Конец месяца был очень богат на события. Лукашенко летал в Астану для разговоров с Назарбаевым и Путиным. Но более результативной стала его встреча с премьером России в Минске. Медведев так говорил о ЕЭС, что белорусский правитель был просто в восторге. А Медведев при этом просто сообщил, что в случае создания ЕЭС Россия готова отказаться от экономических барьеров и тарифного регулирования со странами - участницами ЕЭС. «Наша интеграционная структура требует отказа от экономических барьеров. Это очень трудно, но, если мы хотим интеграцию, нам придется это сделать, даже несмотря на потери, которые понесут экономики наших стран. В России это понимают и готовы нести убытки, понимая, что конечный результат будет еще лучше», - сказал Медведев о создании ЕЭС с 1 января 2015 года.

О каких именно результатах и потерях идет речь, Медведев тактично промолчал.

Но Александр Лукашенко ухватился за эти слова, будто утопающий за спасательный круг. Он сразу же заявил, что Белоруссия будет получать нефть от России по внутрироссийским ценам, и что «максимум до 1 января 2015 года практически все тарифные ограничения, в том числе в нефтяной сфере, будут сняты».

Конечно, здесь Лукашенко, как говорят, в своем амплуа. От переработки миллиона тонн российской нефти Белоруссия, по подсчетам экономистов, имеет до 500 миллионов долларов. Конечно, наша страна при снижении цены на нефть и свободную продажу ее за рубеж без «тарифного» возврата таможенных пошлин России просто расцветет. Поэтому именно отмена «нефтяного тарифа» прежде всего и наиболее важна для «белорусского экономического чуда».

Но Лукашенко поспешил хлопать в ладоши. Во-первых, Медведев ничего не обещал. Заметим, что, говоря о тарифах, он ни словом не обмолвился о том, в какой области это тарифное регулирование может быть снято. По умолчанию, можно, конечно, понять, что это будет касаться и нефти. Но, во-вторых, «понимать», не значит «сделать». Возможность снятия тарифов - это не снятие тарифов. Так что радоваться слишком рано. Есть и «в-третьих», и это отмечают многие эксперты.

Дело в том, что у нас нет проблем с договоренностями. Большую проблему для нас составляют не сами договоренности, а реализация этих договоренностей. Стоит только порыться в интернете, и мы заметим, что «ничего нет нового под солнцем». Например, в 2003 году президенты Белоруссии, Казахстана, России и Украины договорились подписать соглашение о ЕЭП. Соглашение было направлено на проведение согласованной экономической политики, одним из направлений которых было создание единой регулирующей межгосударственной независимой комиссии по торговле и тарифам. Десять лет прошло - и что у нас с торговлей и тарифами? Снова возвращаемся к этому вопросу?

Это только один пример, а сколько их было за нашу историю отношений с Россией! И в рамках Союзного государства, и в рамках ЕЭП, и ЕврАзЭС, и Таможенного союза ... Сейчас - ЕЭС. Сколько еще будет? Стоит отметить и то, что, когда Медведев говорил о тарифах, он говорил «нам». «Нам» - то есть, не только Россия, и Белоруссия, и Казахстан.

Что же Россия в очередной раз может «оттяпать» у Белоруссии? Прежде всего, эксперты говорят, что в обмен на снятие тарифов Россия будет еще раз торопить «синеокую» с приватизацией «фамильного серебра». Но Россия требует это постоянно. Пока не очень успешно. А вот что касается тарифов, то здесь, действительно, требовать есть что. Как ни странно, Белоруссия долго и давно «прокидывает» ближайшего стратегического партнера и союзника на своем рынке. И Россия тоже давно недовольна этим.

Звучит это не очень громко. Все же это не «молочные», «газовые», либо «сахарные» войны, но ... В свое время Минэкономразвития России подготовило специальный доклад о том, как дискредитируются российские товары на международных рынках. Лидером по дискриминации стала союзная Белоруссия. «Синеокая» приняла 23 самых различных дискриминационных мер в отношении российских товаров, от специально составленных условий тендеров госзакупок, по которым в первую очередь приобретаются отечественные и «импортозамещающие» товары, до негласных распоряжений местных органов власти директорам магазинов спрятать российский товар в темное место, чтобы его не было видно на полках. Кстати, на втором месте оказался «вражеский» ЕС, со своими 17-ю мерами.

С созданием Таможенного союза ничто не изменилось. Согласно данным за 2012 год, в Белоруссию было поставлено из России только 2,1 тысячи тракторов, тогда как из Белоруссии в Россию - 59,5 тысячи. «Росагромаш» пожаловался по этому поводу в Евразийскую экономическую комиссию. В жалобе говорится, что Белоруссия проводит конкурсы на закупку сельхозтехники таким образом, чтобы победителем выступали белорусские компании. С подобными претензиями выступил и один из крупнейших российских переработчиков рыбы «Вичюнай-Русь». По его мнению, из-за того, что в Белоруссии действуют ограничения на импорт рыбных изделий, доля российских компаний на белорусском рынке рыбы не превышает 10%. В 2009-2010 годах о подобных проблемах заявляли производители российских комбайнов.

В то же время Россия вступила в ВТО, чем породила для белорусской сельхозтехники частичную потерю российского рынка: забитые тракторами МТЗ склады яркое тому подтверждение. Того же плана и распоряжение Лукашенко продавать технику отечественным колхозникам с отсрочкой и в кредит. И если мы паритетно запустим на наш рынок российских производителей комбайнов и тракторов, не придет ли нашему МТЗ конец?

Мечты Лукашенко о нефти могут пустить под откос пару-тройку десятков белорусских предприятий. Если, конечно, руководители России и Белоруссии, придя в себя, а не торпедируют и эти соглашения.

Перевод: Светлана Тиванова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.