«Будь ты проклята, сучка!» - крикнула Ольга Романова судье Татьяне Васюченко, когда та зачитала приговор. Так закончилась к настоящему моменту борьба Романовой в крошечном зале Пресненского суда в центре Москвы. «Судья Васюченко повторила слово в слово приговор, который мне показали месяц назад. Ей абсолютно не стыдно», - пишет Ольга в социальной сети Facebook.

Итак, приговор был сфабрикован еще до начала нового процесса против тридцативосьмилетнего предпринимателя Алексея Козлова, мужа Ольги. За несколько дней до этого она сообщила о том, что ей стал известен неизбежный приговор в суде, и о своем ужасном предчувствии: «Я боюсь, что моего мужа убьют в тюрьме». В России стало обычной практика, когда десятки тысяч людей осуждаются за преступления, которых они не совершали, из-за столкновения политических или экономических интересов. Иногда дело не заканчивается отбытием заключения. Только в Москве, только среди заключенных, ожидающих приговора, каждый год умирает 50 человек.

Жизнь Ольги и Алексея потекла по другому руслу пять лет тому назад. Прежде Ольга была журналисткой, освещающей  экономические вопросы, Алексей контролировал предприятие по обработке кожи вместе с Владимиром Слуцкером, в те времена близким к власти (он занимал пост сенатора). Когда Ольга написала статью, неприятную для кого-то из окружения Владимира Путина, Слуцкер потребовал, чтобы Козлов осудил жену или оставил ее. Отказ Алексея запустил механизм, который с дьявольской частотой повторяется в России: по договору с судебными властями по фальшивому обвинению за какое-нибудь экономическое преступление предприниматель, который отказывается отойти в сторонку или заплатить взятку, заканчивает в тюрьме, а его компания оказывается в руках соперника. Козлова обвинили в том, что он незаконно захватил акции компании в ущерб Слуцкеру, который сейчас живет в Израиле. В 2009 году Алексея осудили на восемь лет с отбытием срока в колонии.

Ольга спасла его. По крайней мере, так кажется. Сначала срок наказания снизили до семи лет, а в сентябре прошлого года российский Верховный суд отменил приговор из-за процедурных изъянов и назначил новое рассмотрение дела. В этих краях такое нечасто встречается, но в борьбе против системы Ольга пошла по пути, который хочет посоветовать другим: переходить в наступление, громко заявлять о случившемся, не смиряться перед несправедливостью, обличать во весь голос. Пробуждение гражданского общества — вот причина движения протеста, возникшего в декабре в России, через несколько месяцев после освобождения Алексея. Мысль о новом процессе не остановила Ольгу Романову, она оказалась среди наиболее видных организаторов  манифестаций в Москве. «Путин — лох, дурак», - осмеяла его она на следующий день после выборов 4 марта на площади Пушкина.

Теперь ее день проходит между участием в демонстрациях и присутствием в суде. Ольга организовала группу «Русь сидящая», чтобы помочь оказавшимся в сходном положении, поддержать жен несправедливо осужденных заключенных. Они собираются каждую неделю в маленьком кафе «Красное и белое» возле Триумфальной площади. Ольга приходит сюда, чтобы рассказать о своей истории. Но 7 марта она не пришла, ее не было и на Facebook.. Потом она объяснила, что узнала о неминуемом осуждении мужа.

Он пришли в суд, держась за руки. Он нес большую сумку с одеждой и книгами, продолжал улыбаться, но ясно, что в отмену приговора не верил. Если бы объявили о его невиновности, они пошли бы в атаку на судей, которые занимались его делом в прошлом. Когда Татьяна Васюченко подтвердила обвинительное заключение, по которому Алексей Козлов приговаривался к пяти годам принудительных работ за обман и отмывание денег, женщины из группы «Русь сидящая» за пределами зала суда закричали «Позор!», а Интернет сейчас же взорвался обличениями: это месть за участие Ольги в манифестациях против Владимира Путина. Таким образом, подтверждаются опасения, что короткий зимний период толерантности по отношению к оппозиции, наступивший в промежутке между двумя выборами, закончился. После победы Путина возобновились и аресты демонстрантов.

«Плохая ситуация, со мной тоже случилось нечто подобное: после второго процесса меня арестовали прямо в зале суда на глазах у моей жены. Я тогда тоже снял часы и отдал их жене...». Григорий Пасько, журналист-эколог, специализирующийся на расследованиях, связанных с атомной промышленностью, тоже стремится помочь жертвам российской судебной системы. Он провел в тюрьме семь лет по обвинению в государственной измене за расследование слива в Японское море жидких радиоактивных отходов. Годы, проведенные на принудительных работах,  зажгли в нем искру борца за охрану окружающей среды, за свободу печати и права человека. «Я просто не могу не  писать эти статьи, потому что в моей стране как и раньше не существует справедливого суда», - говорит Пасько.

Последние события привели Пасько в Италию. Он хочет придать огласке другой случай, который, кажется, имеет все характеристики дела Козлова. Иван Костин примерно того же возраста — небольшой предприниматель из Ставрополя. Несколько лет тому назад он унаследовал большое количество акций завода по производству ликеров, основанного его отцом, и отказался продать их по низкой цене деловому партнеру, влиятельному человеку. Тут и пришел в действие кафкианский механизм. Ивана обвинили в краже. Как и в случае с баррелями нефти Михаила Ходорковского сценарий сюрреалистический: Ивану инкриминировали кражу у предприятия тысячи бутылок конъяка. При этом никто этого не заметил, а воровал он якобы по 250 литров в день, заменяя выдержанный конъяк на невыдержанный. Он продал свои акции другим людям и уехал с семьей на проживание в Израиль, пребывая в неведении, что он заявлен в международный розыск. Григорий Пасько рассказывает обо всем этом в своих статьях. Последние события разворачивались в Милане, куда Костин приехал в ноябре прошлого года на винную ярмарку и был арестован. Больше месяца он провел в тюрьме Сан-Витторе, остальное время под домашним арестом у друзей под Римом. На 3 апреля в Милане назначен процесс по требованию российских властей об экстрадиции. «Он вернется и будет осужден», - уверен Пасько. Как и Алексей Козлов, он представляет собой еще одно звено в бесконечной цепочке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.