Республика Армения за весь 22-летний период независимой государственности переживает свой самый тяжелый период. 3-го сентября 2013 года президент Армении Серж Саргсян в ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным, после завершения 3,5-летнего переговорного процесса по Соглашению об Ассоциации с ЕС, в Москве вдруг заявил о том, что Армения желает вступить в возглавляемый Россией Таможенный союз. 25-го октября Саргсян подтвердил свое заявление и обязался не делать заявлений и не совершать действий, которые будут «противоречить интересам» Таможенного союза.
 
Невзирая на постоянные заверения об обратном, очевидно, что такая череда политических решений стала возможна в условиях беспрецедентного давления со стороны Москвы на официальный Ереван. Какие же рычаги пустил в ход Кремль, которые стали известны, и какие могли быть использованы?
 
Во-первых, газовый шантаж и угроза полного запрета на экспорт армянской продукции в Россию, во-вторых, угроза приостановки частных трансфертов в Армению через банковскую систему России, в-третьих, угроза высылки из России мигрантов-армян и наведение на них «стрелок» инспирируемого российскими властями расизма и ксенофобии, в-четвертых, интенсивные поставки наступательного вооружения Азербайджану и психологическое давление на Армению путем публичных заявлений с угрозами со стороны российских высокопоставленных должностных лиц на предмет возможности возобновления войны в Нагорном Карабахе и “невозможности” выполнения Россией обязательств по гарантированию безопасности, если Армения пойдет на парафирование Соглашения об Ассоциации с ЕС, и, в-пятых, что по всей видимости, оказало самое действенное влияние, угроза (в том числе и публично высказанная российским высокопоставленным дипломатом) внутренней дестабилизации и смены власти путем активизации пророссийских политических сил и других структур, представленных как в правящей коалиции, так и в некоалиционных, якобы, «оппозиционных» фракциях парламента, а также в различных внепарламентских силах и объединениях, немалая часть которых обслуживает криминально-олигархические бизнес-структуры. Причем, они открыто пользовались покровительством российских властных, а порой - и криминальных структур. Многие из них за все время переговоров Армении с ЕС действовали в открытую не только против процесса Ассоциации с ЕС, но и с промосковских позиций выступали против системы европейских демократических ценностей.
 
Вышеприведенные рычаги давления на Армению стали действенными по той причине, что власти в стране на деле не изменили ничего, как в политической, так и экономической системе, что могло бы увеличить запас прочности для противостояния неизбежному давлению Кремля. Власти в Армении, как и почти все представленные в парламенте политические силы, как были, так и остались в своей основе тотально коррумпированными и криминально-олигархическими.
 
В обоснование сделанного, официальная Москва, при поддакивании из Еревана, стала педалировать «необходимость обеспечения безопасности», одним из важнейших факторов которого является российская база в Армении.
 
На данный момент, как свидетельствуют заявления российских высокопоставленных военных, Москва укрепляет свою 102-ю военную базу в Армении, увеличивает численность личного состава российских военнослужащих, расширяет ее задачи, добавляя к ней авиационную составляющую в виде увеличения количества самолетов, способных не только решать задачи охраны воздушного пространства, но и поражать наземные цели, а также создания вертолетной базы для усиления трансляционного и ударного потенциала. Заявляется также, что применение военных вертолетов сделает российскую группировку в Армении на порядок более мобильной, способной вести боевые действия в горах с использованием тактических воздушных десантов, глубоких маневров, в том числе и в тылу вероятного противника. Причем, расширенной группировке российских войск в Армении предписывается решение боевых задач на Южно-Кавказском театре военных действий, но не указывается, кто же вероятный противник, и для действий с какой целью может быть применена эта группировка. Тем самым, представляется, что эта группировка не имеет никакого отношения к обеспечению безопасности Армении и ее народа, а нацелена сугубо на реализацию российской имперской стратегии в регионе. Командир российской базы в Армении недавно публично заявил, что в мирное время главной задачей российских войск в Армении является «стратегическое сдерживание». Под этим «сдерживанием» подразумевается удержание Армении под военно-политическим контролем Москвы, а также воспрепятствование Грузии на пути реализации европейского выбора, который после состоявшихся 27-го октября демократических президентских выборов уже необратим.
 
Процесс формального вступления Армении в Таможенный союз, который в данный момент погряз в глубоких внутренних противоречиях и так и не приобрел функциональную состоятельность, и вряд ли когда-либо обретет, по заявлениям руководителей стран-членов ТС, может затянуться, по меньшей мере, на год-два. Есть очевидные бесспорные причины, по которым Армения просто не сможет стать полноправным членом ТС. Чисто с экономической точки зрения, ввиду отсутствия общей таможенной границы с какой-либо из стран ТС, даже по оценке ряда российских экспертов, членство Армении в ТС – полный нонсенс. С правовой точки зрения, Конституция Армении воспрещает делегирование суверенитета или его части каким-либо надгосударственным органам, тогда как вся таможенная политика и торговые отношения стран-членов ТС с третьими странами определяются Евразийской экономической комиссией ТС, т.е. наднациональным органом. И этот пункт Конституции изменению не подлежит даже путем референдума. Если все же, несмотря на прямой конституционный запрет, под давлением России Армения станет полноценным членом ТС, то этот процесс, с учетом нарастающего военно-политического присутствия России в Армении, начнет обретать прямые признаки оккупации.
 
Остается констатировать, что Москва в Армении форсированно реализует чисто политический проект, целью которого, возможно, является не столько вовлечение Армении в ТС, сколько ее превращение в придаток России. И если эта имперская политика Москвы в отношении Армении будет реализована полностью, то вместе с Россией и Армения окажется в геополитической и цивилизационной изоляции.
 
Таким образом, Россия своей агрессивной политикой подготовила всю необходимую материальную базу для взятия на себя всех полномочий по принятию политических решений вместо Армении в сфере безопасности, внешней политики и экономики, с учетом, плюс к тому, ассиметричного присутствия российских корпораций в стратегических отраслях армянской экономики. Последнее предложение генсека ОДКБ Николая Бордюжи о сотрудничестве в формате НАТО-ОДКБ, предполагающее полную передачу Арменией в ведение Кремля своих отношений с НАТО, обобщает картину: официальный Ереван передал России мандат на управление Арменией, и этому не противится, за исключением нескольких депутатов, весь парламент. Более того, еще до 3-го сентября целый ряд представленных в парламенте политических сил пытались прийти к власти исключительно через поддержку России, априори признавая, что власть в Армении формируется Москвой.
 
Вырисовываются дальнейшие планы России в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта: свести к нулю возможности Минской группы ОБСЕ по достижению реального прогресса в мирном урегулировании конфликта; попытаться добиться роли ведущего посредника в переговорном процессе, преследуя цель выгодного для себя изменения статус-кво в зоне конфликта; наращивая военные поставки сторонам конфликта, поддерживать постоянную напряженность на линии соприкосновения, преследуя цель добиться размещения российского военного контингента в зоне конфликта под вывеской миротворческих сил.
 
Как было сказано выше, усиление трансляционного потенциала российской военной базы в Армении позволяет оперативно перебросить силы и средства в зону Нагорно-Карабахского конфликта, когда российское руководство сочтет возможным. Фактически, вооружая Азербайджан и создавая военный дисбаланс в регионе, с одной стороны, Россия с другой стороны стремится этот баланс, так сказать, восстановить. Но не столько вооружая Армению, сколько усиливая свою базу в Армении, то есть вооружаясь самой.
 
Москва может пойти на резкие шаги и на Каспии, так как ставит целью сорвать планы по выходу «большого газа» Туркмении через Каспий и Азербайджан, а также самого азербайджанского газа на европейские рынки, обходя территорию России. Следует ожидать, что Россия будет применять широкий инструментарий давления на Баку на предмет его вовлечения в имперские “интеграционные” проекты.
 
И далее поддерживая фрагментацию региона Южного Кавказа, Россия не оставит своих попыток по всяческому воспрепятствованию Грузии на ее пути интеграции в ЕС и НАТО. Так как Россия в Грузии, в отличие от Армении, не имеет эффективных рычагов воздействия на внутриполитическую ситуацию, то она будет использовать экономические санкции, дестабилизацию ситуации на административных границах с Южной Осетией, возможно, и с Абхазией, а также продолжать попытки использования нацменьшинств в Грузии для создания очагов напряженности и проблем с соседями, хотя все прежние попытки их использования на протяжении многих лет заканчивались безуспешно.
 
Фактор расширяющегося военно-политического присутствия России в Армении, с учетом новых задач ее военной базы, становится основной угрозой стабильности и безопасности региона Южного Кавказа.
 
Сегодня сдерживающим фактором для полного развертывания политики России на Южном Кавказе является Зимняя олимпиада в Сочи в феврале 2014 года. Очевидно, что если не появятся другие реальные, уже геополитические факторы сдерживания, то после этого у России будет полная свобода действий не только в регионе Южного Кавказа, но и против всех остальных стран-членов Восточного партнерства ЕС, где главной стратегической мишенью была и остается Украина.
 
Россия сегодня испытывает глубокий системный кризис на всех уровнях, и по своей сути, эти «интеграционные» проекты направлены на замедление неизбежных центробежных процессов внутри самой России. Но пока Россия развертывает неоимперскую политику, завернутую в упаковку “интеграционных” проектов. И это представляет серьезную угрозу не только для ее соседей и стран-членов Восточного партнерства, но и для общеевропейской безопасности в целом.
 
Давид Шахназарян, посол президента Армении по особым поручениям в 1992-1995 гг., глава Службы национальной безопасности Армении в 1994-95 гг.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.