19 июля исполнилось ровно два десятилетия от начала первой президентской каденции Леонида Даниловича Кучмы. Многие именно с этой даты ведут отсчет развития явления, получившего название «кучмизм». О нем пишут, о нем дискутируют не один год: есть соответствующая статья в «Википедии», в одном из энциклопедических словарей (Львов, 2007, С.104), а поисковик Google выдает около 100 тысяч соответствующих ссылок. И это не случайно. Ведь кучмизм — это система, образовавшаяся на Украине в 1990-ые и протянувшая свои метастазы аж до сегодняшнего дня; Виктор Янукович и его режим — разумеется, не кучмизм как таковой в чистом виде, но это порождение кучмизма, созданный им для собственного пользования некий «новейший Франкенштейн», который восстал на своих творцов и забрал у них главные рычаги властвования. Но — обо всем по порядку.
 
•  В начале 1993 года, когда тогда еще премьер, а не президент Леонид Кучма риторически спрашивал в парламенте: «Скажите мне, какое государство мы строим?». В действительности определенный круг лиц уже точно решил, каким должно быть будущее Украинское государство. По информации, полученной в те времена от одного из тогдашних советников премьера, окружение Леонида Даниловича обсуждало два плана рыночного блицкрига, получившие образные названия: «План пираньи» и «План акулы». По первому, государство должно было способствовать созданию приблизительно пяти миллионов малых, динамических или даже хищных частных предприятий, которые бы растерзали неэффективную государственную собственность и создали на Украине рыночную среду. По «Плану акулы», содействие должно было быть направлено на создание нескольких мощных холдингов, в руки которых перешла бы государственная собственность и которые диктовали бы правила игры в украинской экономике.
 
Очевидно, излишне акцентировать на том, что именно второй план получил поддержку определенного круга лиц и был реализован в последующие годы. Разумеется, полностью воплотить в жизнь любой масштабный план, любую программу невозможно, и все же начертания ближайшего окружения Кучмы (куда входили персонажи, которые до сих пор пытаются реанимировать себя самих как политиков) в своих главных направлениях последовательно реализовывались. Малый бизнес и государственный сектор, начиная где-то так с середины 1990-х, шаг за шагом уступали позиции мощным финансово-промышленным холдингам, которые вскоре стали олигархическими кланами. Итак, в начале 2000-х Украина оказалась если не на финишной прямой реализации «Плана акулы», то накануне этого. Началась так называемая «большая приватизация», когда в руки «акул» должны были перейти последние лакомые куски, которые еще не проглотили эти хищные хозяева экономики. И, разумеется, «акулам» стала нужна политическая система, которая бы не мешала приятному процессу глотания и переваривания.
 
•  Иными словами, кучмизм — не какой-то случайный зигзаг истории, а сочетание объективно-исторических процессов и рационального планирования тогдашней «молодой команды» Леонида Кучмы, которая, собственно, и слепила его как политика. И начинается его творение на полтора года раньше, чем считает большинство исследователей этого периода. «Кучмизм сформировался в результате срастания старых советских чиновников с региональными криминальными элитами; является разновидностью постсоветских режимов», — отмечает «Википедия». К его характерным чертам и «Википедия», и «Энциклопедический словарь» относят: 1) концентрацию власти в руках единой финансово-многопартийной корпорации; 2) декоративную демократию — выборы из инструмента ротации власти превращены в средство ее периодической самолегитимизации; единство законодательной, исполнительной и судебной власти как целостного механизма контроля над обществом и гарантирование неизменности режима с помощью неподконтрольных обществу «силовых структур»; тотальную коррумпированность государственного аппарата. Кажется, эти тезисы нуждаются в серьезных уточнениях — кучмизм на самом деле является куда более серьезным и более сложным явлением, которое не сводится к надстройке над экономикой и обществом, а пропитывает собой весь государственно-общественный организм.
 
...В 2002 году польский еженедельник «Wprost» опубликовал статью о самых богатых людях Центральной и Восточной Европы. Шестое место в рейтинге самых богатых людей этого региона занял «руководитель футбольного клуба «Шахтер» (Донецк) Ринат Ахметов», капитал которого был оценен журналом в 1,7 миллиарда долларов. На десятом месте оказался Виктор Пинчук — депутат и зять президента Кучмы (1,3 млрд долларов). Третьим стал глава Администрации президента Виктор Медведчук (800 млн долларов) — 18-е место в общем рейтинге. Польские аналитики считали источниками этих богатств «комбинацию молодости, прогрессивности, а также знакомств и родительских связей — советских аппаратчиков и чиновников — в сочетании с хроническим недостатком денег в советском бюджете», что, мол, и позволило сегодняшним богачам постсоветского пространства не только Украины зарабатывать миллиарды быстрыми темпами — на фоне обнищания широких масс. Но наивные польские аналитики не задали себе элементарные вопросы: а откуда взялся стартовый капитал этих персонажей? Неужели за счет рублей, в свое время сэкономленных из доходов от юридической практики рядового адвоката Медведчука или зарплаты кандидата технических наук Пинчука?
 
•  «Обмен власти на деньги» — такой была классическая схема получения крупных состояний в первой половине 1990-х в постсоветском пространстве. Команда Леонида Кучмы творчески дополнила и развила ее. Она периодически выбрасывала на финансовый рынок огромные массы эмиссионных купонов, чем обесценивала их; гиперинфляция на Украине достигла одного из наивысших в ХХ веке показателей. Но теряли только те, кто не знал об этих выбросах и кто не имел доступа к эмиссионно-кредитному центру. «Свои» вовремя покупали безналичные и наличные «баксы» на деньги, полученные буквально из воздуха; «чужие» (в том числе и тогда еще 50 миллионов простых украинских граждан) теряли все. Именно из таких «бассейнов» и выплыли будущие «акулы»; главным мерилом бизнес-успеваемости стала, прежде всего, «приближенность к телам» лично Л.Д.Кучмы и членов его семейства. Скажем, кем был В.Пинчук до изменения его семейного статуса? С 1983-го по 1997 годы, по официальной биографии — скромный научный работник Государственного научно-исследовательского проектного института трубной промышленности в Днепропетровске; после того вдруг возглавляет компанию «Интерпайп», становится депутатом, одним из парламентских лидеров, и очень быстро — миллиардером...
 
•  Еще одним из источников приобретения капитала стал привилегированный доступ к объектам приватизации. На начальных этапах этого процесса чрезвычайно трудно было выяснить, что именно приватизируется, на каких условиях и каким образом использовать при этом так называемые «приватизационные счета» (соответствующих сертификатов еще вообще не было). Тот, кто имел доступ ко всему этому — не суть важно, речь шла о приватизации магазина или завода, — оказывался «на коне». А далее гиперинфляция и организованная правительством Кучмы «трастовая афера» изъяла средства зарождающегося среднего класса; на плаву остались преимущественно члены уже формуемых олигархично-клановых структур. Далее чередой пошли загадочные убийства, покушения, исчезновения... И в результате формат приватизации изменился. Скажем, в упомянутом уже 2002 году в январе-августе бюджет получил только $80 млн приватизационных средств, а на год был запланирован $1 млрд. Отчего же поступления от приватизации оказывались традиционно существенно меньшими от запланированных? И почему как-то получалось так, что государственное имущество, созданное украинским народом, регулярно и вполне легально скупали за бесценок какие-то загадочные фирмы, которые, по логике крупного бизнеса, не должны бы иметь за душой ни гроша? И каким чудом это имущество так или иначе оказывалось вскоре под контролем приближенных к Кучме олигархических кланов?
 
•  Человек, воспитанный западным обществом, в ситуации, когда речь идет о чьих-то крупных состояниях, сказал бы: это нормально, в стране должны быть богатые люди, которые заработали деньги благодаря своим менеджерским талантам и сверхчеловеческим усилиям. Очевидно, эти господа сделали что-то полезное не только для себя, но и для родины, так как развитие экономики — дело, доброе для всех. Новые рабочие места, большие налоги в госказне, современные технологии, развитая инфраструктура, меценатство... Да, все это верно. Но не для Украины. Здесь состояния бурно росли за счет сверхэксплуатации «прихватизированных» производств, за счет уничтожения высокотехнологического сегмента отечественной экономики через засилие контролируемого «приближенными к телу» богачами импорта, за счет отказа от развития современной инфраструктуры. И за счет регистрации фирм-владельцев в оффшорах, то есть — неуплаты налогов в украинскую госказну. На тот момент, когда «Wprost» зафиксировал трио самых богатых граждан Украины, вряд ли кто-то мог рассказать, что же построил (заводы, больницы, дороги — все равно) Виктор Пинчук, какими инвестициями в инфраструктуру Донбасса прославился Ринат Ахметов, до каких высот поднял украинскую культуру и науку Украины Виктор Медведчук. Это потом уже, когда их состояниям и месту в обществе начали грозить революционные действия гражданского общества, кто-то из них занялся показной благотворительностью, кто-то начал строить стадионы, а кто-то — «залег на дно»...
 
Но это было уже потом. А вспомните период становления и расцвета кучмизма, когда крупные состояния делались за счет грабежа национальной экономики, ее деградации до уровня середины, а то и начала ХХ века, за счет массового обнищания украинцев и деинтеллектуализации общества (когда читать книги стало немодно, да и некогда — все усилия тратились на выживание?). Только моральные извращенцы способны совершить такое с собственной Родиной. Или люди, которые не считали Украину своей Родиной, лишь территорией для эксплуатации.
 
Поэтому, если мы ведем речь о кучмизме, то к числу его характерных черт следует обязательно отнести моральный и общекультурный упадок общества, его дегуманизацию и «переворачивание ценностей», когда уважительное отношение стали вызывать, образно говоря, не борцы за правду и справедливость, а воры и мошенники. Не в последнюю очередь это достигалось благодаря использованию СМИ, большинство которых (прежде всего телевидение и FM-радиостанции) оказались в руках «приближенных к престолу» нуворишей, которые и стали олигархами. Ведь олигархия — это не в последнюю очередь мощные масс-медиа (включительно с интернетом), это — зрелищный спорт (футбол, в последнее время и хоккей). И все в одних руках — производственные и торговые структуры, финансовые учреждения, масс-медиа, политические партии и группы влияния (квазиобщественные организации). А в придачу во времена Кучмы новоявленная олигархия — и первого, и второго ранжиров — непосредственно фигурировала в структурах законодательной и исполнительной власти.
 
•  Номенклатура как общественный класс, значительная группа людей превратилась в обслугу олихархата — численно небольшой социальной казни, буквально нескольких десятков человек или нескольких сотен, если брать с членами семей и близкими родственниками, которые выполняют в системе те или иные вспомогательные функции. Олигархи уничтожали или подчиняли средний бизнес, независимые СМИ и партии, которые реально не имели других серьезных денежных ресурсов, кроме ресурсов крупного капитала. А честных и профессиональных политиков и бизнесменов система выбрасывала за свои пределы.
 
А кое-кого, кто никоим образом не вписывался в систему, ожидала еще более трагическая судьба. Вспомним смерти Вадима Гетьмана, Владимира Сумина, Анатолия Ермака, убийства журналистов Георгия Гонгадзе и Игоря Александрова, Бориса Деревянко и Петра Шевченко-Билыводы. Появились настоящие «эскадроны смерти», которые обслуживали режим и не исчезли вместе с отходом Кучмы и его окружения от государственного руля; они заработали в полную силу во время Революции Достоинства, а далее, скорее всего, стали составляющей банд-группировок на Востоке и Юге Украины. И среди «политического руководства» террористов наблюдаем воспитанников времени кучмизма.
 
•  И, наконец, для формально-юридического закрепления своего господства «акулы» хотят изменений в государственно-политической системе. Помните фальсифицированный референдум 2000 года? А попытки так называемой «конституционной реформы», которая бы закрепила неототалитаризм с декоративным парламентом, с номинальной многопартийностью и узким гетто, оставленным для реальной оппозиции, чтобы показывать ее Западу, в первые годы ХХІ века? Но такая система, которая должна была служить интересам небольшой группы людей, вызывала резкое отвращение у десятков миллионов украинцев, что и стало одной из главных причин поражения кучмизма и революционных событий 2004 года.
 
Но после того остались силы, призванные к жизни и взращенные режимом Кучмы. Янукович только воплотил то, которое планировалось в годы «развитого кучмизма». Итак, не только диктатор-беглец, но и главный творец олигархата и его приближенные должны нести хотя бы моральную, если не юридическую ответственность за творение явления кучмизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.