В результате общей амнистии были освобождены участницы рок-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина. На всякий случай, для тех, кто только что вернулся из дальнего космоса: эти женщины были приговорены к лишению свободы на два года за хулиганство и возбуждение религиозной вражды после того, как исполнили антипутинскую песню в Храме Христа Спасителя в центре Москвы.

Хотя их должны были выпустить только через несколько месяцев – в марте, - они вышли на свободу досрочно, и это хорошо по целому ряду причин, как очевидных, так и неочевидных.

Во-первых, приятно, что эти женщины, у которых есть маленькие дети, больше не находятся в колонии. Согласны вы или нет с мнением Владимира Путина о том, что их поступок был «унижающим достоинство женщины» (кстати, судя по данным старого опроса, большинство россиян думает примерно так же, как он), стоит учитывать, что вынесенный им приговор был исключительно строг и несправедлив.

Разумеется, решающую роль в судьбе участниц Pussy Riot сыграл тот факт, что они выступили именно в церкви. Это поразило и задело даже некоторых российских оппозиционеров – например, известного рокера Юрия Шевчука. Большинство россиян помнят о жестоком преследовании священников и разрушении церквей в советские времена, и поэтому протест группы так сильно возмутил многих в России.

Тем не менее, последовавший в дальнейшем уродливый показательный процесс оказался еще оскорбительнее самого выступления. Некоторые из видных представителей духовенства официально заявили, что они не поддерживают преследование Pussy Riot. Даже многие из тех, кто жестко осуждал участниц группы, не понимали, зачем властям делать из них мучениц. Сами формулировки, использовавшиеся в приговоре, навлекли на себя насмешки юристов.

В итоге дело Pussy Riot породило горькую присказку. Каждый раз, когда приговор очередному черствому бюрократу или пьяному водителю казался аудитории несоразмерно мягким, кто-нибудь обязательно шутил, что, по крайней мере, подсудимый не плясал в церкви. Таким образом, драма вокруг Pussy Riot еще сильнее подорвала доверие к судебной системе, которую и так обвиняют в бесчеловечности и злоупотреблениях.

Еще одним ударом по этой системе стало письмо Надежды Толоконниковой из мордовской исправительной колонии, обвинявшее власти в пытках и эксплуатации труда заключенных. В консервативных «Известиях» вышла сильная статья Максима Кононенко, в которой журналист писал, что ему стыдно видеть, как молодая женщина в одиночку ведет борьбу против нарушения прав заключенных. В итоге Толоконникову перевели в Сибирь, в другую колонию.

Дело Pussy Riot также обеспечило известность новой группе радикальных православных активистов. Вдохновленные вниманием прессы радикалы вскоре перешли от нападений на людей в футболках с Pussy Riot к запугиванию сотрудников расположенного в центре Москвы музея секса, призывам отменить «языческую» эстафету Олимпийского огня, попыткам сорвать сатирический спектакль в знаменитом московском Художественном театре имени Чехова и прочим подобным выходкам.

Эта культурная война, вызванная выступлением Pussy Riot, выглядит одновременно утомительно и пугающе. Однако может быть, сейчас, когда участницы Pussy Riot вышли на свободу, а видные представители церкви говорят о возможности диалога с ними, страсти несколько улягутся.

Будучи православной, я совсем не хочу, чтобы какой- нибудь парень с остекленевшим взглядом кричал на меня, призывая «покаяться», когда я иду в театр. Я также не хочу, чтобы мне рассказывали о «темных силах», которые обязательно поглотят Россию в наказание за эстафету Олимпийского огня. В конечном счете, я считаю, что всем, кого затронула эта история, в какой-то степени нужно лечение. Амнистия – отличный повод двигаться дальше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.