Довольно роскошных автомобилей и оголтелого ритма московской жизни: россияне начинают задумываться и о духовном благополучии. После двух безумных десятилетий капитализма многие из них готовы пожертвовать многообещающей карьерой в Москве ради спокойной жизни в провинции или на пляжах Юго-Восточной Азии.

Еще два года назад Николай Асташов проводил по пять часов в день в чудовищных московских пробках, чтобы просто добраться до расположенного в центре Москвы офиса и вернуться домой. В один прекрасный день он решил, что с него хватит.

Он собрал чемоданы и отправился вместе с женой и маленькой дочерью за 300 километров на юг от Москвы. «Зимой в нашей деревне заселено всего восемь домов», - говорит этот 32-летний веб-дизайнер. Со времени переезда он вдвое сократил объемы работы своего предприятия и, как следствие, свою зарплату. Все свободное время он посвящает политическому дискуссионному клубу и региональному интернет-порталу, которые он создал, чтобы «помочь развитию гражданского общества».  

Решение отказаться от «неудобной жизни» в загрязненной и перенаселенной столице Николай принял после подробного изучения всех перспектив «дауншифтинга» (downshifting). Это движение, которое зародилось в США и Италии, выступает за замедление режима работы ради повышения качества жизни. Оно отличается добровольной простотой существования, которое нацелено не на потребление, а на снижение трудового бремени.

Удаленная работа

Рунет пестрит блогами и виртуальными сообществами людей, которые решили стать дауншифтерами. Некоторые из них оставили руководящие посты в крупных предприятиях ради спокойной жизни в провинции или на иностранных курортах. Художники, журналисты, переводчики и другие специалисты воспользовались преимуществами удаленной работы по интернету, чтобы перебраться в Азию, где они сохраняют московский уровень зарплат без неотделимого от городской жизни стресса. Кто-то пользуется невероятными ценами на недвижимость в российской столице и сдает свои квартиры за немалые деньги, тогда как сам живет в роскошных домах в Тайланде, Индии или Индонезии. 

Если первые российские дауншифтеры были миллионерами, около двух лет назад движение охватило и средний класс, отмечает Софья Макеева, психолог и автор вышедшей в начале месяца книге об этом явлении. 

В настоящий момент дауншифтинг «еще не стал массовым явлением и распространен в первую очередь среди населения крупных городов, таких как Москва и Санкт-Петербург», объясняет она. Кроме того, он отражает более широкую тенденцию в посткоммунистической России: «Сначала россиянам нужно было приспособиться к западной идее успеха и карьеры. Тем не менее, после покорения этих вершин они осознали, что продвижение по профессиональной лестнице и предметы роскоши отнюдь не гарантируют счастье». 

Причем результаты далеко не всегда однозначны. Николай Асташов думал, что после переезда в деревню сможет постепенно избавиться от московского предприятия и стать фермером в течение нескольких лет. Однако хотя он и не жалеет о смене жилья, все же подумывает о том, чтобы вернуться в Москву в недалеком будущем. «Переехав сюда, я считал, что буду работать два дня в неделю, а остальное время буду рыбачить, охотиться, думать, читать и гулять с семьей, но после нескольких месяцев мне это наскучило. Мне стало немного жаль полностью лишать себя достигнутого цивилизацией прогресса и ставить ограничения в работе и карьере», - признает он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.