В России по указу президента уничтожают «санкционную еду». Хэштег #РоссияЖжет даже вошел в мировой топ Twitter. DW изучила альтернативы, которые предлагает российское общество, и выяснила, насколько они осуществимы.

Дикость, грех, акт вандализма — так характеризуют указ президента России Владимира Путина от 29 июля 2015 года подписанты петиции с призывом о его отмене, размещенной на сайте Change.org. Согласно этому указу, сельскохозяйственная продукция, подпадающая под эмбарго, подлежит уничтожению, начиная с 6 августа. За первый день в разных областях РФ было сожжено и раздавлено уже более 300 тонн продовольствия.

Авторы петиции задаются вопросом: «Зачем нам уничтожать еду, которой можно накормить ветеранов, пенсионеров, инвалидов, многодетных, пострадавших от природных катаклизмов и других нуждающихся?». Действительно, с начала дискуссии об уничтожении «санкционных продуктов» общественные и политические деятели предложили разные альтернативы уничтожению продовольствия.

В помощь самопровозглашенным ДНР и ЛНР

Депутат Госдумы Андрей Крутов предложил Минсельхозу отправлять «санкционные продукты» в качестве гуманитарной помощи в подконтрольные пророссийским сепаратистам районы Восточной Украины. «Россия потратила миллионы для помощи населению пострадавших регионов. Зачем пускать под бульдозер дорогостоящие европейские товары?» — недоумевает он. Схожей позиции придерживается и зампред комитета по образованию Госдумы Виктор Шудегов, член партии «Справедливая Россия», призвавший в непростых экономических условиях не рубить с плеча и уничтожать лишь некачественный товар. Изъятые продукты депутат предложил передавать в интернаты и особо нуждающимся семьям, в том числе в Донецкой и Луганской областях Украины.

Предложение направлять продукты питания тем или иным нуждающимся категориям граждан стало наиболее популярным вариантом. В частности, президент Федерации еврейских общин России Александр Борода заявил, что передача продуктов, подлежащих уничтожению, в детские дома и благотворительные центры, помогающие бездомным и малоимущим, станет достойной и человечной альтернативой сжиганию продовольственных товаров, оказавшихся под санкциями.

Неимущим и нуждающимся

Вторит ему и глава партии «Альянс зеленых — Народная партия» Олег Митволь: «У нас множество домов для детей, в том числе домов для больных детей. Как они могли бы порадоваться этим продуктам. Сжигать недопустимо». По его мнению, в стране с огромным числом бедных отправлять продукты в печь означает наносить населению психологическую травму.

Еще категоричнее высказался настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах, протоиерей Алексий Уминский. «Такая мысль может возникнуть только у человека, который готов ради популизма и квазипатриотизма изображать что-то подобное», — сказал он. Уминский назвал идею уничтожения продовольственных товаров «безумной, глупой и подлой». «Эти продукты можно распределять через благотворительные организации, которые помогают неимущим, бездомным, беженцам, старикам», — отметил Уминский, добавив, что на его взгляд, отдел социального служения РПЦ охотно мог бы заняться работой по распределению продуктов среди нуждающихся.

Критика в лояльных СМИ

Серьезным сигналом для правящих кругов может послужить и то, что критические высказывания в адрес президентского указа появляются и в привычно лояльных действующей власти СМИ. Так, в эфире телеканала НТВ председатель отделения «Жители блокадного Ленинграда» Выборгского района Галина Лесина заявила: «Люди голодают, а мы будем уничтожать продукты. Я не знаю... Как-то это не связывается». По мнению Лесиной, в этой ситуации следует заняться поиском и привлечением к ответственности тех, кто ввозит запрещенную продукцию, вместо ее уничтожения.

В свою очередь, на сайте «Вести. Экономика» в редакционной колонке также была высказана идея о том, что решать проблему нужно иначе. В частности, автор колонки предлагает ужесточить наказания за ввоз «санкционной еды» и увеличить денежные штрафы за попытку ее сбыта. «При этом конфискованная продукция переходит в собственность государства. Далее, после проверки качества продукции, вполне можно направлять ее на нужды школ, больниц, детских домов с жестким контролем государства», — рассуждает колумнист, отмечая, что это потребовало бы от властей больше усилий по контролю над исполнением решений.

«Коррупция, ничего другого»

Похоже, именно этот аспект стал камнем преткновения в вопросе перенаправления «санкционного продовольствия» неимущим. «Те, кто не понимают (ситуацию. — Ред.), должны иметь в виду, что если не уничтожать — будут дополнительные условия для коррупции внутри страны. Коррупция будет, ничего другого», — заявил в интервью глава Россельхознадзора Сергей Данкверт.

Основатель «Фонда борьбы с коррупцией» Алексей Навальный прокомментировал эту распространенную точку зрения на своем личном сайте, отметив, что его «бесят» подобные рассуждения. «Вы ж таким образом свою государственную систему признаете негодной, у вас же коррупция и невозможно раздать тонну колбасы так, чтоб ваш чиновник-единоросс не украл половину, сдав ее на рынок за полцены», — написал он.

Придет ли конец войне с продуктами?

Так или иначе, 6 августа уже рискует войти в историю России как день борьбы с продуктами питания. Годом ранее именно в этот день Путин подписал указ о введении запрета на поставки продовольствия из стран ЕС, США, Канады, Австралии и Норвегии. И если та мера не вызвала большого возмущения в широких слоях общества, то решение об уничтожении «санкционных продуктов» многими было встречено скептически. На момент публикации статьи петицию с просьбой об отмене указа подписали уже более 300 тысяч человек. Прислушаются ли российские власти к голосу общественности, станет ясно в ближайшие дни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.