Кризис на Украине может дать возможность завершить установление равновесия на пространстве бывшего Советского Союза.

Европу преследует призрак новой «холодной войны». Кризис на Украине, усугубляемый голосованием в парламенте Крыма в пользу присоединения к России, угрожает перерасти в классический стереотип конфронтации между Западом и Кремлем. Для понимания возможных последствий развития этой ситуации следует вспомнить, каким образом она достигла такой стадии и как Москва оценивает происходящие события.

В ноябре 2013 года тогдашний президент Виктор Янукович (до сих пор признаваемый всеми партиями как демократически избранный) решил не подписывать соглашение об ассоциации с ЕС. Вместо этого он выбрал предложенный Россией пакет экономических мер по преодолению возникшего кризиса — 15 миллиардов долларов и сниженные цены на природный газ. Вспыхнули протесты, и тысячи людей заполонили центр Киева. Поначалу протестная кампания походила на праздничное действо — с трибун звучали пламенные речи, иностранные лидеры, включая министров, свободно общались с протестующими и выступали перед ними с заявлениями. Высокопоставленные официальные лица из США были запечатлены на фото, когда раздавали бутерброды антиправительстсвенным демонстрантам.

Протесты распространились на города в Западной Украине, где их участники с помощью правых и неонацистских организаций стали силой захватывать правительственные здания. Тем временем в конце февраля в Киеве Янукович определился, что пора очистить улицы от демонстрантов. Началась полицейская акция. Почти 100 человек были убиты. (По последним сообщениям, многие из этих смертей стали результатом стрельбы снайперов из числа оппозиционных сил.)

Таинственным образом полицейская акция была остановлена, и оппозицию пригласили за стол переговоров. В итоге переговоров появилось соглашение от 21 февраля, которое вылилось, по сути, в капитуляцию Януковича. Заверенное министрами иностранных дел трех европейских стран, оно было бесцеремонно отвергнуто протестующими, которых к тому времени уже возглавили радикалы-националисты. Казалось, никто, включая этих трех министров, не возражал.

Янукович сбежал из столицы и позже объявился на юге России. Тем временем украинский парламент назначил Александра Турчинова и.о. президента, а затем и кабинет во главе с премьер-министром Арсением Яценюком. Москва расценила эти события как переворот, подготовленный радикально настроенными украинскими националистами при полной поддержке США и Европы.

Кремль опасается, что Киев сейчас будет проводить агрессивную прозападную политику — не только стремясь к экономической интеграции с ЕС, но и добиваясь членства в НАТО, отбросив нейтральный статус, принятый на себя в 2010 году. Москва также опасается, что Украина может вновь открыть вопрос о судьбе крымского порта Севастополь как базы российского Черноморского флота. Россия опасается, что потеря базы в Крыму изменит стратегический баланс, превратив Черное море в «крупное озеро» под владычеством НАТО.

На этом фоне Москва предприняла оперативные меры по защите Крыма, который не принадлежит России и который большинство крымчан никогда не воспринимало в качестве части Украины. Пока существовал СССР, передача Крыма «в подарок» Украине в 1954 г. советским руководителем Никитой Хрущевым не имела большого значения. Однако она стала яблоком раздора после развала Советского Союза. Россия не уйдет из Крыма, не получив существенных уступок со стороны Киева, который при нынешнем раскладе в украинской столице вряд ли на них согласится. Лучшим сценарием сохранения территориальной целостности Украины явилось бы создание конфедерации с Крымом. Если этого не произойдет, скорее всего, он будет поглощен Российской Федерацией. Голосование в парламенте Крыма является предвестником такого развития событий.

Россия, скорее всего, не повторит крымский сценарий в Восточной и Южной Украине, прежде всего, потому что это могло бы привести к затяжной и кровавой войне, к которой неизбежно подключится Запад. Если власти в Киеве не проявят необходимой мудрости и терпимости, тогда по соседству с Россией может возникнуть гуманитарный кризис в связи с хлынувшим потоком беженцев.

Этническая принадлежность является важным аспектом этого кризиса. Киевская Русь — это культурное наследие, на которое претендуют восточные славяне. Она являлась первой конфедерацией восточнославянских племен на территории от Балтийского до Черного морей. Именно в Киеве князь Владимир принял в X веке христианство и крестил все население Киевской Руси. По сути, «Украина» означает «окраинные земли» или «земли на краю» — ясное и четкое определение, если смотреть из Москвы.

Чтобы преодолеть запутанную ситуацию на Украине, следует отбросить отжившие стереотипы «холодной войны» и подойти к этому кризису как к возможности завершить незаконченный процесс установления геополитического равновесия на бывшем советском пространстве. В условиях триумфальных настроений, возникших с развалом Советского Союза, были забыты задачи по выработке и институционализации новых правил взаимодействия на постсоветском пространстве. Россия считает, что у нее есть естественная сфера влияния, которую должен признавать весь остальной мир. Финляндия, возможно, является примером, которому, как желает Россия, должны следовать пограничные с нею государства — это экономическое взаимодействие с Западом при военном нейтралитете.

Каков бы ни был результат, дела не будут идти в обычном русле, как прежде. Вряд ли материализуется призрак полномасштабной «холодной войны». Возможно, возникнет «холодная война» в ее облегченном варианте, при котором продолжится сотрудничество России и Запада по таким ключевым проблемам, как Сирия, Иран, Афганистан и Северная Корея.

Что же делать Индии? Индия поступит правильно, если будет внимательно следить за развитием событий и анализировать взаимодействие между крупными государствами и их меньшими соседями. В нынешнем украинском кризисе Индия не является игроком, хотя она поддерживает хорошие отношения со всеми вовлеченными сторонами и значимое стратегическое партнерство с некоторыми из них. По этой причине наиболее разумный подход для Нью-Дели, возможно, заключается в том, чтобы придерживаться поговорки «нельзя обидеться на то, что не сказано».

Автор является старшим научным сотрудником научно-исследовательского центра Observer Research Foundation в Нью-Дели.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.