Эрмитаж – один из крупнейших и богатейших в мире музеев классического искусства. Сегодня ему становится тесно в Зимнем дворце, куда ежегодно приходит более 2,5 миллионов посетителей. И он будет расширяться. Государство предоставило ему восточное крыло Главного штаба (три этажа общей площадью 60 000 квадратных метров), расположенного на Дворцовой площади, как раз напротив музея.

Над восстановлением здания день и ночь трудятся шестьсот рабочих. Стоимость реставрации оценивается в 75 миллионов евро, причем на 49% проект финансирует Всемирный банк. Обновленное здание будет открыто в 2014 году, к 250-летию основания музея. Здесь будут выставлены произведения XIX и XX веков, в том числе внушительная коллекция работ импрессионистов. Будут здесь организованы и временные экспозиции – прежде всего современного искусства. Эрмитаж рассчитывает таким образом привлечь около 5 миллионов посетителей в год.

Интерес к современному искусству подтверждается выставкой Newspeak (продлится до 17 января 2010 года), на которой представлены юные таланты Великобритании. Выставка организована совместно с влиятельной лондонской галереей Saatchi. Директор музея Михаил Пиотровский отстаивает этот поворот в деятельности музея. 

- Откуда у Эрмитажа такой интерес к современному искусству?

- Эрмитаж – разносторонний музей, здесь должно быть представлено искусство всех эпох. Кроме того, музей всегда собирал произведения современного искусства. Екатерина Великая, Александр I, Николай I, Александр III – все они собирали предметы искусства своего времени. Речь идет о том, чтобы встроить современное искусство в систему классического музея.

- Собираетесь ли вы приобретать произведения современных художников?

- Не обязательно. Зачем покупать, если самое важное – это показать? Посетители смогут познакомиться с современным искусством на выставках, инсталляциях (в сентябре вы могли увидеть бульдозер в форме готического собора бельгийца Вима Дельвуа (Wim Delvoye)) и ретроспективах. Я не люблю говорить о покупке. Этим занимается отдельное подразделение, которому придется найти спонсоров. С современным искусством все по-другому: произведения, художники, аудитория, меценаты…

- Почему за последние годы Эрмитаж купил так мало произведений современного искусства?

- В советскую эпоху мы были закрытой страной, и современное искусство нас не особенно волновало. Кроме того, все это дорого и сложно. Некоторые художники подарили нам свои произведения: Пьер Сулаж (Pierre Soulages), Фернандо Ботеро (Fernando Botero), Луиза Буржуа (Louise Bourgeois), Бернар Бюффе (Bernard Buffet), Илья Кабаков, Роберт Раушенберг (Robert Rauschenberg). Представлены у нас и величайшие мастера современности: Матисс, Пикассо, Кандинский, Малевич. В музее имеются и знаменитые полотна других художников.  

- С какими музеями вам удалось установить самое плодотворное сотрудничество?

- С Лувром! Его директор Анри Луаретт (Henri Loyrette) является членом международного совета нашего музея. Он часто приезжает сюда. У нас есть совместные проекты. В нашем казанском центре мы организовали выставку исламского искусства с экспонатами, которые нам предоставил Лувр. Именно так и нужно работать! Мне также хотелось бы организовать фестиваль в Центре Помпиду. Произведения пяти-шести французских художников будут на неделю выставлены в Эрмитаже в октябре 2010 года. Многое, тем не менее, зависит от государства, и организовать все довольно сложно. С частными галереями все гораздо проще.

- Одалживаете ли вы свои произведения другим музеям бесплатно?


- В отношениях  между Эрмитажем, нью-йоркским музеем Метрополитен, Лувром и Центром Помпиду не существует никаких тарифов. Если какой-либо музей предлагает интересную выставку, остальные бесплатно предоставляют ему произведения искусства. При этом необходимо найти спонсора, который оплатил бы расходы по транспортировке.

- Являются ли для вас опасными конкурентами те российские олигархи, что за большие деньги приобретают на аукционах произведения искусства?


- Все коллекционеры – французы, немцы, россияне – это конкуренты. По правде говоря, мы никогда не принимаем участия в аукционах, у нас просто нет для этого средств. Но нам удалось установить хорошие отношения с крупными меценатами. После покупки своей коллекции Фаберже Виктор Вексельберг устроил выставку сначала в Кремле, а затем и в Эрмитаже. Он показал ее всей стране, причем за свой счет. Мы также получаем немало пожертвований, как от россиян, так и от иностранцев. В их число входят такие предприятия как IBM, Coca-Cola и многие другие. Росатом недавно финансировал выставку "Море и мореходство в античной культуре", а Олег Дерипаска спонсировал экспозиции в Сибири и на юге России.


Нашим главным партнером является компания "Интеррос" и ее основатель Владимир Потанин, председатель нашего попечительского совета. Именно благодаря ему нам удалось найти средства на реконструкцию здания Главного штаба. В 2003 году он приобрел для нас культовый "Черный квадрат" Казимира Малевича.

- Оцифровали ли вы ваши произведения?

- Около 800 000 из 3 миллионов. Работа продолжается. Но не стоит забывать, что бумажный каталог всегда останется основным. Политики утверждают, что электронный каталог является решением всех проблем. Отнюдь нет! Это лишь инструмент. Он полезен для проверок и подсчетов, но никогда не сможет заменить бумажный каталог. Некоторые утверждают, что в запасниках музеев столько всего, что они сами не знают, что у них есть. Это миф!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.