Во время опроса, проведенного недавно в Грузии Национальным демократическим институтом (National Democratic Institute), 68% респондентов положительно отозвались об обещании Тбилиси восстановить железнодорожное сообщение с Россией через территорию самопровозглашенной Абхазии. Дым после выборов в Грузии постепенно рассеивается, и барьеры на пути региональной интеграции в этом регионе, где в последние годы наблюдалось лишь усиление политического и экономического раскола, медленно рушатся. Пользуясь своим уникальным геостратегическим положением и историей, Грузия может сегодня развернуть вспять тенденцию раскола и вернуться к региональной интеграции путем реализации инфраструктурных проектов и проведения политического диалога с соседями.


Транскавказская железная дорога – единственная, связывающая Россию с Грузией. Построила ее царская Россия, а в начальный советский период она была расширена. После распада Советского Союза, когда начиналась кровопролитная гражданская война между Грузией и ее сепаратистским регионом Абхазией, эта стратегическая железная дорога была перекрыта. Впоследствии из-за конфликта в Нагорном Карабахе, что в соседнем Азербайджане, также перестало действовать железнодорожное сообщение между Россией и не имеющей выхода к морю Арменией, и теперь Москва может осуществлять снабжение своей пятитысячной военной группировки в этой стране исключительно по воздуху.

Читайте также: Старые новые вызовы нового правительства Грузии


Изменение тональности


С изменениями в составе правительства Грузии после выборов 2 октября, когда антироссийская партия президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» проиграла коалиции нынешнего премьер-министра Бидзины Иванишвили «Грузинская места», возобновились прямые переговоры между грузинскими и российскими дипломатами – впервые после разрыва двусторонних отношений из-за грузино-российской войны 2008 года.

В дополнение к улучшению российско-грузинских отношений Иванишвили пообещал приложить усилия по урегулированию конфликтов Грузии с отколовшимися от нее регионами. Самым конкретным признаком этого стало его обещание подумать о восстановлении железнодорожного сообщения с Абхазией, хотя нынешнее состояние отношений между Грузией и Абхазией остается труднопреодолимым препятствием.

Абхазская перспектива

Заместитель министра иностранных дел Абхазии Ираклий Хинтба объяснил, что Саакашвили никогда не признавал существование грузино-абхазского конфликта, представляя его в виде конфликта между Грузией и Россией, и сегодня возможно очень мало из того, что можно было сделать до августа 2008 года. «Реалии изменились, и поэтому мы не испытываем особого энтузиазма и не видим никаких перспектив в контактах с Иванишвили  по вопросу нашего будущего».

Также по теме: О чем может договорится Россия и Грузия?

Тем не менее, в отсутствие каких-либо надежд на признание Грузией абхазской независимости при нынешнем руководстве в Тбилиси, которое, похоже, действует по схеме разделения власти между Иванишвили  и Саакашвили, Хинтба объясняет, что о железнодорожном проекте можно договориться в рамках более крупного пакета соглашений, где будут гарантии невозобновления насилия со стороны Грузии. «Но в то же время, мы должны быть полностью уверены в том, что если железная дорога пойдет из Армении в Россию через Грузию и Абхазию, Абхазия будет законной владелицей своей части железнодорожного пути», - говорит он.

Железная дорога


В период с 2003 по 2005 годы было предпринято несколько  попыток сдвинуть железнодорожный проект с мертвой точки. Был создан консорциум с участием России, Грузии и Армении с целью восстановления разрушенного в годы войны абхазского отрезка железной дороги. Однако переговоры были сорваны по техническим причинам, в том числе, из-за отсутствия в переговорном формате Абхазии. Но это было до того, как Россия официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии сразу после августовской войны 2008 года. Естественно, новая действительность осложнила переговорный процесс для грузинского руководства.

«Если заинтересованные в железной дороге люди настроены серьезно, им следует сделать все возможное, чтобы Абхазия стала равноправной участницей данного проекта со своими интересами, - говори Хинтба. – Но конечно же, необходимо рассчитать политические риски, поскольку это будет влиять на наше будущее. Уровень доверия между Абхазией и Грузией в настоящее время ниже нуля».

Директор известной абхазской некоммерческой организации Центр гуманитарных программ Арда Инал-Ипа говорит, что в абхазском обществе силен раскол и осадный менталитет, из-за чего любые разговоры о региональной интеграции с Грузией воспринимаются в штыки. «Мы научились жить в очень суровых экономических условиях, находясь под действием международных санкций. Есть много людей, которые не хотят продвижения совместных экономических проектов, поскольку они могут оказаться опасными для нас. Не думаю, что это правильная позиция, но многие люди хотят предотвратить то, что они воспринимают как угрозу. Они просто не желают идти на риск, связанный с решением проблем, которые могут возникнуть вместе с новыми экономическими возможностями».

Читайте также: «Грузинская мечта» демонстрирует свою темную сторону

Инал-Ипа считает, что некоторые угрозы Абхазии просто нереальны в новой обстановке и в связи с российскими гарантиями безопасности, которые Москва дала вместе с признанием ее независимости. Но «в обществе остаются старые взгляды, которые основаны в основном  на прежних реалиях», подчеркивает она.

Зависимость от России и неравномерное развитие

Тем не менее, существует и другая часть абхазского общества, заявляет Инал-Ипа, которая представлена деловым сообществом, а оно хочет изменить ситуацию в стране и взгляды в обществе. «Мы понимаем, что в абхазском обществе есть множество проблем, и нам необходимо самим зарабатывать деньги, обеспечивая себя».

Если не считать прямой помощи из России, которая поступает после признания Абхазии в 2008 году, ее экономика почти полностью зависит от иностранных туристов, в основном от россиян и украинцев, желающих недорого отдохнуть. По словам Инал-Ипа, необходимо диверсифицировать абхазскую экономику, потому что «внимание исключительно к туризму, за что выступают некоторые люди, будет иметь не только экологические, но и культурные последствия».

Более того, после признания Абхазия получила от России 2 миллиарда рублей (65 миллионов долларов) на восстановление инфраструктуры, в том числе, на большую часть абхазского отрезка железной дороги к северу от столицы Сухума. Эти средства в Абхазии распределялись в закрытом режиме, считают многие, особенно с учетом того, что контракты получила российская компания.

Такое отсутствие экономической диверсификации и «неравномерное развитие», о котором говорят многие обозреватели, отчасти является результатом того, что Грузия настаивает на своей пользующейся западной поддержкой политике «сотрудничества без признания» в отношениях с Абхазией.

Также по теме: У Грузии своя политика в отношении Абхазии и Южной Осетии

Паата Закареишвили, работавший старшим научным сотрудником Института изучения национализма и конфликта, прежде чем занять в октябре 2012 года должность министра по вопросам реинтеграции, написал в своей опубликованной Международным институтом стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) статье, что было предпринято «мало практических шагов для уменьшения усиливающейся зависимости республики» от России. Закареишвили выступает за использование мировым сообществом «мягкой силы», чтобы «налаживать контакты с гражданами республики в рамках экономических проектов, узаконивать ее экспорт, а также использовать  ее территорию для транзитных перевозок грузов и людей в регионе».

Железная дорога в свете ВТО

Каким бы ни было отношение Запада к сотрудничеству с Абхазией или к отсутствию такового, новая торговая политика в связи с вступлением России в ВТО и оформляющийся экономический союз России со странами региона серьезно усиливает потребность в восстановлении железнодорожного сообщения в предстоящие годы. Еще до прихода Иванишвили  к власти вступление России в августе 2012 года в ВТО, а также ее соглашение с Грузией о таможенном контроле стали ключевыми шагами в этом направлении. Поскольку два из трех пограничных переходов Грузии с Россией находятся под контролем сепаратистских властей, соглашение предусматривает сооружение и международный контроль над таможенными пропускными пунктами на российской и грузинской границах с Абхазией и Южной Осетией, а их территории названы «торговыми коридорами».

Обнаруженный в Абхазии схрон с оружием и боеприпасами


Некоторые группировки в Абхазии попытались доказать, что Россия подписанием такого соглашения попирает абхазские интересы и суверенитет, говорит Хинтба. Однако российско-грузинское соглашение о создании постов таможенного контроля означает, что «Грузия признает существование государственной границы с Абхазией». Каким бы ни было толкование этих государственных границ, вопрос о таможенном контроле, который был главным камнем преткновения на предыдущих переговорах о восстановлении железной дороги, сейчас кажется решенным.

Читайте также: Курьез «Грузия-НАТО»


«В определенном смысле эту железную дорогу можно привязать к процессу ВТО. Поскольку мы будем собирать таможенные и транзитные сборы за товары, которыми обмениваются Россия и Грузия, железная дорога очень выгодна Абхазии, - говорит Хинтба. – В этом контексте существование такой железной дороги может быть оправданным, но сначала нам надо сделать легитимной необходимость начала переговоров [с Грузией] по данному вопросу, потому что  пока единодушия в обществе нет».

Новая экономическая парадигма в регионе

Восстановление железной дороги также приведет к активизации российских усилий по развитию экономической и военной интеграции со странами, расположенными на ее периферии, поскольку Москва расширяет свой Таможенный союз, являющийся ключевой основой для создания Евразийского союза между бывшими советскими республиками. Таможенный союз предусматривает постепенный и тщательно взвешенный отказ от таможенных пошлин и мощное развитие внутренней торговли между его странами-членами. Хотя Грузия по-прежнему  ориентирована на вступление в НАТО и Евросоюз, перспектива такого вступления кажется весьма неопределенной. А Грузия могла бы серьезно выиграть, способствуя наращиванию и повышению эффективности торговли между Россией и Арменией, с которой у России нет общей сухопутной границы, но которая пока поддерживает тесные связи с Москвой и состоит в созданных  ею экономических и военных структурах.

Также по теме: Изменится ли курс евроатлантичской интеграции Грузии?

Во время встречи 16 ноября в Ереване между представителями бывших советских республик премьер-министр Армении Тигран Саркисян высказался за возрождение абхазо-грузинского участка железной дороги. «Железнодорожные перевозки сравнительно дешевы, и если эта железная дорога заработает, стоимость перевозок уменьшится. В железной дороге заинтересованы многие отрасли, поскольку доходы у них вырастут, и от этого выиграет экономика Армении в целом», - заявил он.

Заглядывая в будущее

Грузинское руководство должно сначала приложить искренние усилия по налаживанию переговорного процесса с Абхазией как с равной стороной, если этот железнодорожный проект не сводится к одной только политической риторике. Когда эта цель будет достигнута, Грузия сумеет наглядно продемонстрировать свою роль подлинного регионального лидера, причем не только в вопросах обеспечения развития торговли и пассажирских перевозок в регионе, но и в качестве катализатора данного процесса, благодаря которому всего этого удалось достичь. Но здесь есть еще много чего другого, поскольку на геополитическом уровне присутствуют и сторонние интересы, проводникам которых, может, и не захочется менять сложившееся в регионе положение вещей, ибо он является центром энергетических интересов Запада. В таких условиях Грузии необходимо действовать осторожно и аккуратно, чтобы сохранить баланс между заявленными ею целями внешней политики и действующими торговыми обязательствами, и с постоянно меняющейся и развивающейся региональной динамикой, а зачастую и с конкурирующими экономическими интересами соседей и других стран из ближнего зарубежья.

Иэн Карвер – внештатный консультант, работающий в области глобального развития. С 2006 года он живет в Грузии и часто бывает в Абхазии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.