Реакционные силы грузинской политической элиты все-таки сумели использовать католикоса Илию Второго для провала реформы системы местного самоуправления. Прогрессивный проект законодательных поправок, предполагавших существенную децентрализацию власти и наделение регионов широкими полномочиями, по сути, был отвергнут после того, как патриарх Грузинской православной церкви выступил с призывом предотвратить «развал страны», которым якобы чревато принятие Кодекса самоуправления. Противники реформы, мотивирующие свои действия «угрозой сепаратизма в Самцхе-Джавахетии», празднуют победу. Благодаря их усилиям армянонаселенный Ахалкалаки лишился права избирать собственного мэра.
 
Децентрализация и расширение полномочий органов местного самоуправления было одним из главных предвыборных обещаний ныне правящей коалиции. В армянонаселенном Джавахке команда Бидзины Иванишвили победила во многом именно благодаря этому пункту предвыборной программы. В начале все шло относительно гладко. В марте правительство опубликовало Концепцию реформирования системы местной власти. На ее основе был разработан проект Кодекса самоуправления. Предлагаемые изменения, увеличивая самостоятельность региона, призваны были обеспечить большее вовлечение жителей провинций в процесс принятия решений. Это стало бы возможным благодаря проведению прямых выборов мэров. Авторы проекта предложили довести число «самоуправляемых» городов, наделенных правом выбирать градоначальника, до 18-и. (Сейчас таковых только пять — Тбилиси, Кутаиси, Батуми, Рустави и Гори.) Подход, заложенный в основу проекта, в принципе устраивал джавахкских армян. Правительство предлагало проводить прямые выборы мэров во всех городах, число жителей которых превосходит 15 тысяч. А так как по последней переписи в Ахалкалаки живут 15 572 человека, этот крупнейший в Грузии армянонаселенный город должен был получить право на самоуправление. (Жители соседнего армянонаселенного городка Ниноцминда на самостоятельность и не рассчитывали.) Джавахкцы приветствовали последовательность властей, взявшихся, наконец, за решение проблем муниципального управления. Но не тут-то было.

Четвертого декабря патриарх Илия Второй, забыв о том, что церковь в Грузии отделена от государства, счел себя обязанным публично выступить с призывом предотвратить принятие Кодекса самоуправления. Католикос настоял на полной централизации и вертикальном подчинении всех муниципальных структур, руководители которых, по его убеждению, должны назначаться из Тбилиси и всецело подчиняться правительству. Прямой намек Его святейшества на то, что децентрализация приведет к утрате контроля над армянонаселенными регионами, возбудил у грузинского обывателя известные инстинкты. Грузин понять можно. Слово «сепаратизм» вызывает у них страшные ассоциации. Но следует заметить, что Абхазия и Южная Осетия изначально были автономиями и стремились к суверенитету, а армянонаселенные районы Джавахетии добиваются всего лишь самоуправления. Причем в вопросах не политического, а исключительно муниципального характера. Разница принципиальная. Вместо того чтобы разъяснить обывателю эту принципиальную разницу, председатель парламента и премьер-министр немедленно пошли к патриарху с поклоном. Наутро после переговоров правителей с иерархом министр регионального развития Давид Нармания заявил, что «проект Кодекса самоуправления будет усовершенствован и модифицирован с учетом всех замечаний». Впоследствии выяснилось, что власть удовлетворила едва ли не все требования церкви, исключив из проекта Кодекса все самое важное. И в первую очередь то, что больше всего ценили в проекте джавахкские армяне.

В минувшую пятницу на рассмотрение пленарного заседания парламента Грузии был вынесен совсем не тот документ, который был на столе премьер-министра две недели назад. В первую очередь бросается в глаза то, что в новой редакции проекта в числе самоуправляемых городов Ахалкалаки уже не упоминается. Таким образом, становится очевидным, что одним из главных условий православных клерикалов было лишение джавахкских армян механизмов реального самоуправления. Объясните, где тут логика: жители города Мцхета с населением в 7 тысяч 423 человека градоначальника избирать смогут, а Ахалкалаки, в котором проживают 15 тысяч армян, этого права не получит. Чем же Ахалкалаки хуже поселка городского типа Амбролаури, 2 тысячи 400 жителей которого будут иметь избираемого мэра? Неужели только тем, что в Амбролаури в отличие от Ахалкалаки живут грузины? Если так, то где же тут демократия? Это скорее ксенофобия и национализм.
 
Но грузинские законодатели в радикальном пересмотре принципиальных положений кодекса ничего противоестественного не заметили. Парламент большинством голосов (82 депутата из 150-и) принял документ в первом чтении. Нет сомнений в том, что очень скоро проект без существенных корректив еще дважды будет вынесен на голосование и обретет силу закона уже в начале нового года.
Конечно, следует признать, что, несмотря на исключение из Кодекса положений, имеющих наибольшую значимость для джавахкских армян, документ тем не менее по сути своей прогрессивный. Муниципалитеты получат больше свободы в управлении имуществом, в сборе налогов, в территориальном проектировании, развитии инфраструктуры, управлении автомобильными дорогами, уличной торговли, рынками. Органы местного самоуправления смогут самостоятельно предоставлять санкции на проведение митингов и манифестаций, получат право обжаловать в суде решения центральной власти, которые ограничивают их полномочия. Имея в виду все это, лидеры народного движения «Джавахк» поддержали реформу.

Председатель «Джавахка», активист «Грузинской мечты» Норик Карапетян считает, что принятие Кодекса «предоставит больше возможностей для политически активного населения армянонаселенного края». «Что может знать центральное правительство о ситуации в конкретной деревне? Местным органам виднее — где лучше прокладывать дорогу, куда следует провести газ и электричество», — отмечает Карапетян.

С Нориком Карапетяном согласен и глава действующей в Тбилиси организации «Многонациональная Грузия» Арнольд Степанян, немало сделавший для лоббирования проекта Кодекса в парламенте и правительстве. Но Степанян обращает внимание на одно важное обстоятельство. «Некоторые силы во власти осознанно и целенаправленно использовали патриарха для дискредитации идеи самоуправления.
 
Вводя католикоса в заблуждение и прячась за его спиной, они добивались пересмотра некоторых основополагающих принципов, обещанных коалиций «Грузинская мечта» в ходе предвыборной кампании», — отмечает председатель неправительственной организации. По его словам, внутри власти произошел сговор относительно изменения определенных подходов. Но так как внесение в проект недемократических корректив могло быть негативно воспринято институтами гражданского общества, «особую миссию» решили доверить патриарху, авторитет которого в Грузии непререкаем. Легенда о «борьбе с армянским сепаратизмом» в подобных ситуациях бывает наиболее эффективной. Глава «Многонациональной Грузии» убежден в том, что за всем этим стоят высокопоставленные чины Министерства внутренних дел, которые видят в децентрализации реальную угрозу сокращения собственного влияния на местах. Не секрет, что при прошлой администрации вся реальная власть в армянонаселенных регионах принадлежала полиции. Несмотря на прогрессивные инициативы новых правителей, в Джавахке в действительности мало что изменилось. «Офицеры полиции и спецслужб, отличившиеся в годы правления Саакашвили наиболее антигуманными и недемократическими методами работы, не только не были отстранены от дел, но даже получили повышение, — говорит Степанян. — Это те самые люди, через которых в регионе проходили и продолжают проходить практически все мало-мальски значимые бизнес-артерии. Эти полицейские чины осознают, что расширение полномочий муниципальных структур ударит по их карману и пошатнет их власть. Именно потому они и пролоббировали провал наиболее прогрессивных положений реформы».

Глава парламента Грузии, председатель Республиканской партии Давид Усупашвили, являвшийся убежденным сторонником децентрализации системы управления, и сейчас уверен в том, что отказ от прямых выборов мэров городов является регрессом и ущемлением демократии. «Только слабая власть может бояться избранных мэров. Самоуправление — это сила народа. Реформ избегают те, кто боится силы народа», — справедливо отметил Усупашвили на встрече с представленными в парламенте сопартийцами. Но несмотря на правильные слова, спикер все-таки пошел на попятную и позволил пугать соотечественников «армянской угрозой». Отход новых правителей Грузии от обещаний, данных избирателю перед выборами, не делает им чести.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.