В апреле Газпром, который все сильнее ощущает негативные последствия революции на мировом газовом рынке (за последний год прибыль монополиста уменьшилась почти вдвое, капитализация компании снизилась почти на треть и упала ниже $ 100 млрд., при этом не подтвердились масштабные запасы газа в Восточной Сибири, а компании–импортеры или массово и по нескольку раз получали значительные скидки, или до сих пор пребывают в судах), дважды ударил по своему в прошлом году крупнейшему потребителю – Украине.
 
В частности, подписаны два меморандума с нидерландской Gasunie и польской Evropol Gas о намерении реализации двух новых газопроводов – соответственно третьей нитки «Северного потока» и второй нитки «Ямал – Европа», который проходит через территорию Белоруссии и Польши. Если первый касается Украины опосредованно, то второй, с потенциальной мощностью в 15 млрд. м3, предусмотрен непосредственно для того, чтобы лишить ГТС Украины транзита в Словакию и Венгрию. Сейчас, правда, оба проекта производят впечатление скорее декларативное и как инструмент для шантажа. Вряд ли им будут способствовать указанные растущие финансовые проблемы российского монополиста и неопределенные перспективы европейского газового рынка в свете изменений, происходящих в результате наращивания добычи сланцевого и торговли сжиженным газом в мире. В конце концов, представители польского правительства уже поставили под сомнение необходимость в новом газопроводе с точки зрения диверсификации источников, ведь Польша строит LNG-терминал и разрабатывает сланцевый газ.
 
Однако сам факт выдвижения таких инициатив на фоне отсутствия какого-либо прогресса в газовых переговорах с Украиной (именно с этим, в частности, следует связывать и отложенную уже на конец мая встречу Януковича с лидерами стран Таможенного союза) иллюстрирует патовую ситуацию. Требования, которые выдвигает Кремль, не имеют шансов на прохождение в действующем парламенте, а на односторонние уступки «какой-то Украине» Путин и Газпром не готовы идти по психологическим причинам. Поэтому выход в рамках официальных договоренностей между Нафтогазом и Газпромом или руководством Украины и России вряд ли будет найден.
 
Зато все более четкие очертания приобретает альтернативный вариант выхода из ситуации, который, похоже, вполне может удовлетворить личные интересы влиятельных людей на Украине, но в то же время будет иметь негативные последствия для преодоления атавистической зависимости страны от РФ в энергетической сфере, на что были основания надеяться в результате продолжения газового конфликта.
 
Тыждэнь уже писал, что основные группы во властном конгломерате пытаются использовать высокие цены на российский газ для усиления собственных позиций на энергетическом рынке Украины. Развитие событий в течение I квартала подтвердило наши прогнозы об устранении Нафтогаза с рынка в условиях высоких цен на импортируемый им газ по контрактам с Газпромом. При этом Нафтогаз похоже, подменяют структуры Дмитрия Фирташа. Еще в декабре прошлого года близкий к олигарху председатель правления НАК «Нафтогаз Украины» Евгений Бакулин заявлял, что коммерческим потребителям следовало бы покупать газ у альтернативных трейдеров, поскольку так для них может быть дешевле, а Нафтогазу вместо этого целесообразно оставить обеспечение топливом только населения, бюджетных и коммунальных предприятий. В переводе на общепонятный язык это может означать, что в верхах разрабатывают план приватизации прибыльного сегмента газового бизнеса (поскольку коммерческие потребители платят обычно рыночную цену), дотационный при этом остается государству. (Кстати, аналогичный принцип действующая власть пытается применять и в других секторах, например именно в этом заключается идея передачи частным операторам грузовых перевозок по железной дороге, тогда как пассажирские должны остаться у государства и в дальнейшем).
 
Изменяется ли сумма от перестановки слагаемых
 
Непосредственная же фаза воплощения соответствующего замысла, видимо, началась в феврале – марте и, судя по последним заявлениям министра энергетики Эдуарда Ставицкого о том, что Нафтогаз фактически не покупает российский газ в апреле, продолжается. Если в январе НАК закупил у Газпрома 2,4 миллиарда м3 газа на $ 1 млрд., то уже с февраля ситуация кардинально изменилась: по данным Минэнерго, «Нафтогаз Украины» импортировал лишь 0,4 млрд. м3 (что позволило сократить расходы средств и валюты из золотовалютных резервов до $ 0,16 млрд.), а в марте – 0,2 млрд. м3 (на $ 0,08 млрд.). Однако при этом данные Гостаможслужбы свидетельствуют об импорте из РФ в I квартале 2013 года голубого топлива на $ 3,06 миллиарда, то есть речь идет о почти среднемесячном темпе закачки российского газа в прошлом году. Поэтому Ostchem Holding Дмитрия Фирташа взял на себя более половины всего объема импорта голубого топлива из России за I квартал (в феврале, например, более 80%, или 1,8 млрд. м3).
 
Резкое сокращение импорта газа госкомпанией совпало с проблемами в расчете за газ перед Газпромом. Событие осталась мало замеченным в СМИ, а заместитель председателя правления Нафтогаза Вадим Чупрун 26 февраля объяснил проблему исключительно «техническими неточностями», однако после этого НАК сократил импорт топлива до символических объемов, а вопрос его финансовой состоятельности остался открытым. (Например, в 2012 году Нафтогаз получил чистый убыток в размере 10,3 млрд. грн., тогда как в 2011-м чистая прибыль составила 7,8 млрд. грн.). Кстати, в связи с этим заметен и другой факт: именно с января, хотя и очень медленно, начали расти и валютные резервы НБУ, а именно из них, как известно, Нафтогаз получал около миллиарда долларов для ежемесячной оплаты за газ.
 
Во второй половине февраля Дмитрий Фирташ сообщил, что об обеспечении промышленных потребителей газом (которым он продается по цене значительно выше, чем населению) его «попросило» руководство Нафтогаза. А ряд крупных предприятий, по информации источников Тыжня, были предупреждены, что с марта продавать им топливо будут различные аффилированные с Дмитрием Фирташем структуры. Но дело не ограничивается замещением структурами Фирташа только Нафтогаза. В регионах, похоже, начался процесс целенаправленного перевода всех коммерческих потребителей, включая тех, которые раньше покупали топливо у других частных газотрейдеров, в клиенты компаний Фрташа. Например, Общественный совет при Сумской ОГА обратился к Сергею Арбузову с просьбой защитить ряд компаний области от отключений газа подконтрольным Дмитрию Фирташу ЗАО «Сумыгаз» с 1 марта под предлогом «отсутствия плановых лимитов природного газа». Но «своим» потребителям, хотя у них также отсутствуют лимиты газа, предприятие в первый месяц весны все же поставляло топливо. Похоже, что таким образом компании Сумщины, которые покупали газ у других частных газотрейдеров, мотивировали переходить на обслуживание у правильного поставщика, то есть структур Дмитрия Фирташа.
 
Чем руководствуется власть, сбрасывая закупки российского газа на компании Дмитрия Фирташа? Вариантов ответов может быть несколько. Первый: таким образом пытаются оттянуть время до возможного достижения договоренностей с Россией, чтобы потом поставлять газ в необходимых объемах уже по значительно более низкой цене. Впрочем, такой сценарий представляется маловероятным. Возможно, очередное «выездное» заседание парламента и сможет принять нужное Януковичу решение о «Харьковских соглашениях-2», однако его легитимность, а следовательно, и долговечность в случае смены власти на Украине не могут не вызывать сомнений у Кремля. Ведь Россия даже фактически вышла из переговорного процесса в начале апреля, когда парламентский кризис достиг пика: украинская ГТС на год-два вряд ли нужна Москве ввиду и так достаточно низких сейчас тарифов за прокачку по ней голубого топлива. В нынешнем парламенте, как уже говорилось ранее, легитимно протащить решение о сдаче ГТС России маловероятно. Получить же новый, даже при идеальном для власти стечении обстоятельств, до конца года так же нереально. Вторым вариантом может быть надежда власти компенсировать недобор российского газа у Газпрома сейчас за счет его закупки в теплое время года (когда спотовые цены значительно падают) у европейских компаний. Чиновники уже сейчас активно тиражируют соглашения о лимитах закупки и транзита с западными соседями, хотя до сих пор по ним поставлялись символические объемы топлива (например из Германии за все время реверсивных поставок не поступало более 0,05 миллиардов м3 в месяц).
 
Однако более вероятным все же является именно вариант тихой сдачи газового рынка структурам Дмитрия Фирташа, при котором Нафтогаз сможет максимум докупить до конца года 5-10 млрд. м3 российского газа для покрытия объемов, которых ему не хватает для обслуживания населения, бюджетных и коммунальных предприятий. Зато частные трейдеры, прежде всего Дмитрия Фирташа, а возможно, и близкие к «Семье», уже в этом году возьмут на себя большую часть продажи топлива коммерческим потребителям. Заявку на лицензию для поставок газа им в объеме 6 млрд. м3 подала также Западная нефтегазовая компания, но пока ей отказали. И якобы все довольны: власть получает пропагандистскую иллюзию «отказа от зависимости от дорогого российского газа», доля которого в структуре потребления НАК «Нафтогаз Украины» действительно может упасть до 25-30%, а возможно, и меньше; высокорентабельный сегмент газового бизнеса вместо этого опять будет выведен в «свои» частные руки. При этом нынешняя схема поставок газа коммерческим потребителям является более оптимальной для тех, кто ее использует, если сравнивать ее с деятельностью RosUkrEnergo, ведь на этот раз по всей цепочке – от импорта до поставки конечному потребителю – никакого присутствия государства в лице Нафтогаза или его дочерних компаний, даже с ручным менеджментом. Поэтому, очевидно, годовые объемы импорта Украиной топлива не сократятся – не докупленное Нафтогазом выберут частные трейдеры. В таком случае Россия сохранит лицо: Нафтогазу и «несговорчивой Украине» не уступили, сокращения объемов сбыта газа и потерю крупнейшего для себя рынка избежали.
 
Экспорт вместо импортозамещения
 
12 апреля  министр энергетики и угольной  промышленности Украины Эдуард  Ставицкий сообщил, что через  четыре – пять лет инвесторы  смогут начать экспорт украинского газа в Европу, «а к середине следующего десятилетия Украина может стать нетто-экспортером». Формулировка сама по себе красноречива, поскольку свидетельствует, что во власти рассуждают не так над замещением импортного газа из РФ топливом собственной добычи, как о намерении экспортировать своего газа больше, чем будет импортироваться на Украину из той же России. Соответствующую логику понять можно, если учесть, что в результате политической целесообразности газ внутренней добычи приходится продавать в стране по ценам, значительно ниже рыночных, зато от экспорта можно получать достаточно высокие доходы. Одновременно импортировать голубое топливо из-за границы также с высокой рентабельностью для тех, кто этим занимается.
 
Но перспектива стать нетто-экспортером сама по себе стране ничего не дает. Это не освобождает государство от энергетической зависимости и связанной с этим возможности политического влияния, особенно если рынок будет либерализован поверхностно и его смогут в перспективе легко захватить близкие к Газпрому структуры и использовать доминирующее положение для давления. Поэтому украинский газовый бизнес многими нитями будет продолжать быть тесно связанным с российским газовым государственным монополистом, а значит, Кремлем. Исчезнет шанс на ослабление зависимости Украины от России, к чему могло бы привести дальнейшее свертывание торгово-экономических связей в газовой и других сферах. Следовательно, унаследованная от СССР вредная для страны взаимозависимость не будет разорвана, что увеличит угрозу втягивания Украины в российскоцентристское интеграционное пространство, или по крайней мере усложнит ее выход из орбиты влияния Кремля. Энергетическая «дубинка» просто модифицируется, станет более объемной, а методы ее использования для давления – менее заметными для широкой общественности, а поэтому будет еще опаснее. Вместе с тем мировые ТНК, которые сейчас планируют масштабную добычу на Украине нетрадиционного газа, могут и не проявлять интереса к его сбыту на внутреннем рынке с его непрозрачными и непредсказуемыми правилами игры.
 
Перевод: Антон Ефремов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.