Российский президент Владимир Путин совершает на этой неделе поездку во Вьетнам и Южную Корею. После  беспрецедентной встречи министров иностранных дел и обороны, состоявшейся на прошлой неделе  в Японии, это свидетельствует о продолжающихся усилиях Москвы по укреплению своих позиций в Азии. В прошлом году Россия впервые провела у себя конференцию стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), а годом ранее она стала членом Восточноазиатского саммита. Страны Азии получают половину российского оружейного экспорта, покупают российскую нефть и газ, а также ее технологии гражданской атомной энергетики. Подобно своим западным коллегам, российские аналитики считают, что демографические, экономические и прочие тенденции в предстоящие десятилетия превратят АТР в самый важный регион мира.

Тем не менее, к России в азиатских инициативах зачастую относятся как к чему-то второстепенному или как к младшей союзнице Китая, о чем свидетельствуют переговоры по ядерному арсеналу Северной Кореи. Несмотря на свое географическое положение и располагая огромной азиатской территорией, Россия слабо интегрирована в динамично развивающиеся экономики Восточной Азии. Хотя Путин приводит рекордные цифры двусторонней торговли со странами этого региона, торговые отношения России с Японией, Южной Кореей и Вьетнамом существенно отстают от экономического сотрудничества этих государств друг с другом. Дипломатическая маневренность Москвы также сдерживается ее территориальным спором с Токио по вопросу Курильских островов, отказом России и США распространить свою перезагрузку на Азию, а также неспособностью Москвы сблизиться с усиливающимся Китаем или найти средства и способы для улаживания последствий от превращения КНР в региональную державу.

Китай и Россия установили прагматичные взаимоотношения, основанные на общих национальных интересах, на необходимости поддержания стабильности в регионе, на стремлении к  ограничению западного влияния и на укреплении взаимовыгодных экономических связей. Их военные связи обретают прочную основу и постоянно углубляются. Быстро развиваются и экономические отношения. Китай, который с 2008-го года является  ведущим торговым партнером России, стал для нее теми воротами, через которые она выходит на другие восточноазиатские рынки. Не исключено, что скоро Пекин станет для Москвы главным источником прямых иностранных инвестиций.

Однако российские политические руководители стремятся играть более весомую роль в Восточной Азии независимо от своих отношений с Китаем. Они видят в Японии, Южной Корее и в некоторых других восточноазиатских странах важные площадки для усиления и приложения своего влияния. Нет, Россия не пытается сдерживать или каким-то образом брать в кольцо Китай; скорее, цель у нее заключается в  том, чтобы получить дополнительные переговорные рычаги в отношениях со всеми региональными силами и обезопасить себя от проблем, которые могут возникнуть у нее с отдельными государствами. Москва уже проводит такую политику в отношении Индии и Китая, стремясь к налаживанию прочных связей с этими странами в вопросах экономики и безопасности, но избегая при этом сближения с одной в ущерб другой стране, когда такое возможно. Ту же самую логику она применяет в последнее время и в отношениях с другими партнерами в Азии.

Весь этот год Россия выдвигала инициативы, направленные на нормализацию своих непростых отношений с Японией. За последние полгода Путин четыре раза встречался с японским премьер-министром Синдзо Абэ. В апреле 2013 года Абэ стал первым за десять лет японским премьером, совершившим официальный государственный визит в Россию. В совместном заявлении по окончании этого визита лидеры двух стран потребовали от своих министерств иностранных дел ускорить поиски вариантов для урегулирования существующих разногласий, а также выдвинули несколько  совместных инициатив в сфере экономики. Первого ноября министры обороны двух стран договорились о расширении военных связей, о направлении наблюдателей на проводимые в России и Японии учения, а также о проведении совместных учений по борьбе с пиратством и терроризмом. На следующий день стороны провели беспрецедентную встречу министров обороны и иностранных дел в формате «два плюс два», а также подтвердили намерение двух стран координировать свою политику в многосторонних региональных организациях, таких как Восточноазиатский саммит и АСЕАН.

Большие надежды в будущем году возлагаются на прогресс в разрешении проблем Курильских островов, когда японский министр иностранных дел посетит с визитом Россию. Урегулирование территориального спора абсолютно необходимо для нормализации двусторонних отношений, поскольку это не только устранит серьезное препятствие на пути развития экономических связей между Россией и Японией, но и поможет вполне логичному геополитическому сближению двух стран. Москва ищет варианты и рычаги воздействия на Китай, а также возможности для получения взаимовыгодных преимуществ.

Японское руководство, со своей стороны, осознало необходимость понижения градуса напряженности в отношениях с Россией, чтобы можно было противостоять китайской угрозе. Даже в условиях сохранения территориального спора экономические отношения между Россией и Японией заметно расширились после того, как Токио снял некоторые ограничения в торговле и инвестициях, которые были введены в качестве меры давления на Москву для урегулирования вопроса Курил. Япония стала вторым торговым партнером России в Азии после Китая, и товарооборот между ними в прошлом году достиг рекордного показателя в 33 миллиарда долларов. Между тем, совокупный объем японских прямых инвестиций в Россию в 2012 году достиг 10,6 миллиарда долларов, благодаря чему Япония стала одним из главных иностранных инвесторов для Москвы.

Что касается Южной Кореи, то русские не только хотят от нее новых инвестиций и расширения торговли, но и стремятся к снижению напряженности в отношениях между двумя Кореями. Российские предприниматели хотят использовать Северную Корею в качестве страны-транзитера российских энергоресурсов и экспорта из России в Южную Корею и другие страны АТР по железной дороге. Путин и другие российские руководители также хотят привлечь в Россию дополнительные южнокорейские прямые инвестиции и высокие технологии, причем в первую очередь, на бедный Дальний Восток страны. Благодаря этому Россия сможет осуществить дальнейшую интеграцию  в Восточной Азии, а также поднять уровень своего влияния на Северную Корею. К сожалению, эти планы невозможно реализовать, если не будет положен конец самоизоляции Северной Кореи от соседей — ведь в одиночку Москва мало что может сделать в этом направлении.

Региональная стратегия России наталкивается и на другие преграды, такие как нехватка дипломатических и торговых инструментов, которые сводятся в основном  к энергоресурсам и оружию. Например, Россия надеется использовать  нефтегазовые ресурсы для наращивания своего влияния в регионе, но сталкивается с проблемой несоответствия ожиданий и реальности на вожделенном энергетическом рынке. Российские руководители рассчитывают на то, что Япония, Южная Корея, Вьетнам и даже Китай пойдут на уступки в торговле энергоресурсами, учитывая последние неудачи и провалы атомной энергетики в мире и те ограничения, которые многочисленные территориальные конфликты в Восточной Азии накладывают на эксплуатацию морских нефтегазовых месторождений, способных стать альтернативой поставкам из России. Однако потенциальные азиатские импортеры российской нефти и газа полагают, что их переговорные позиции улучшаются в связи с наращиванием поставок сжиженного природного газа, разработкой сланцевых месторождений и появлением новых источников энергии. Это уже привело к снижению европейского спроса на российскую нефть и газ, а также к возрастанию роли таких источников в энергетических поставках в азиатские страны.

Разногласия в сфере безопасности также разделяют Россию и ее потенциальных азиатских партнеров. Хотя российские руководители начинают привыкать к военным альянсам Японии и Южной Кореи с США, они по-прежнему  выступают против пентагоновских планов по созданию противоракетной обороны в этом регионе. Китай также возражает против этих планов, но одновременно хочет, чтобы Россия ограничила поставки оружия во Вьетнам и ту помощь, которую она предлагает странам Юго-Восточной Азии в разработке спорных месторождений энергоресурсов  на территориях, на которые предъявляет свои притязания Пекин.

Стремление Путина разнообразить арсенал дипломатии в Восточной Азии вполне разумно, и у Москвы имеется немало преимуществ в этом направлении, которыми она может воспользоваться. Однако Россия сталкивается с многочисленными препятствиями, среди которых ограниченные возможности и варианты действий, и она не может в полной мере реализовать свои устремления в настоящее время, которое многие уже назвали наступающим азиатским столетием.

Ричард Вайц – старший научный сотрудник Хадсоновского института (Hudson Institute) и старший редактор World Politics Review.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.