Вечная мерзлота занимает пятую часть земной поверхности и покрывает своими ледяными руками высокие широты. Но хрупкий гигант способен, если он растает, в худшем случае (выброс парниковых газов, вирусы, спрятанные глубоко на протяжении тысячелетий, выплескивание пресной воды в океаны), а в лучшем (обнаружение археологических сокровищ). Путешествие в самое сердце вечной мерзлоты.

Институт «Вектор» использовался в советское время для разработки биологического оружия. Долгое время он оставался засекреченным, теперь это одно из двух мест на планете, где хранится вирус оспы. И именно в этом надежно защищенном учреждении несколько месяцев назад было начато исследование доисторических вирусов. Российские ученые изучают ткани лошади возрастом почти 6500 лет, обнаруженные в сибирской вечной мерзлоте в 2009 году. Скелеты мамонтов, лосей, грызунов… Ученые этого института, как поясняет Siberian Times, стремятся к тому, чтобы продолжить секвенирование всего генома, чтобы «получить информацию о биоразнообразии микроорганизмов, присутствующих в образцах». И таким образом узнать больше о «зомби-вирусах».

В условиях глобального потепления возрождение вирусов или бактерий, которые до сих пор были похоронены в вечной мерзлоте, все больше вызывает озабоченность, которую нынешняя пандемия только усиливает. Таким образом, несколько ученых выразили свою обеспокоенность в прошлом году в открытом письме, адресованном Всемирной организации здравоохранения, в котором предупреждают, что вечная мерзлота «является настоящим химическим и биологическим ящиком Пандоры». Ее таяние может стать настоящей катастрофой для человечества.

В Сибири самым старым и самым глубоким слоям может быть 1,5 миллиона лет, и они могут содержать невообразимое количество микробов, которые спали в трупах животных сотни или даже тысячи лет, ожидая своего пробуждения. И это уже не фантастика: пять лет назад повышение температуры привело к пробуждению сибирской язвы, исчезнувшей более семидесяти лет назад в Сибири. Сибирская язва уничтожила целые стада оленей и заразила несколько человек, в результате чего погиб ребенок.

Как объясняет Режи Дебрюин, палеогенетик из Национального музея естественной истории, «сибирская язва — это бактерия, которая может снижать свою метаболическую активность. Таким образом, она может годами выживать в вечной мерзлоте. Априори эти способности свойственны не только вирусам, которые не являются клеточными организмами, а простым молекулами РНК или ДНК, заключенными в белковую оболочку. Но мы мало знаем об их способности выжвать в этих условиях». Далее ученый отмечает, что не было установлено, хранилась ли сибирская язва всего несколько лет или гораздо дольше. «Это не то же самое», — отмечает он.

Риск для человечества

Около десяти лет назад вирусолог Жан-Мишель Клавери и его команда преуспели в реактивации очень специфических сибирских вирусов, возраст которых составляет не менее 30 000 лет. «Эти гигантские вирусы — сравнимые по размеру с клетками — заражают амебы, одноклеточные организмы, — объяснил он. —Следовательно, они не опасны для человека: амебы претерпели изменения 1 миллиард лет назад, поэтому маловероятно, что вирусы способны заражать как амеб, так и людей. Но наше открытие доказывает, что вирусы могут спать десятки тысяч лет в земле, прежде чем проснутся».

Могут ли более «классические» вирусы, заражающие людей или животных, обладать такими же способностями? Никто не знает, но нет никаких доказательств того, что это не так. Профессор Клавери напоминает, что такого рода исследования являются довольно конфиденциальными, потому что земли Сибири труднодоступны, с одной стороны, из-за особенно тяжелого климата, с другой стороны, потому что Россия часто считает эти территории стратегическими и ей не очень-то нравится смотреть как «грабят» ее сокровища. Прежде всего, ученый считает, что никому не разрешат искать вечную мерзлоту и пытаться повторно активировать микробы, представляющие потенциальный риск для человечества. Но что происходит в Институте «Вектор»? Как там проводятся исследования? После опубликованного в феврале пресс-релиза, никакой информации.

Однако для ученых самой большой угрозой остается вирус, о существовании которого мы еще не подозреваем, который мы не ищем, но который может появиться снова в местах, до сих пор недоступных. «Глобальное потепление открывает морские пути Крайнего Севера, позволяя русским использовать промышленное оборудование и целые бригады для разведки полезных ископаемых в до сих пор недоступных районах», — отмечает Жан-Мишель Клавери. — Они бурят отверстия глубиной более километра, рискуя пробудить микробы, похороненные миллионы лет назад. Они окажутся в прямом контакте с людьми без каких-либо мер предосторожности для здоровья. И это реальная опасность».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.