Zhamanak
03
— Господин Арутюнян, в последнее время часто звучат заявления, что, возможно, Азербайджан вступит в Евразийский экономический союз. Недавно министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедьяров в ходе встречи со своим российским коллегой Сергеем Лавровым заявил, что Азербайджан подумает о членстве в ЕАЭС после урегулирования Карабахского конфликта. На Ваш взгляд, Армения и Азербайджан могут быть членами одной и той же экономической структуры, и насколько вообще вероятно членство Азербайджан в ЕАЭС с этим предусловием?
 
— Это обширный вопрос. Начнем с того, могут ли Армения и Азербайджан находиться в одной и той же системе. Если взять 20-ый век, то был мир, когда регион полностью был под контролем России или Советского Союза. История показывает, что мир может быть в том случае, если Азербайджан и Армения находятся в одной системе.
 
Что касается того, вступит ли Азербайджан в ЕАЭС, или нет. В первую очередь, хочет ли Азербайджан стать членом ЕАЭС, какие интересы преследует этим? Я считаю, что с экономической точки зрения членство не выгодно Азербайджану. Сегодня, кроме военно-политических интересов, для Азербайджана нет другой выгоды от членства. Его туда подталкивает только вопрос Карабаха. В начальной стадии Азербайджан надеялся, что победит в Карабахской войне, подружившись с Турцией. Мы пошли по другому пути — заключили союз с Россией и ОДКБ. Азербайджан, видя, что не достигает успеха, в 1993 году вступил в ОДКБ. Когда он в 1994 году увидел, что не может победить, и было заключено перемирие, во время встречи президентов стран СНГ в Москве Гейдар Алиев поднял вопрос: почему ОДКБ не решает Карабахский вопрос. На что Ельцин четко ответил, что ОДКБ создана для внешней агрессии, а это внутренний конфликт, и у ОДКБ нет полномочий.
 
После этого Азербайджан пошел на Запад, пытаясь решить Карабахский вопрос, благодаря Западу. Азербайджан устанавливал связи с теми странами, с помощью которых считал, что может решить проблему. Он пошел на строительство газопровода Баку-Джейран именно по этой причине. В дальнейшем, когда увидел, что вопрос не решается, заявил, что ключ к решению Карабахского вопроса находится в Москве. После этого Азербайджан ведет нейтральную политику, пытаясь улучшить свои отношения с Россией, ухудшая армяно-российские союзнические отношения.
 
— А сейчас, кажется, идет по пути улучшения отношений с Россией.
 
— Да. Сейчас, когда Армения стала членом ЕАЭС, Азербайджан понял, что Россия никогда не пойдет на такое урегулирование по карабахскому вопросу, которое выгодно Азербайджану. Поэтому Азербайджан играет в свою очередную игру, и он неоднократно пытался соблазнить Россию различными выгодными предложениями, чтобы улучшить отношения с ней, с этой целью в 1998 году даже предложил на своей территории разместить российскую военную базу. Но эту тактику в России не принимают.
 
— В рамках церемонии открытия Европейских игр в Баку, Владимир Путин встретился сначала с Реджепом Эрдоганом, затем, с Ильхамом Алиевым. Официально отмечается, что во время встречи с Алиевым обсуждался также и вопрос урегулирования Карабахского конфликта. На Ваш взгляд, это сближение российско-турецких, российско-азербайджанских отношений не во вред Армении?
 
— Нужно понимать, что означают армяно-российские отношения, на каком уровне находятся российско-турецкие, российско-азербайджанские отношения. Нельзя путать союзнические отношения с отношениями другого уровня. Здесь даже нечего обсуждать. Здесь нет никакой опасности для Армении.
 
Давайте посмотрим на принятые документы. В документах военной доктрины России НАТО представляет угрозу для России, а Турция является членом НАТО, и очень важным членом. Посмотрите на поведение Турции в вопросе Сирии, Украины, Крыма. На этом фоне это просто энергетические отношения, которые исходят из экономических и геополитических интересов России. Какая в этом есть опасность для нас?
 
— Существуют мнения, что после завершения Европейских игр, Азербайджан может прибегнуть к военным действиям, некоторые российские эксперты отмечают, что если даже не начнется широкомасштабная война, то, возможно, повторится напряженная ситуация августа прошлого года. Вы разделяете эти мнения?
 
— Войны не начинаются по таким причинам, как игры, или чей-то день рождения. Войны начинаются, когда оцениваются возможности победы. А в сложившейся сегодня ситуации, у Азербайджана нет такой возможности. Нельзя ничего исключать, независимо от всего, в истории бывали случаи, когда производились неправильные расчеты, например, Германия в 41-ом году. Но там была другая ситуация, здесь — другая. Поэтому, Азербайджан сейчас подвергает шантажу Армению, Карабах, сопредседателей Минской группы ОБСЕ и те государства, которые экспортируют нефть. Шантажирует, требуя быстрого решения карабахского вопроса.
 
Просто создают атмосферу страха, а их армия не готова, там существует множество проблем. Насколько эффективно используются эти средства, приведет ли это к усилению армии, у человека может быть много денег, но он может расходовать их неэффективно.
 
— Возможно, именно этого и боится Азербайджан, что средства закончатся, а Карабах не успеют отвоевать.
 
— Да, это очень правильное мнение. Я уже говорил, что объемы экспорта нефти снижаются, и они спешат. А поскольку понимают, что не могут достичь победы в широкомасштабной войне, не идут на уступки в переговорном процессе, значит, остается создание атмосферы страха, путь шантажа.
 
Азербайджан занял жесткую позицию, когда Армения готова на уступки. В истории нет ни одного похожего случая, чтобы земли, захваченные кровью, были готовы отдать ради установления мира. В свое время мы пошли на это.
 
— Азербайджан хочет расширить формат Минской группы ОБСЕ, это не новость, хотят включить туда Турцию. А сейчас хотят также заменить Францию Германией. Что даст это расширение, является ли это решением вопроса? Возможно, это поможет оказавшейся в тупике Минской группе, конечно, не включение Турции, а вмешательство нескольких других стран?
 
— Я не согласен с тем, что Минская группа находится в тупике, нет формата лучше Минской группы. Есть Россия, Евросоюз, США, нет формата лучше этого. Даже в этом случае Азербайджан не могут заставить пойти на уступки. А вопрос решится тогда, когда он пойдет на уступки.
 
А Азербайджану эти изменения нужны, потому что он понимает позиции России, Франции и США, он считает, что Минская группа имеет проармянские подходы, но это не так, они просто хотят решения.
 
— Господин Арутюнян, интересные перестановки происходят также и в вооруженных силах Армении. Мы знаем, что командующий Армией обороны Нагорно-Карабахской Республики Мовсес Акопян был назначен на должность заместителя начальника Главного штаба Вооруженных сил Армении, а Левон Мнацаканян, в свою очередь, на должность командующего Армией обороны НКР. На Ваш взгляд, для чего нужны эти изменения?
 
— Это нормальный процесс, ничего странного в этом нет. Мовсес Акопян действовал очень эффективно, он столько лет находился в этой опасной зоне, и обеспечивал эффективную деятельность и развитие армии, естественно, должен был продвинуться по службе. Что касается назначения Левона Мнацаканяна, то у него есть большой опыт, я очень хорошо знаю его, он очень подготовленный генерал. Я уверен, что он продолжит эффективно руководить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.