На следующей неделе отметим годовщину установленного Россией запрета на импорт ряда продовольственных товаров из США, ЕС, Норвегии, Канады и Австралии.

Вводя запрет на импорт продовольствия, Россия выдвигала несколько целей. Первой из них был протекционизм отечественной продукции, что в определенной степени удалось. В качестве второй цели было продекларировано открытие дверей на российский рынок для тех государств, которые не поддержали направленные против России санкции. А именно: третьи страны могли надеяться на своеобразную премию за неучастие в конфликте между Россией и ведущими западными державами. Мол, Россия предоставляет возможность менее развитым странам занять на своем рынке нишу, которая ранее принадлежала ЕС (экспорт продовольственных товаров в Россию из США, Канады и Австралии и до санкций был незначительным).

Сейчас можно констатировать, что протекционизм российских продовольственных товаров удался. Российский бизнес призывает расширить санкционный список. При помощи использования санитарных аргументов ограничения на импорт были распространены, в том числе и на латвийские рыбные консервы, готовятся запреты в отношении срезанных цветов из Голландии и других стран ЕС.

В свою очередь, выводы о благоприятном воздействии российского эмбарго на экспорт продовольствия из нейтральных стран противоположный. Девальвация российского рубля во второй половине 2014 года оказала большее влияние, чем какие-либо санкции. Из обобщенных агентством Всемирной торговой организации International Trade Centre данных видно, что для традиционных торговых партнеров России — Армении, Казахстана и даже Турции — девальвация рубля погасила все приобретения от запрета на импорт продукции из ЕС. Из числа тех, кто получил небольшую выгоду, можно назвать Бразилию, Белоруссию, Фарерские острова и Сербию. В 2014 году Бразилия сумела увеличить экспорт в Россию мяса и мясных продуктов примерно на 40% — до 2,4 миллиарда долларов США.

Фарерские острова, которые формально находятся за пределами ЕС, почти на 50% увеличили экспорт в Россию свежего лосося — до 160 миллионов долларов США год.

Сербии в 2014 году удалось значительно повысить экспорт включенных в список российского эмбарго товаров (в особенности мясных и молочных продуктов), но влияние этой группы товаров на общий рост экспорта Сербии оценивается в 110-120 миллионов долларов США.

Для экспортируемых Белоруссией продовольственных товаров российский рынок был самым важным и до санкций, и поэтому (за исключением овощей) рост объемов экспорта в 2014 году был в пределах нормального.

Фарерские острова — небольшая территория, а что касается Белоруссии, Сербии и Бразилии, то рост экспорта в Россию в 2014 году незначительно повлиял на общие объемы экспорта и на экономику этих государств в целом.

Разумеется, если оценивать позиции запрещенных товаров, то можно найти примеры стремительного роста.

Швейцария смогла увеличить экспорт в Россию своего сыра и других молочных продуктов, а также мясных изделий в десять раз, но рост суммы экспорта сыра на 23 миллиона долларов имеет микроскопическое значение для общего экспорта и экономики Швейцарии. Новая Зеландия не была внесена в санкционный список, однако экспорт ее молочных продуктов в Россию в 2014 году сократился настолько, что его еле-еле удалось компенсировать небольшим ростом поставок на российский рынок рыбной и мясной продукции. А разговоры об огромном экспорте фруктов из Албании, Македонии и Боснии, по всей вероятности, являются сказками российских контрабандистов, чтобы у покупателей не возникло вопросов о подлинном происхождении ввезенной из ЕС контрабандным путем продукции. Экспорт фруктов из Албании в Россию в 2014 году вырос более, чем в десять раз, и достиг 4 миллионов долларов США. Экспорт фруктов из Боснии увеличился в пять раз и составил 5 миллионов долларов США. Аналогичные объемы и показатели роста продемонстрировал экспорт фруктов и овощей из Македонии. Однако при объективной оценке официальный рост экспорта в Россию из Албании, Македонии и Боснии незначителен и микроскопичен даже с учетом небольших экономик этих сран.

Мораль проста. Воздержание от действий по осуждению политики России на Украине не принесло ценных экономических благ странам, которые предпочли не присоединяться к санкциям ЕС. Россия продлила эмбарго на импорт продовольствия еще на год, и для латвийских предпринимателей это очередной урок: нельзя класть яйца в одну корзину, необходимо создавать сбалансированную модель бизнеса и экономики государства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.