Американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик на днях заявил, что страны-члены МГ поддерживают урегулирование Карабахского конфликта посредством переговоров. Заявление Уорлика свидетельствует, что тройка сопредседателей МГ в последнее время внесла определенные новые элементы в процесс урегулирования конфликта, и возникла необходимость согласования этих элементов с отдельными членами МГ.
 
Группа, кроме тройки сопредседателей, включает также и Швецию, Белоруссию, Финляндию, Италию, Германию и Турцию. Членами группы являются также Армения и Азербайджан. Сопредседатели МГ ОБСЕ несколько месяцев назад провели переговоры с властями Белоруссии для проведения второй Минской конференции. Во всяком случае, после этих переговоров министр иностранных дел Белоруссии заявил, что Минск готов во второй раз принять конференцию по карабахскому вопросу. А первая, на которой была создана Минская группа в сегодняшнем виде, состоялась в 1994-ом году.
 
Фактически, процесс согласования вопроса с отельными членами МГ продолжается, и тройка сопредседателей продолжает работу с отдельными членами. Судя по реакции Уорлика, работа продвигается эффективно, и положительно. Только не ясно, в каком направлении, почему возникла необходимость получения одобрения членов МГ в вопросе карабахского урегулирования. С этой точки зрения было зафиксировано интересное событие в январе, когда в Давосе встретились президент Азербайджана Ильхам Алиев и канцлер Германии Ангела Меркель.
 
Меркель во время этой встречи сделала довольно прямое заявление относительно объединенных действий Армении и России в связи с урегулированием Карабахского конфликта. Это заявление имело особый оттенок по той причине, что было сделано на фоне начавшейся в начале января напряженности на границе.
 
А эта напряженность началась с каждодневных диверсий азербайджанской стороны. Однако, в отличие от сопредседателей МГ, которые после встречи 27-го января с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым просто заговорили о перемирии, об ответственности Азербайджана, Германия об этом не только ничего не сказала, но и выдвинула вопрос армяно-российского тандема, как будто этим намекнув Азербайджану на то, что в переговорном формате есть определенное неравенство, и необходимо изменить этот формат.
 
Встреча Меркель-Алиев своим содержанием, кажется, была воспринята как нескрываемая немецкая заявка на изменение переговорного формата. Вопрос изменения посреднического формата МГ, то есть, формата тройки сопредседателей активно ставится уже в течение одного-двух лет, параллельно с активизацией нарушения перемирия на границе.
 
Свое недовольство форматом не скрывает Азербайджан. В переговорный процесс пытается втиснуться Турция. Для Франции эти изменения строго нежелательны, поскольку в настоящее время для Франции со слабой экономикой и не очень сильными европейскими позициями, нахождение в важном геополитическом карабахском формате, причем, она единственная из Евросоюза, по сути, является важным компонентом политического, геополитического веса Франции.
 
Позиция США в этом вопросе не очень понятна. Следует предположить, что, тем не менее, для Вашингтона нынешняя конфигурация приемлема, и включение Германии и Турции непосредственно в переговорный процесс не столь желательно для Соединенных Штатов. Официальный представитель России несколько недель назад заявил, что изменение формата нецелесообразно.
 
Не исключено, что во время встреч с членами Минской группы обсуждался именно этот вопрос, и доминирует то настроение, что формат тройки сопредседателей МГ должен сохраниться. Для Армении – это положительная, предпочитаемая ситуация, которая нужна в процессе урегулирования карабахского конфликта. Однако понятно, что ничего не может быть статичным, и, по сути, следует констатировать, что, фактически, произошло подтверждение формата тройки сопредседателей, но это же означает, что вероятность новых условий и договоренностей велика. Другими словами, если произошло подтверждение переговорного формата в рамках Минской группы, то, по сути, необходимость в новой конференции может отпасть, но, в то же время, вместо этого становится вероятным наличие новых условий и договоренностей.
 
Таким образом, может возникнуть вопрос: какой ценой был вновь подтвержден переговорный формат тройки сопредседателей, и не приняли ли Россия, Франция и США какое-либо новое обязательство перед членами МГ ОБСЕ, связанные с каким-нибудь прогрессом или с инициируемым новым событием в переговорном процессе. В этом случае становится вероятным то, что сохранение Минской группы будет означать не продолжение переговоров, а будет подразумевать какое-нибудь новое начало. Другими словами, формат не меняется, меняется содержание переговоров.
 
Теоретически возможно также то, что обсуждалась другая проблема — чисто техническая проблема усмирения Азербайджана, и приведения его за стол переговоров. В конце концов, тактика военных провокаций Азербайджана привела переговорный процесс на уровень «или-или», когда, либо должен измениться посреднический формат, который больше не может эффективно обеспечить перемирие и стабильность, либо нужно пойти навстречу требованиям Азербайджана, и изменить содержание переговоров. Либо нужно усмирить Азербайджан, и отношение к Баку в случае нарушения перемирия, должно быть наиболее жестким. Но на практике это кажется неосуществимым, поскольку посредством этого отношения Баку, по крайней мере, два члена Минской группы - Россия и Турция — решают важную для себя проблему в регионе — проблему влияния. Следовательно, маловероятно, что вместе с тройкой сопредседателей обсудят вопрос более жесткого отношения к Баку.
 
В соответствии с этим, вопрос относительно того, почему у членов Минской группы ОБСЕ возникла необходимость одобрения переговорного процесса, получения поддержки, и какой ценой была достигнута эта поддержка, остается открытым. Ответы, вероятно, мы получим в июне, после Европейской олимпиады, которая состоится в Баку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.