Выдача Венгрией Азербайджану убийцы армянского офицера и последующая его героизация продолжает оставаться в центре внимания. Беспрецедентные по своему цинизму последствия этой сделки не вызвали одобрения ни в одной стране мира. О том, как это может сказаться на общем геополитическом климате региона - наша беседа с директором Института Кавказа, политологом Александром Искандаряном.

- С трудом представляется, что Венгрия не была осведомлена о происходящих на Южном Кавказе процессах и не представляла, какие последствия может повлечь за собой ее решение. Что же имело место: оплошность Венгрии, грязная сделка стоимостью в 2-3 млрд евро или это часть какой-то другой большой игры?
- Венгрия вообще страна проблемная в смысле специфической политики и вызывает различного рода нарекания у остальных европейских стран и у международных наблюдателей. В составе венгерского парламента и отчасти в правительстве находятся люди, которые в остальной Европе трактуются как этнонационалисты.

Кроме того, Венгрия - страна проблемная экономически. Проблемы эти достаточно серьезны, и решать их у Будапешта не очень уж получается.

Конечно же, я - политолог, а не шпион, и под столом у господина Орбана с диктофоном я не сидел. Поэтому не могу доказать, имеет отношение или не имеет заявленная покупка бонов у Венгрии Азербайджаном к той сделке. Но для того, чтобы понять, что Азербайджан, как только получит преступника, сразу его отпустит, достаточно было до сделки набрать слово «сафаров» латиницей в google. Тут же появлялось большое количество заявлений различного рода от их официальных и неофициальных лиц, из чего было ясно - Азербайджан давно пытается добиться выдачи Рамиля Сафарова.

Чрезвычайно глупо было бы предполагать, что Азербайджан, как это по закону полагается, собирается его заполучить для того, чтобы он еще лет 30 или 20 с лишним сидел в тюрьме. Понятно было, что отпустят. Собственно, что и произошло.

Не думаю, что произошедшее - это какой-нибудь сложный геополитический расклад. Скорее всего, это - сочетание некомпетентности, маловажности для Венгрии региона, ну и надежда на какие-то дивиденды. Но ту бучу, которая поднялась, можно было бы предвидеть, однако повторюсь - это не первое некомпетентное решение, которое принимает правительство Виктора Орбана.

- Не думается, что Россия потеряла интерес к ситуации на Южном Кавказе. Почему, по-вашему, в таком случае Кремль столь запоздало и столь вяло реагирует на создавшуюся ситуацию?
- Я бы не сказал, что Россия запоздало отреагировала. Там были консультации - в Париже между министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном и сопредседателями Минской группы ОБСЕ.

Абсолютно все страны, за исключением Соединенных Штатов с заявлением Барака Обамы, отреагировали через пару дней. Напрямую это событие касается Венгрии, Азербайджана и Армении, а не России. Для нее это - событие, происходящее в третьей стране. Нет, конечно же, к тому, что Россия потеряла интерес к Южному Кавказу, это не имеет никакого отношения. Россия себя повела примерно так, как остальные страны и международные организации.

Сейчас волна несколько разворачивается, поднимается - поступает все больше и больше заявлений. В том числе и из Венгрии идут заявления-объяснения. Этот процесс еще будет нарастать некоторое время.

В письмах с извинениями мой венгерский коллега писал, как и что там происходит. Так вот, все венгры стали «специалистами по Кавказу». Все заинтересовались этим регионом. И заинтересовались, конечно, в результате той брезгливости, которую они ощутили от того, что произошло. Вот что показательно.

- В период судебного разбирательства в Будапеште, начиная с 2004-го года и до недавнего времени, четко озвучивалось, что между Венгрией и Азербайджаном нет договора об экстрадиции. И это являлось гарантией того, что убийца, согласно решению венгерского суда, понесет заслуженное наказание и отсидит пожизненный срок. И тут неожиданно выясняется, что Венгрия и Азербайджан очень кстати ратифицировали «Конвенцию о передаче осужденных лиц, принятую в рамках Совета Европы в 1983 году». Когда и как это произошло? И почему об этом стало известно только постфактум?
- Стало известно постфактум потому, что этот случай выявил все произошедшее, так сказать, как под фонарем. И после этого об этом стали говорить. Если подойти строго по закону, Венгрия имела право выдать преступника для того, чтобы тот отсиживал свой дальнейший срок на территории Азербайджана. Отсиживал, а не был бы выпущен на свободу. И Баку уверял Венгрию, что он будет сидеть. Венгрия показала нам соответствующий документ.

С точки зрения закона и с точки зрения Венгрии произошло следующее. Она выдала преступника, чтобы он досиживал. Такая практика есть. И действительно, Азербайджан и Венгрия ратифицировали этот договор. Но ни по международному, ни по внутреннему законодательству Азербайджан не имел права выпускать его на свободу. А уж то, что произошло дальше, вообще ни в какие ворота не лезет. То есть срок, отсиженный в тюрьме г-ном Сафаровым за бытовое убийство, приравняли к стажу военной службы, выплатили за это зарплату и дали звание - даже не очередное, а из лейтенанта сразу произвели в майоры. Говоря другими словами, то, что этот человек сделал, и то, что он делал потом в тюрьме, расценивается как командировка военного человека. Вот в чем проблема!

До выдачи господина Сафарова это можно было трактовать как проблему, произошедшую между людьми: человек Рамиль Сафаров убил человека Гургена Маргаряна. Бывает. Люди бывают неуравновешенными, люди бывают преступниками, люди бывают уголовниками, люди бываю извергами - все случается в этом мире. После этого он был осужден. Однако после экстрадиции и после того, как его в аэропорту отпустили на свободу и сделали все, сказанное выше, - дали звание, квартиру, деньги и этот человек фактически представляется героем - это перестало быть просто о людях. Теперь это - о государстве. О государстве Азербайджан, которое вот в такой форме показывает, каким образом оно относится к людям, которые армян убивают.

- Армянские депутаты на внеочередной сессии Национального Собрания Армении 5-го сентября сошлись во мнении, что череда недавно произошедших событий в очередной раз доказывает абсолютную невозможность нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана в каком-либо статусе, в том или ином виде. Каким вам в этой связи видится дальнейшее развитие событий в регионе?
- Неожиданностью, некой новостью стало именно то, что сделала Венгрия. В том, что касается Азербайджана, это событие не стало неожиданностью для армян - я имею в виду и армян Армении, и армян Карабаха. Где-где, а у нас знали, что Азербайджан хочет каким-то образом забрать Сафарова. И не для того, чтобы в тюрьму посадить. Это было ясно!

И то, что карабахцы не хотят быть в составе Азербайджана, не хотят быть гражданами этого государства, - тоже было ясно и до этого. Другое дело, что сейчас это стало очевидным не только для армян. И площадка для того, чтобы говорить об этом, увеличилась. В любом разговоре с армянами о какой-либо широкой автономии в составе Азербайджана или о чем-нибудь подобном, в ответ может звучать: это вот в ЭТО государство мы должны отправить гражданами наших соотечественников? Это вот в составе ЭТОГО государства эти люди должны доверять армии, полиции и прочим структурам, которые призваны охранять безопасность? Это абсолютно бессмысленно и абсолютно невозможно.

Что касается региона, конечно, будет сохранен статус-кво. Будет стагнация. Она, собственно, была и до того, как случилось то, что случилось. Просто после этого у армян прибавится некоторый довод, прибавится некоторый дискурс, при помощи которых эту мысль - о невозможности нахождения Нагорного Карабаха в составе Азербайджана в каком либо статусе - чрезвычайно легко донести практически до любого человека вне Армении и Карабаха.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.