— Вы только что вернулись из поездки в Габалу и Шеки. Расскажите о своих впечатлениях.
— Данный визит был первым в Габалу и Шеки, и это является частью плана объехать страну и увидеть как можно больше в Азербайджане. Я провел в этих городах два дня, увиделся с представителями общественности, масс-медиа, бизнеса, гражданского общества и просто старался познакомиться с этими местами. Я очень впечатлен красотой Шеки и его историческим и культурным богатством, а также динамизмом Габалы, объемом, инвестиций, вложенных в этот город. И я был особенно рад принять участие в тренировке футбольного клуба «Габала», потому что я большой поклонник футбола. Так что это была отличная поездка.

— Что Вы можете сказать о планах по привлечению британских компаний в Азербайджан?
— Британия является крупнейшим иностранным инвестором Азербайджана. Но большинство наших инвестиций идут в энергетический сектор в силу присутствия ВР и ряда других британских компаний, которые работают с ней. Я действительно заинтересован в том, чтобы Великобритания поддерживала идею Президента Азербайджана о диверсифицированной и более динамичной экономике страны. Поэтому я работал с британскими компаниями и их азербайджанскими коллегами, чтобы определить новые области, в которых британские компании могут поддержать развитие Азербайджана. И я верю, что это будет успешный проект.

— Как Вы оцениваете азербайджано-британские отношения?
— Думаю, что у нас фантастические отношения. Как я сказал, мы являемся одним из самых сильных экономических партнеров Азербайджана благодаря вложениям крупных инвестиций. Мы поддерживаем развитие Азербайджана, у нас очень большое совпадение взглядов по нашей внешней политике, в нашем подходе к проблеме Афганистана, мы активно взаимодействуем и сотрудничаем в борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом, и по Украине, и российскому вызову, и на Ближнем Востоке. Есть много областей, в которых мы сотрудничаем. Так что я очень доволен этими продуктивными отношениями и надеюсь на их дальнейшее развитие.

— Что Вы считаете своей ​​основной задачей на посту посла Соединенного Королевства?
— Я думаю о выведении наших отношений на новый уровень, потому что мы успешно сотрудничаем во многих областях. Сейчас происходит много событий. Поэтому поиск новых областей для сотрудничества может быть проблемой. Также стоит задача обеспечить, чтобы диалог, который мы ведем по вопросам, касающимся прав человека, не препятствовал сотрудничеству в других областях, которые мы в состоянии успешно продвигать вперед.

— Что Вы думаете о нагорно-карабахской проблеме?
— Мы очень надеемся, что будет возможность решить любое разногласие по Нагорному Карабаху мирным путем. Досадно, что произошел конфликт, который привел к гибели стольких людей. На прошлой неделе я посетил в Габале поселение вынужденных переселенцев и говорил с представителями 300 семей, которые там живут. Я послушал их душераздирающие рассказы о боли и страданиях, которые им пришлось пережить, о потере домов, о том, что они не могут посетить могилы своих предков. Я действительно понимаю боль и страдания, которые это вызвало.

Позиция Великобритании заключается в поддержке усилий международного сообщества во главе с Минской группой, направленных на достижение как можно скорее справедливого и мирного урегулирования. Мы твердо верим, что это решение означает возвращение оккупированных территорий, передачу Нагорного Карабаха Азербайджану. Должно быть сделано свободное волеизъявление о статусе Нагорного Карабаха.

Очень досадно, что в последние годы мы не видели прогресса в этом вопросе. Я думаю, что необходима политическая воля обеих сторон для компромисса, который, как все понимают, будет достигнуть нелегко, но это должно быть сделано для разрешения конфликта. Не будет никакого вынесения решений со стороны международного сообщества в отношении одной или другой стороны. Необходимо договориться о компромиссе, чтобы попытаться покончить с этим давним и болезненным конфликтом.

— Как Вы думаете, случится ли это в ближайшем будущем?
— Надеюсь, что да. Я должен признаться, что риторика, которую мы слышим с обеих сторон, не обнадеживающая, она только усугубляет и поляризует позиции. Это увеличивает ненависть друг к другу, а нам нужно понимание друг друга. И вся прошедшая история подтверждает необходимость этого.

— Что вы думаете об организации «Исламское государство»? Ваш премьер недавно заявил, что считает его реальной угрозой для Великобритании.
— Конечно, мы видим в них реальную угрозу для региона, мира и Великобритании. К сожалению, у нас есть этот феномен людей из Великобритании и других частей мира, отправляющихся в Сирию и Ирак, чтобы принять участие в этой насильственной кампании, которая действительно сеет только рознь и хаос.

Мы считаем, что это очень тревожное явление. Международное сообщество должно объединить усилия, чтобы найти способ справиться с этой задачей. Мы считаем, что правительства в Сирии и Ираке также играют очень важную роль. Стоит подчеркнуть, что присутствие «Исламского государства» в Сирии и Ираке не случайно. Это явление возникло в Сирии и Ираке частично в результате сбоев в работе их правительств, в частности в Сирии, где режим Башара Асада в некотором отношении вполне явно и намеренно облегчил его появление с тем, чтобы создать образ врага, чтобы Запад считал их хуже Асада, а затем, как считают некоторые, он попытался бы заключить с ними что-то наподобие фаустовского дьявольского договора.

Как четко дал понять британский министр иностранных дел Филип Хаммонд, это не то, что мы должны делать. То, что «Исламское государство» является огромной угрозой, не означает, что мы должны игнорировать огромный вред и роль, которую сыграл сирийский режим — не только в том, что забрал жизни 200 тысяч человек, но и в создании пространства для этой группы и ее поощрения.

Следует помнить, что «Аль-Каида» в Ираке была поддержана в 2003 и 2004 годах сирийским правительством, чтобы помочь потоку иностранных боевиков в Ирак. Это было похоже на создание сирийского режима, которому также, к сожалению, способствовали бывшие правительства Ирака из-за своих разногласий и сектантской политики. Мы надеемся, что новое правительство в Ираке будет использовать более комплексный подход, который позволит суннитским общинам в Ираке быть частью решения, а не частью проблемы. Ответственность за них также лежит на сирийском правительстве.

— Какова роль Азербайджана в обеспечении региональной стабильности?
— Думаю, что Азербайджан играет позитивную роль. Модель, которую он способен продемонстрировать, то есть светского, мультикультурного, толерантного государства, учитывая, что эта страна еще и с шиитским большинством, — это уже сам по себе мощное послание. Это, мы надеемся, будет примером, которому будут следовать другие, который покажет, что включение, уважение, разнообразие, а не исключение, разногласия и ненависть — это именно то, что мы должны поощрять для создания мира и стабильности в мире.

Меня беспокоит то, что сектантская рознь в регионе угрожает появлением в других странах, и мы знаем, что есть много азербайджанцев, которые отправлялись в Сирию, чтобы бороться или по одну, или по другую сторону баррикад. И я думаю, что правительство страны проводит хорошую работу, пытаясь предотвратить это. Но это возвращает меня к исходной точке в плане того, что же было корнем восстания в Сирии. Это было недовольство управлением.

— Что еще Вы хотели бы сказать об Азербайджане?
— Это фантастическая, динамичная и захватывающая страна. Я с нетерпением жду следующего года и проведения первых Европейских игр и Гран-при «Формулы 1». Надеюсь, что Азербайджан сможет показать себя в мире успешно и позитивно, ведь у Азербайджана столько всего позитивного, чем можно поделиться. Я надеюсь, что правительство будет вести политику, которая будет поддерживать общие цели, содействующие стране как модели успеха и развития в этой части мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.