Сегодня, 29 октября, Михаил Ходорковский сообщил о том, что он вместе с главой Фонда по борьбе с коррупцией Алексеем Навальным учреждает премии политзаключенным. Всего на следующий год планируется 50 премий по 100 тысяч руб. тем, кто, по словам Ходорковского, «пострадал в борьбе с произволом, но продолжает бороться». Ранее ряд СМИ написали о том, что проект Ходорковского по помощи политзаключенным возглавит журналист и бывшая фигурантка «болотного дела» Мария Баронова. В интервью RFI Баронова рассказала, в чем будет заключаться ее работа на посту координатора проекта и как он будет функционировать.

«Будем помогать без пиара и лишнего шума»: Мария Баронова — о новом проекте Михаила Ходорковского 29/10/2014 — Аня Айвазян слушать

RFI: 22 октября в прессе появилась информация, что вы будете возглавлять новый проект Михаила Ходорковского по помощи политзаключенным. Вы могли бы рассказать подробнее, в чем суть проекта и какова ваша роль?

Мария Баронова
: «Возглавлять» — странное слово. Я координатор, то есть на общественных началах помогаю координировать людей, представлять списки людей (политзаключенных. — RFI), которых я знаю лично, которых знают другие. Я буду также налаживать взаимоотношения с правозащитными организациями, которые стараются помогать в меру своих сил. В «Открытой России» работает огромное количество людей. То, что меня почему-то так выделили в этой истории РБК, — какая-то ужасная ошибка.

— То есть будет создан своего рода фонд, который будет помогать политзаключенным?

— Особенность обстановки в России такова, что если сказать «фонд», то завтра уже придут искать у меня какие-то деньги, которых у меня и нет. Эта структура будет выстроена таким образом, чтобы обезопасить и, одновременно, помочь людям.

— В своем выступлении 22 октября в Осло Михаил Ходорковский много говорил про «узников Болотной». Но, насколько я понимаю, проект будет помогать не только им?

— Конечно, нет. Понятно, что я всегда много говорила и в «паблике», и при личном общении по поводу «болотного дела» просто потому, что я заинтересованное лицо. После того, как я оказалась фигурантом «болотного дела», я узнала о большом количестве других случаев — они очень несправедливые, и ситуация у этих людей гораздо тяжелее. Про «узников Болотной» все-таки знают все, а про многих других не знает никто. Например, мало кто знает про дело майора Матвеева. Проект будет заниматься координацией того, чтобы правильно и спокойно помогать людям, без пиара и излишнего шума.

— Вы планируете совместную работу с какими-то определенными СМИ или журналистами?


— Мы будем помогать друг другу, конечно. Я же тоже журналист. Будем помогать с контактами, если они захотят делать какие-то истории про конкретных людей.

— Вы сказали, что работает большая команда. Сколько человек в проекте?

— Я воздержусь от ответа на этот вопрос. Людей вообще много. Из-за того, что получилась неприятная история с тем, как мою роль представили, я теперь стараюсь воздерживаться от ответов на такие вопросы. В нашем случае, главное не навредить людям, которые сидят.

— В начале разговора вы упомянули сотрудничество с другими правозащитными организациями. Как вы планируете это делать?

— Основная задача — налаживать контакт между организациями, когда есть какие-то проблемы или недопонимание, вместе принимать решения о том, как все делать правильно. Бывает, что родственники и сами заключенные говорят: «Простите, можете никогда не упоминать нашего имени? Нам очень нужна помощь, но, пожалуйста, мы очень боимся». Это право людей. К сожалению, у нас такая неповторимая политическая атмосфера в России. Нужно помогать тихо, аккуратно, без излишнего шума и скандала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.