Русский драматический театр Литвы - это не филиал России или Советского Союза, подчеркивает руководитель театра Йонас Вайткус, который отозвал гастроли на фестивале в Санкт-Петербурге после того, как его организатор Сергей Шуб подписал заявление в поддержку действий Москвы в Крымском регионе Украины.

Вайткус заявил, что возмущен решением С.Шуба поддержать политику России в Украине и считает, что истоки происходящего надо искать в событиях 1917 года, когда «к власти пришли доярки, хозработницы, пролетарии, и интеллигенция была попросту ликвидирована из жизни общества».

«Надо не насильно загонять людей в идеологические «клетки», не насаждать насильственный патриотизм и не потакать фальшивым лозунгам о родине, которыми пользуются политики с их тёмными делишками. Все это в результате унижает человеческое достоинство, и не каждый в силах этому противостоять», - убежден Вайткус.

Как уже сообщалось, более 500 российских деятелей культуры и искусства поставили свои подписи под письмом в поддержку позиции президента РФ по Украине и Крыму. Среди подписавших письмо был и директор театра-фестиваля «Балтийский дом» Сергей Шуб.

Русский драматический театр Литвы был приглашен принять участие в намеченном на апрель международном фестивале русскоязычных театров зарубежья «Встречи в России» под эгидой театра «Балтийский дом». На фестивале планировался показ спектакля Вайткуса «Евгений Онегин».

- В своем недавнем интервью писатель Владимир Войнович сказал, что он удивлен жизнестойкостью советского человека, имея ввиду 500 деятелей культуры, одобривших действия Путина в Крыму. В их числе оказался и Сергей Шуб, Вас удивил его поступок?
- В какой-то мере он меня удивил, с другой стороны, этого можно было ожидать. Только подумать, столько людей, ведь 500 — это солидная цифра! А истоки, корни всего этого надо искать еще в революции 1917 года, когда к власти пришли доярки, хозработницы, пролетарии, и интеллигенция была попросту ликвидирована из жизни общества.

Я считаю, что поступок этих 500 человек — это отзвук еще тех времен. Упомянутый поступок меня, конечно, удивил, но и провоцирует на более глубокие размышления. Вот что значит отказ от преемственности культуры, идей, ценностей. То же самое ощущается и в Литве. Ведь в 40-х годах в нашей стране одна часть культурного слоя населения была уничтожена и сослана, другая эмигрировала. Мы лишились необходимых для нашей страны людей — ценных из-за их моральных качеств, высоких идей, благородных эмоций и религиозного осознания мира. И эту потерю мы ощущаем до сих пор, хотя, наверное, в несколько меньшей мере, чем Россия.

Я думаю, что обо всем этом надо говорить открыто, в том числе и в школах, и в университетах. Все это нужно постоянно изучать и заново переосмысливать события, которые произошли в нашей истории, и найти какой-то ответ на вопросы о причинах и последствиях. А последствия всего этого наследия мы все сейчас видим очень ясно. Однако людей, унаследовавших пролетарское мышление, осталось очень много, и они продолжают работать в школах и воспитывать в том же духе молодое поколение. Впрочем, они отчасти и не виноваты в том, что у них сформировался такой менталитет. Может быть через сто лет, когда вырастут новые поколения, вырастут другие люди, которые будут осознавать, что такое истинные человеческие ценности, что-то изменится.

Не надо насильно загонять людей в идеологические «клетки», насаждать насильственный патриотизм и потакать фальшивым лозунгам о родине, которыми пользуются политики с их темными делишками. Все это в результате унижает человеческое достоинство, и не каждый в силах этому противостоять.

Это очень странно и страшно, когда людей заставляют унижаться, идти против своей натуры. Я искренне не понимаю, почему все эти люди подписали этот документ, меня даже и не очень интересуют их мотивы. Это дело их совести, и они сами будут с этим разбираться. Но я думаю, что истина рождается не в толпе, истина ходит одна. А вот преступные структуры, да, они используют толпу.

Если вспомнить знаменитые фильмы о жизни мафии, то там очень точно отображено, как они ходят дружески обнявшись, весело танцуют, как они ласково целуются. Но на самом деле их объединяет преступная порука. И я думаю, что это похоже на игры политиков, которые ведут себя очень похоже. Их объединяет общая преступная почва. А главная цель художника — защищать униженного и оскорбленного. Это тема волнует людей искусства еще со времён Достоевского. Если художник этого не чувствует, если у него не болит, что так много несправедливости, и так много грязи, и что вся эта эта грязь даже выставляется как нечто очень ценное, – тогда не имеешь права выходить на сцену, писать романы, также быть журналистом и быть адвокатом, или даже прокурором. Не имеешь права.

Сейчас же потеря этических норм на всех уровнях общества настолько очевидна и пагубна, и очевидно, что мы вынуждены пожинать последствия преступлений прошлого – пролетарского переворота, убийства царя, а в нашем упомянутом конкретном случае - аннексия части чужой страны. И здание государства, построенного на таких страшных вещах, не может просуществовать долго.

- Подобные коллективные письма с выражением поддержки или осуждения были очень распространены в советские времена, как часто Вам лично приходилось быть свидетелем подобных обращений?
- Вы знаете, меня постоянно, примерно с 1972 года, все учат и учат – то учили советские партийные работники, то кагэбешники, то некоторые писатели и работники культуры... Сколько себя помню, все время меня кто-то постоянно призывал «угомониться», понять и принять «их правду». И таких писем, подобных этому, которые пытались заставить подписывать, бывало очень много...

Но я думаю, что в жизни случаются и исключительные вещи – когда дух прорывается на волю, и ты чувствуешь некую общность – не сиюминутную «дружбу», но некое товарищество. Когда ты ощущаешь близость другого человека. И в такие моменты всегда выходит наружу и близость людей различных народов – в то время, когда официальные структуры начинают людям просто лезть на голову, притеснять их. Ведь все равно в каждом человеке заложено стремление к свободе, чувство собственного достоинства, способность к сопереживанию. Ведь, в конце концов, существует и совсем другое письмо...

- Да, и тех, кто его подписали - Макаревича или Хабенского, по их же словам, просто «заклевали»... Кстати, Вы не боитесь подобной реакции от Вашего зрителя?
- В результате эти события и покажут, кто есть кто. Я думаю, что если в литовском государстве есть Русский драматический театр, то это отнюдь не филиал России и не филиал Советского Союза. И это ни в коем случае не «пятая колонна» России, так как все они – граждане Литвы. Они обязаны знать и литовский язык, и, конечно, не забывать свой родной русский.

Мне всегда очень странно звучат эти высказывания о меньшинствах. Это даже звучит как-то унизительно. Почему «меньшинство»? Это ваша историческая родина с населением в почти 200 млн. человек, и вы должны достойно ее представлять, заразить всех вокруг любовью к ней, а не постоянно ожидать какого-то знака извне совершить какое-нибудь античеловеческое действо. А на самом деле эти «троянские кони» понаставлены повсюду, и самое грустное, что это бывают люди, представляющие СМИ, или даже работающие в российском посольстве.

И в результате я убедился, что на самом деле часто случается, что и посольству, разным представляющим Россию организациям, и даже тому же «Балтийскому дому» совершенно неинтересны русские люди, которые здесь проживают, т.е. литовские граждане русской национальности. Например, почему бы им не сделать что-то существенное для местных русских, например, чтобы они могли усовершенствовать свой русский язык. Чтобы и литовцы слышали красивую русскую речь, а не «литуанизированный» ее вариант. А тем временем столько средств выделяется на какую-то бессмысленную муть. А вот когда обращаешься с просьбой для конкретного дело на пользу их соотечественников, то становится понятно, что им это совершенно не нужно. Они просто-напросто ждут каких-то указаний сверху, как себя вести.

- Касательно решения Вашего театра не ехать в Санкт-Петербург... Насколько единодушным оно было?
- Этот разговор велся в два этапа. Я чувствовал, что в связи бурно развивающимися событиями на Украине политическое напряжение стало расти и у нас. И я решил обсудить это с коллективом и услышать, что они думают на этот счет. Мы собрались, откровенно поговорили, и все вместе решили, что театр должен быть выше политики. Ведь мы собираемся отправиться к зрителям, которые нас любят, которые нас знают и нас ждут. У многих из нас там есть и родные, и друзья, и учителя... И мы все решили единогласно, что решаемся ехать на фестиваль «Встречи в России». Это было примерно две недели назад.

А потом мы вдруг узнали, что это политизированное мероприятие, что, оказывается, руководство фестиваля подписало политическое заявление. И нас даже об этом не предупредили, хотя мы сотрудничаем с «Балтийским домом» плотно и давно. Мы не просто гости, мы вносили и серьезный вклад в разработку замысла, концепции этого фестиваля. Теперь он еще больше расширяется, в его программе появились учебные программы, для этого учреждён специальный фонд... А тут вдруг так получилось, что якобы «барин так решил» и ни перед кем не несет никакой ответственности, никаких этических обязательств. Мы с этим не могли согласиться.

А ведь этот человек создал «Балтийский дом» ради дружбы культур, ради дружбы народов. И вдруг поступает с нами так, словно мы какие-то третьестепенные «сателлиты», «бедные родственники», абсолютно не считаясь с нами. И тогда мы решили, что если нас пригласит какой нибудь другой театр, то мы будем сотрудничать, но в «Балтийском доме» мы более играть не хотим.

И после этого я вскоре узнал, что российское посольство неожиданно отказало нам в визах для другой уже намеченной поездке – в Смоленск. Теперь уже не знаю, как и Белоруссия себя поведет с нами, ведь мы вскоре должны гастролировать и там.

- В этой связи вопрос — не будут ли утрачены связи и с «Балтийским домом» и другими российскими театрами, которые налаживались с таким трудом?
- Пока происходят такие политические бури и обмен идеологическими уколами, эти связи, наверное, немного затормозятся. Сейчас ведь повторятся всё то, что было в 90-е годы. А потом все опять стали нормально общаться, и от этого никуда не денешься. Сейчас же политики в очередной раз себя дискредитировали в лице собственного народа.

Но в некотором смысле это может быть и стимул для прозрения. Ведь в России есть мыслящие люди, которые знают историю и русского, и украинского народов, а также в курсе того, что когда-то случилось и с нашим литовским народом, как он пострадал от сталинского режима. Может быть, они сейчас посмеют начать соображать на эту тему, попытаются освободиться от идей толпы, от идей насилия, от идей о мнимых преимуществах одной нации перед другими, некоего гипертрофированного «мускулистого государства» с особо узким взглядом на человеческие взаимоотношения.

Я чувствую, что и в Литве назревает что-то похожее. Это веет в воздухе, раз уж даже такой диктатор, как президент Белоруссии Александр Лукашенко сказал, что вынес положительные уроки из опыта Майдана. Он ведь заявил, что не допустил бы у себя Майдана, но сказал, что коррупция — это страшное явление, которое и спровоцировало Майдан.

Так и в Литве, эти коррупционные силы, потеряв всякую совесть, делают все, что только пожелают, и множат социальную незащищенность и неравенство. И еще изображают из себя демократов, борющихся во имя человеческих ценностей. Все это уже является знамениям, что пора и им делать выводы. Но все же я надеюсь, что наши политики будут несколько несколько умнее и прозорливее и не допустят, чтобы дела дошли до крайностей.

- Как Вы прокомментируете ответ «Балтийского дома» на Ваше письмо?
– Да, в Интернете появился ответ Сергея Шуба на мое письмо. То, что он пытается выставить меня виновником случившегося, является обычным демагогическим ходом взвалить ответственность «с больной головы на здоровую». Но я хочу обратить ваше внимание на его же слова: «В том письме, которое я подписал, главными для меня стали слова о том, что культура, ее духовные и нравственные истоки являются неделимыми и вечными». Значит, другие слова из того же подписанного им заявления - «Вот почему мы твердо заявляем о поддержке позиции Президента Российской Федерации по Украине и Крыму» - являются для него неважными? И знает ли об этом его начальство в Министерстве культуры России? Или он подписывал письмо, не читая его до конца?

Конечно, Сергей Шуб является в России очень значительной персоной, он зависит и от спонсоров, от правительственных структур... Поэтому наша попытка найти в его лице человеческое взаимопонимание вряд ли произведет на него впечатление.

Но мы ведь не одиноки в наших поступках и принципах. Первым так же поступил Херманис (Алвис Херманис и Новый Рижский театр объявили бойкот России — прим. ред.). А Грузия отказала в приезде к ним русской труппе. Кроме того, мне очень многие звонили из Петербурга — они поддерживают нас и также считают, что России пора очнуться. Но вот не знаю, как много времени займет это пробуждение...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.