В зале заседаний биотехнического предприятия Diamyd на Кунгсгатан в Стокгольме стоит чаша, до половины заполненная пробками от шампанского.

«Это мы праздновали важные достижения. Большая часть пробок появилась еще до того, как я начал здесь работать. Но я надеюсь, что скоро их станет значительно больше», — говорит Ульф Ханнелиус (Ulf Hannelius), с апреля занимающий должность исполнительного директора Diamyd.



На одной из пробок, 2009 года, написано черной тушью: «99 крон за акцию». Сегодня акция компании стоит гораздо меньше — примерно четыре кроны. 85-процентное падение произошло в мае 2011 года после того, как Diamyd представила неудачное так называемое исследование фазы три — последнюю серию тестов перед выпуском препарата. Речь шла о лекарстве от диабета первого типа. Тогда же прошли сокращения, и из тридцати сотрудников в компании остались всего семь.

Во время биржевого спада в мае 2011 году прежний исполнительный директор попал под подозрение в проведении инсайдерских сделок. Он продал все свои акции компании как раз перед тем, как стали известны отрицательные результаты исследований, что практически обнулило стоимость компании. Позже Учреждение по борьбе с экономическими преступлениями прекратило расследование.

«Глядя назад, я вижу историю предприятия в основном как совокупность хорошего и плохого опыта. В 2011 году мы не сумели выполнить требования третьей фазы, но мы многому научились и, можно сказать, позволили компании усвоить этот урок», — рассказывает Ульф Ханнелиус.

«Во время третьей фазы исследований в 2011 году все было поставлено на карту. Когда решающие тесты не показали убедительного результата, глубже падать было уже некуда», — говорит директор.

Сегодня предприятие уже провело серию из шести клинических исследований второй фазы, что обошлось примерно в два миллиона крон в месяц. Все усилия направлены на создание вакцины от диабета первого типа.

«Четыре наших исследования связаны с лечением диабета первого типа. Препарат назначается пациентам сразу после постановки диагноза, чтобы можно было наблюдать, как он сдерживает болезнь».

Ученые надеются, что вакцина самостоятельно или в комбинации с другими лекарствами остановит болезнь или отсрочит ее начало. По планам, исследования будут окончены в срок от одного до пяти лет.

«Мы нацелены на стопроцентное излечение пациентов, но первый препарат, который мы выпустим, будет оказывать сдерживающее воздействие, чтобы болезнь развивалась не так быстро. Если это удастся, потребность пациентов в инсулине сильно понизится», — говорит Ульф Ханнелиус.

— Биржевая стоимость компании Diamyd — 140 миллионов крон. Как вам удается конкурировать с гигантами фармацевтической индустрии?

«Мы не конкурируем с гигантами. Они позволяют небольшим предприятиям, таким как наше, брать на себя риски на ранних стадиях исследований, а когда мы проделываем всю работу, и наступает время выпускать препарат на рынок, они становятся нашими партнерами. Мы поддерживаем постоянный контакт с крупными фармацевтическими компаниями и обсуждаем партнерство».

— Что будет, когда вы разрешите загадку диабета?

«Это будет революция и грандиозный прорыв на рынке. Никогда прежде не существовало лекарств против аутоиммунных заболеваний, и нашу схему, вероятно, можно будет применить и к другим болезням».

— Так когда же появится лекарство от диабета первого типа?

«Я думаю, это займет от пяти до десяти лет. Мы надеемся, что это произойдет как можно скорее, но клинические исследования требуют времени», — сообщает Ульф Ханнелиус, исполнительный директор Diamyd.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.