Еще до того, как в Эстонии партия Реформ успела свести счеты с Сильвером Мейкаром (член ведущей правящей партии Реформ, рассказавший о денежных махинациях в политической организации и исключенный после этого из партии – прим. перевод.), в России из Государственной думы вылетел народный депутат Геннадий Гудков.  

Разница - лишь в масштабе и развитости вертикали власти. В Эстонии парламент еще является местом для дискуссий. В российской Думе каждый должен исполнять свою роль. Но ни Гудков, ни Мейкар не хотели понимать этого, они даже поверили, что могут думать самостоятельно. 

Когда профессор Рейн Рауд говорит о возврате Эстонии в ментальный коммунизм, то может быть, вместо того, чтобы стремиться войти в пятерку самых богатых, следует держаться за восточного соседа?

Мы и так бежим по параллельным кривым. Разумеется, по отстоящим далеко друг от друга, но по тем же самым рельсам бежим рядом с государством, отошедшим от коммунизма и превращающимся в мафиозное по образцу созданного Пиночетом. Надеюсь, у нас за образец не берется сообщество КГБ, захватившее власть в Москве, - скорее, это делается инстинктивно. Но приятнее от этого не становится.

«Сиди дома!» звучит однозначное послание властей соседа. «Наслаждайся мыслью, что у тебя по сравнению с остальной Европой дела идут неплохо!» Знакомо? А для других – автозаки, угрозы, статьи. Бежать, бежать, пока молод и еще можно найти где-либо новую родину! Ходят слухи, что в Москве даже на дискотеки ходят с иностранным паспортом, а вдруг придется быстро уносить ноги из страны. Моя здешняя хорошая подруга вернулась домой из Лондона домой в легком шоке – она никак не смогла объяснить бывшим соотечественникам, почему она все еще пребывает в России.

Или жить по-прежнему бараном? Пожалуйста, живи. Или иди под нож. Ведь все равно. Удушение и чувство угасания, которые описывают уезжающие и из Эстонии, свидетельствуют, что вера в действующую демократию заканчивается и у нас. Но когда умирает надежда, то что же остается? Все та же движущаяся к мафии модернизированная Советская страна, где вслух думать можно только по правилам партии. Молчаливое единомыслие после денежного скандала подтверждает: это неважно, какая партия диктует, о чем говорить.


Самым большим прегрешением Мейкара было то, что он показал пальцем на квартиру, откуда деньги берут. В России за подобные намеки людей избивали до потери сознания, ломали пальцы, расстреливали… Под солнцем Кремля и более мелкое несогласие с властями заканчивается уголовными делами, камерами закоючения, а если не повезет, то и пытками до смерти - как в случае с Магнитским. Но глянь-ка, уже и в Эстонии раздался звучный голос финансиста партии Реформ Урмаса Сыырумаа, призвавшего арестовать Мейкара «для выяснения обстоятельств». В российском государстве выясняют обстоятельства с помощью пустой бутылки из-под шампанского, нашедшей новое применение.

В Эстонии этого пока еще нет. Но опыт сомнительного применения силы у нас есть. Были D – терминал, куда свозили не всех участников прямого насилия (D – терминал Таллинского порта, превращенный в 2007 году во время событий, связанных с Бронзовым солдатом, в место задержания участников выступления против властей – прим. перевод.), был обыск в штаб-квартире оппозиционной партии.

Как после разрушений и смертей на улице Гурьянова к власти пришел Владимир Путин, растаптывающий демократию, так у нас после уборки осколков стекол, оставшихся после событий из-за бронзового человека, с Тынисмяги посыпались законопроекты, один за другим усиливающие власть правящей клики. И все - якобы, в интересах порядка и безопасности.   

Организуешь манифестацию, которая перерастет в насилие (а ты не сможешь ничего поделать, если кто-то направит на митинг провокаторов)? В тюрьму! Ты - не гражданин Эстонии, но тоже что-то проводишь – тоже в тюрьму! Медийное издание выступает с утверждением, которое нельзя подтвердить – предупредительный штраф! Как в «Меелисе» Энна Киппеля, откуда я еще в детстве узнал, что по субботам можно бить и за будущие грехи.

При этом желание младшего партнера в правительстве Эстонии ужесточить наказания за преступления, связанные с митингами, было столь велико, что этот вопрос увязали со спасением государственного бюджета. И только "нажавший на тормоза" президент помешал исполнению мечты самой вертикальной власти. Так что это тема - не только одной партии.
 
Эти параграфы звучат еще очень мягко по сравнению с тем, что задумывалось ранее. Если не верите, посмотрите на продукцию министерства юстиции «бронзовых времен» сквозь контекст сегодняшнего дня. Ах, это всего лишь текст? Говорят, что и при пытках огромную роль играет психологическая подготовка, показ щипцов для вырывания языка и детальное описание принципа их действия.
 
Поскольку к шоку безопасности прибавился еще и экономический кризис, со времен набрасывания петли на Бронзового человека все рассматривается, словно сквозь призму войны. Ментальное военное положение объясняет уже ставший привычкой способ отвечать на каждый кризис быстрыми, решительными ударами - это вместо обсуждения.

И вновь после испуга барабанную перепонку разрывает паровой свисток законодательного котла. Силовым структурам - шоры на глаза! Супер-мысль, которая, правда, оформится в законопроект только когда станет ясно, что аппарат насилия не способен воздействовать на лагерь соперника и даже показывает зубы самому хозяину. Кстати, в Москве у власти с системой юстиции, кроме пары отдельных судей (в основном - женщин, возможно, со слишком красивыми глазами), давно уже нет проблем.

Разжигание розни объявить преступлением! Возможно, так и должно быть. Поражает социальная и сексистская ненависть, стекающая с Тоомпеа. Происходившее с Бронзовым человеком нуждалось, по меньшей мере, в расследовании по этой статье. Но почему первыми на Тоомпеа прорисовываются значительно более «благородные» мотивы, чем издевательства?  

Неважно, такой пример уже есть. Российская статья 282, экстремизм. Если противника не в чем упрекнуть, пускают в ход ее. Один из самых распространенных инструментов, кстати.

Но он все-таки немного слабоват. В Думе автор и других суровых законопроектов Алексей Митрофанов уже внес предложение назвать уголовным преступлением и критику партий. Вот это уровень!

Но если хотите протестовать – не исключено, что нашисты в канун чувствительных дат застолбят все главные площади Москвы для несущественных мероприятий. Такого в европейской демократии случиться не может, не так ли?

В романе Артура Кларка «Свидание с Рамой» Солнечную систему посещают пришельцы, напоминающие пауков. У них действует золотой принцип: все, кто хотя бы опосредствованно участвовал в войне, после окончания боевых действий уничтожаются. Чтобы менталитет военного времени не отравлял атмосферу мирного периода.

 У нас в Эстонии еще есть надежда противостоять духовным воякам. Выборы сегодня все же свободны, судьи независимы, граждане еще не испорчены. И если уж дошло дело до воспоминаний о советском времени, пробренчу на ужасно расстроенном пианино единственный мотив, который знаю: «Мой верный друг, поверь мне, народы все стремятся к миру…»

Перевод Алексей Архипов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.