В марте 2020 года президент России Владимир Путин внес поправки в российскую Конституцию, аннулировал свои предыдущие сроки пребывания на этом посту и дал себе право еще на два президентских срока, заканчивающихся в 2036 году. Это получило название «обнуление», хотя российская оппозиция предпочла фразу «Путин обнулился». Но есть и другое, возможно, даже еще более важное обнуление, которое незаметно произошло в России.

В 2013 году в рамках реализации указа Путина Министерство образования и науки России запустило проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров, направленный на адаптацию российских университетов к мировым стандартам и включение их в международную образовательную среду, также известный как проект «5-100». Цель состояла в том, чтобы не менее пяти российских вузов вошли в сотню лучших университетов мира.

Двадцати одному университету, отобранному государством, было выделено очень солидное финансирование. Спустя семь-восемь лет ни один из этих университетов в первую сотню не попал. Это означает, что мировое академическое сообщество просто «обнулило» российские университеты наряду с попытками Путина восстановить международный академический статус.

Иллюзорные места в солидных рейтингах

В последнем рейтинге лучших университетов мира (Best Global Universities), опубликованном американскими новостным агентством U.S. News, ни один из российских университетов в топ-200 не попал. В рейтинге Best Global Universities только пять из 21 вуза смогли закрепиться в топ-500, в том числе Московский физико-технический институт (385), Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ (402), Санкт-Петербургский государственный политехнический университет (447), Новосибирский государственный университет (453) и Томский государственный университет (490). Сколковский институт науки и технологий из российской «кремниевой долины», занял только 741-е место, а лучший медицинский вуз России — Первый Московский государственный медицинский университет имени Сеченова — только 1321-е место. Тюменский государственный университет с его «гринфилдской» Школой перспективных исследований в рейтинг вообще не попал.

В России нет ни одного высшего учебного заведения, способного постоянно сохранять свое место в списках 200 ведущих университетов мира по всем авторитетным рейтингам, не говоря уже о первой сотне ведущих вузов мира. Даже главный и легендарный российский университет — Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, основанный в 1750 году, — не может достичь этого показателя. Иногда университету удается попасть в первую сотню, а иногда университет выпадает даже из первых двух сотен. В рейтинге Best Global Universities, составленном агентством U.S. News, МГУ имени М. В. Ломоносова занял 285-е место, в рейтинге Times Higher Education (THE) —174-е место, а в рейтинге QS — 74-е место. Кроме того, лучший российский университет — МГУ имени М. В. Ломоносова — в российском проекте 5-100 не участвует.

Репутация ослабевает

МГУ имени М. В. Ломоносова, самый «высокий» университет в мире, почивает на лаврах, довольствуясь тем, что было достигнуто в течение многих десятилетий, и пользуется репутацией, заработанной еще в советское время. Однако слава старого гигантского вуза угасает в отсутствие замены тех ученых, которые после распада Советского Союза в начале 1990-х годов уехали на Запад. Ректор университета Виктор Садовничий, занимающий этот пост с 1992 года, будет руководить университетом до конца 2024 года, когда ему исполнится 85 лет. Но даже в этом случае Путин может вновь назначить его ректором еще на один пятилетний срок. Садовничего позиционируют в качестве выдающегося математика, ставшего руководителем университета, хотя на самом деле при власти коммунистов он возглавлял университетский партком. Настоящая история Садовничего — это история бывшего партократа, ставшего хозяйственником.

Престарелый ректор занят административными делами и бизнес-проектами. Под руководством Садовничего МГУ имени М. В. Ломоносова пережил несколько громких скандалов, широко освещавшихся в средствах массовой информации. Среди причин скандалов было низкое качество подготовки, уровень преподавателей, коррупция и сексуальные домогательства. Эти скандалы, какими бы громкими они ни были, не привели ни к улучшению ситуации, ни к тюремному заключению виновных. МГУ имени М. В. Ломоносова предпочитает жить прошлым, опираясь на свою репутацию, заработанную в советские времена, и устаревшие достижения в области математики и естественных наук. Проще говоря, речь идет скорее о текущей работе в обычном режиме и сохранении статус-кво, чем о стремлении попасть в мировые рейтинги в число лучших университетов.

Новый старый сталинизм

Всего три года назад московский Национальный исследовательский университет — Высшая школа экономики был объявлен одним из лидеров проекта 5-100. К сожалению, в рейтинге 2021 Best Global Universities, составленном агентством U.S. News, университет занял лишь 547-е место. То, что ему не удалось стать членом элитного клуба лучших университетов мира, не является единичным случаем, поскольку Высшая школа экономики занимает лишь 298-ю позицию в рейтинге 2021 QS и место где-то между 251 и 300 среди университетов мира в рейтинге 2021 THE. Ни один из этих рейтингов не позволяет отнести Высшую школу экономики к университетам мирового уровня.

У Высшей школы экономики, на протяжении почти трех десятилетий возглавляемой Ярославом Кузьминовым, нет кампуса, что является одновременно прискорбным и типичным для большинства постсоветских вузов. Школа не может и не желает брать на работу специалистов из-за рубежа, во всяком случае, в том количестве и такого уровня подготовки, которые позволили бы университету продвинуться в мировом рейтинге. Вместо этого он выращивает собственных специалистов. Университет выплачивает денежное вознаграждение за публикации, хотя наличие публикаций должно быть обязательным условием. За редким исключением преподаватели не могут публиковаться в рецензируемых журналах, предпочитая вместо этого совместное редактирование научных изданий с известными западными учеными, финансирование совместных исследовательских проектов, приглашение лекторов со стороны или привлечение преподавателей из ведущих западных университетов в качестве консультантов, научных руководителей и ведущих научных сотрудников. В целом, это неверная стратегия, которая ни к чему не приведет.

В соответствии со сталинской традицией прикрепления к экономическим отраслям университет находится в ведении Министерства торговли и экономического развития. В Советском Союзе каждое высшее учебное заведение работало под эгидой соответствующего отраслевого министерства, и эта устаревшая система сохранилась практически в первозданном виде. Более того, супруга ректора, Эльвира Набиуллина, экс-министр экономического развития и торговли, сегодня занимает пост председателя Центробанка. Таким образом, университет является скорее контролируемым государством семейным предприятием, чем автономным учебным заведением. Университет, ограниченный советским менталитетом кумовства и блата, не в состоянии порвать со старой традицией. Здесь очень мало иностранных студентов и преподавателей. Некоторые занятия ведутся на английском языке, но языком преподавания является русский язык.

ДВФУ или «белый слон» Путина — обошелся дорого, но отдачи никакой

Российское правительство обратило свой взор на Дальний Восток, где проходит граница России с Китаем. Несколько лет назад Россия рекламировала свой новый Дальневосточный федеральный университет, созданный в результате слияния университетов и ставший проявлением наметившейся тенденции постсоветской гигантомании. Вуз называли будущим центром международного образования и исследований на восточной окраине страны, воротах в Азиатско-Тихоокеанский регион. Кампус, на строительство которого было потрачено два миллиарда долларов, соединенный с материком мостом стоимостью миллиард долларов, даже по мировым меркам представлял собой неплохую инвестицию, единственную в своем роде на всем постсоветском пространстве. Сам мост является самым длинным вантовым мостом в мире.

ДВФУ был торжественно открыт в качестве площадки для проведения саммита АСЕАН-2012, и сразу же после отъезда гостей кампус был заселен местными студентами и преподавателями — местными, а не зарубежными. В Кремле рассчитывали, что новообразованный ДВФУ уже через 10 лет войдет в число лучших университетов мира. Почти 10 лет спустя университет занимает лишь 1441-е место в рейтинге 2021 Best Global Universities, составленном новостным агентством U.S. News, что примерно то же самое, что не попасть в рейтинг вообще. ДВФУ также занимает 493-ю позицию в рейтинге 2021 QS и строчку ниже 1000 в рейтинге 2021 THE.

С самого начала своего существования ДВФУ столкнулся с фундаментальными проблемами. Декан физического факультета Александр Молочков указал на «чрезвычайно слабый профессорско-преподавательский состав» с недостаточным опытом научно-исследовательской работы и скромными научными достижениями. Набрать зарубежных специалистов тоже не удалось. У зарубежных кандидатов на преподавательские должности были «очень плохие профессиональные характеристики. Сейчас работать в ДВФУ готовы немногие ученые, главным образом потому, что мы пока еще обустраиваемся». Сыграла свою негативную роль советская традиция инвестировать в материально-техническое обеспечение за счет кадров — для зарубежных исследователей и ученых огромные серые бетонные здания оказались непривлекательными.

По сути, ДВФУ представляет собой набор плохо заполненных бетонных коробок. Его можно назвать лего-кампусом, собранным из коробок и пустым внутри. Максимум, что может предложить ДВФУ в плане привлечения зарубежных преподавателей, это преподаватели, приезжающие из соседней Японии на один-два месяца и, конечно же, не отличающиеся особым знанием английского языка. В кампусе почти нет иностранных студентов. Не сумев привлечь зарубежных ученых в области общественных наук, университет теперь объявляет о планах проведения исследований в области естественных наук. Зарплата с самого начала не была привлекательной — около 30 тысяч долларов плюс небольшая квартира в кампусе. Такое вознаграждение не смогло привлечь даже вузовских преподавателей из Москвы, не говоря уже о всемирно признанных профессоров и научных сотрудников университетов. Поэтому профессорско-преподавательский состав почти полностью состоит только из выпускников советских и постсоветских вузов, имеющих ученую степень.

Одни и те же лица означают те же самые традиции, ту же самую неэффективность и ту же коррупцию. Вопреки предыдущим заявлениям, университет не смог утвердить английский язык в качестве языка преподавания. В 2016 году ректор ДВФУ Сергей Иванец, бывший вице-премьер с большим дипломатическим опытом, был арестован по подозрению в злоупотреблении служебными полномочиями, в результате которого им был нанесен ущерб, оцениваемый примерно в 300 тысяч долларов. Затем последовали новые коррупционные скандалы.

Без нефтедолларов нет будущего

В 2012 году Евгений Ясин, бывший министр экономики, а ныне научный руководитель московской Высшей школы экономики, сказал, что, возможно, еще слишком рано говорить о том, есть ли у Дальневосточного федерального университета будущее или нет. Теперь, восемь лет спустя, уже совершенно ясно, что у университета нет будущего, во всяком случае, в том, что касается статуса мирового уровня. В настоящее время ДВФУ — это не что иное, как путинский «белый слон», дорогостоящая, но бесполезная затея, без четкой перспективы развития и роста. Очевидно, что одних нефтяных долларов недостаточно, поскольку необходимы изменения в организационной структуре и академической культуре.

Вместо того чтобы признать поражение, российские вузы продолжают отчитываться о своих «успехах». Неспособность признать поражение отходит на второй план по сравнению с гораздо более серьезной проблемой — неспособностью создать настоящие современные исследовательские университеты. Когда мировые рейтинги университетов будут составляться более продуманно и когда в них публикации по общественным наукам будут отделены от публикаций по математике и естественным наукам, российские университеты могут лишиться еще большего количества мест в рейтингах. Избранные российские вузы, вытянувшие из федерального бюджета миллиарды долларов, не смогли достичь статуса мирового уровня. А это значит, что российское правительство вводит в заблуждение студентов и их родителей. Даже самые лучшие и умные не могут учиться в университетах мирового уровня просто потому, что в России их нет. Сейчас власти создают поколение «0-100», лишенное лучшего образовательного опыта. Инициатива Путина «5-100» провалилась, превратившись в «0-100». То есть, наберите на своем телефоне 0-100, и вы попадете к Путину.

Арарат Осипян — научный сотрудник Института международного образования (Institute of International Education) и член консорциума Нового университета в изгнании (США). Имеет докторскую степень (PhD) в области образования и развития человеческого потенциала, полученную в педагогическом колледже Пибоди Университета Вандербильта (Peabody College of Education at Vanderbilt University), куда поступил в качестве научного сотрудника, участвовавшего в международном проекте при поддержке Госдепартамента США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.