей отношения к автомобильному бизнесу, передав городу Тольятти заводскую хоккейную команду и военный музей.

В первый день работы Андерссон, 12 лет прослуживший в шведской армии и выражающий свои мысли спокойно и четко, сказал своим сотрудникам, что надо почистить туалеты. «Единственный способ стать компанией мирового уровня — это навести порядок. К туалетам и полам это тоже относится», — заявил он.

Спустя три месяца после прибытия шведа на завод российская экономика получила мощный удар. Соединенные Штаты и Европейский Союз начали вводить санкции против российских политиков, бизнесменов и компаний из-за захвата Россией Крыма и поддержки сепаратистов на востоке Украины.

Среди тех, кого включили в санкционный список, был Чемезов. Его ограничили в поездках, а те активы, что могли иметься у него в США и ЕС, были заморожены. Но Renault и Nissan это не остановило, и они продолжили совместную с ним работу. Отвечая на вопрос о санкциях, Чемезов сказал, что много раз бывал в Америке, и в любом случае у него нет особого желания летать так далеко. «Не пускают, и ладно», — заявил он.

Подписание соглашения между ОАО "АвтоВАЗ" и Renault-Nissan


Летом 2014 года по России был нанесен еще более мощный удар, когда началось долгое снижение нефтяных цен, и расходы потребителей сократились. Продажи автомобилей в одном только 2015 году упали более чем на треть.

Российские автопроизводители начали сокращать производство. GM вообще ушла из России, закрыв сборочное предприятие в Санкт-Петербурге. Renault и Nissan держатся. Для Renault Россия осталась единственной реальной надеждой на рост после основного рынка в Западной Европе.

Андерссон внимательно проанализировал контракты на поставку комплектующих и пересмотрел их условия, из-за чего АвтоВАЗ вступил в борьбу с поставщиками. В прошлом году производство на заводе в Тольятти останавливалось дважды, так как некоторые поставщики временно прекращали снабжение в знак протеста против требований Андерссона о пятипроцентном снижении цен и о продлении сроков оплаты.

Экономический спад в России сопровождался падением курса рубля, из-за чего цены на детали зарубежного производства выросли. По словам Чемезова, он говорил Андерссону на ежемесячном совещании, что поиск деталей более высокого качества у зарубежных поставщиков начинает слишком дорого обходиться компании.

Чемезов сказал Андерссону: «Вам надо работать с нашими поставщиками, вам надо работать с ними так, чтобы они поставляли качественную продукцию».

Знакомый Андерссона отрицает, что Чемезов предупреждал гендиректора о недопустимости покупки запчастей за рубежом. Этот человек отметил, что многие местные поставщики импортировали детали низкого качества из Турции и других соседних стран, а потом выдавали их за продукцию местного производства.

Виталий Зыков, владеющий в Тольятти компаниями, поставляющими для АвтоВАЗа комплектующие на протяжении двух десятков лет, говорит, что серьезной проблемой на предприятии была коррупция, и некоторые менеджеры получали откаты от поставщиков, снабжавших их деталями низкого качества. Зыков похвалил Андерссона за то, что тот навел порядок в системе закупок и поставил во главу угла качество, а не связи.

«Бу Андерссон один из самых эффективных управленцев. Он проводил правильную политику на АвтоВАЗе, — сказал Зыков. — Он избавился от посредников и откатов».

Но недовольство в Тольятти нарастало. Тысячи увольнений и радикальные изменения в контрактах на поставку не могли не отразиться на местных производителях запчастей, которые сами начали увольнять работников.

Прошлой осенью на демонстрациях протеста на площади Победы, организованных профсоюзами и коммунистической партией, собирались сотни людей. В ноябре Чемезов сделал публичный упрек Андерссону, заявив репортерам: «Людей выбрасывают на улицы».

По словам Чемезова, Андерссону надо было не объявлять об увольнениях в открытую, а делать это тихо. Он сказал, что директору следовало наладить взаимодействие с губернатором области, дабы помочь рабочим в поиске новых вакансий или в организации программ переподготовки. Чемезов отметил, что именно так поступал «Ростех» во время предыдущего цикла увольнений.


«Вы работаете в России. Это надо учитывать», — заявил Чемезов.

В последние месяцы на предприятии АвтоВАЗа побывало несколько российских руководителей, в том числе, премьер-министр Дмитрий Медведев. Они пообещали, что правительство поможет автомобилестроению, вложив в отрасль миллиарды рублей.

В феврале АвтоВАЗ сообщил, что его убытки за прошлый год выросли почти в три раза, составив 74 миллиарда рублей, что эквивалентно 1,2 миллиарда долларов. Согласно его прогнозам, продажи автомашин в России в 2016 году снова сократятся — с 1,6 до 1,3 миллиона.

Компания заявила, что для продолжения работы ей нужна срочная помощь. АвтоВАЗ перевел своих сотрудников на четырехдневную рабочую неделю и на 20% сократил зарплаты.

Через месяц Андерссон ушел.

Хорошие объемы продаж в Западной Европе компенсируют Renault инвестиционные убытки в России. Тем не менее, эта страна должна была стать тем зарубежным рынком, где французская компания могла занять господствующие позиции. Сейчас ставка на Россию может окупиться не ранее чем через несколько лет. Renault и Nissan столкнулись с необходимостью вложить больше денег в АвтоВАЗ в рамках плана по его спасению.

Преемником Андерссона на АвтоВАЗе стал Николя Мор (Nicolas Maure), ранее возглавлявший румынский бренд Renault под названием Dacia. Подобно АвтоВАЗу, эта компания была создана еще в коммунистическую эпоху. Renault превратила ее в мощное предприятие по производству бюджетных автомобилей.

Мор, только что вступивший в должность, отказался рассказывать о своих планах на АвтоВАЗе, о чем сообщила его канцелярия.

Петр Золотарев, возглавляющий тольяттинский профсоюз, заявил, что никакой гендиректор не в силах решить главную проблему, какой является слабый спрос. «В таких экономических условиях в России, — сказал он, — любой пришедший свалится в канаву».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.