В 90-годы землю Чечни, входящей в состав России, опалило пламя двух войн, которые унесли жизни около 100 000 человек. Российские власти утверждают, что им удалось утихомирить мятежную республику, однако при этом признают, что конфликт распространился на соседние республики, в частности, на Дагестан.

- Какую цель преследует организация «Матери Дагестана»?

- В нашей организации состоят люди, которые, подобно мне, столкнулись с произволом правоохранительных органов. Мой 25-летний сын Иса Исаев пропал без вести 26 апреля 2007 года. Я считаю, что его схватили сотрудниками милиции, поскольку, когда он вышел из дома, неподалёку шла спецоперация. За прошедшие три года мне не удалось ничего узнать о его местонахождении.

- Может быть, он оказался не вовремя в неудачном месте?

- Дело не только в этом. За несколько месяцев до его исчезновения к нему обратились сотрудники шестого управления министерства внутренних дел Дагестана с предложением о сотрудничестве. Ему обещали выплачивать 500 рублей ежемесячно, выдать оружие и телефон, чтобы он сообщал обо всех подозрительных лицах. Он отказался. Когда ему вновь предложили сотрудничать, он повторно отказался. Тогда они сказали, что, в конце концов, в проигрыше окажется он. И выполнили то, что обещали.

- Как Вы думаете, где находится Ваш сын?

- Думаю, что его убили. Это сделали cотрудники органов правопорядка дел за то, что он отказался с ними сотрудничать.

- Как сейчас обстоят дела с соблюдением прав человека на Северном Кавказе и в России в целом?

- Они не соблюдаются ни на Северном Кавказе, ни России в целом. Если бы они соблюдались, то организаций подобных нашей просто бы не было. Мы работаем вот уже три года, а обстановка нисколько не изменилась. Мы всего лишь песчинка и не можем остановить эту машину. В 2009 году было похищено 30 человек. И это только те случаи, которые нам известны. Многие из страха не заявляют. Если ты начинаешь требовать объяснений относительно того, что случилось с твоим сыном, тебе говорят: у тебя ещё есть сын. Меня тоже предупредили. Это было в январе 2007 года. Нас вызвали в главное управление МВД России по Северо-Кавказскому Федеральному Округу, где Сергей Михайлович Ченчик, начальник этого главного управления, предупредил меня: «Светлана, у Вас ещё есть дети. Не забывайте об этом».

- Вы не смогли записать эту угрозу?

- Нет, но у меня есть свидетели, что он это сказал. Я тогда его спросила: «Вы мне угрожаете?», на что он ответил: «Я всего лишь Вас предупреждаю относительно будущего Ваших детей».

-  Были ли у Вас какие-нибудь сложности в связи с выездом из России и прибытием в Барселону?

- Не было. Чтобы спрятать документы, я купила себе этот кулон (показывает на украшение). Когда направлялась в Страсбург, везла с собой папку с документами, некоторые из которых у меня забрали. Теперь все мои данные находятся здесь.

- Почему конфликт, начавшийся в 90-х годах в Чечне, распространяется по всему Кавказу?

-  Это вопрос мы задавали себе несколько раз. Для федерального правительства это состояние гражданской войны весьма удобно. Если есть конфликт, значит есть повод держать там войска.

- Надо ли платить выкуп, чтобы найти пропавших людей?

- Да, если случаи, когда люди находили своих родственников за выкуп. Мне такого никто не предлагал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.