Мурманск. - В хостеле «Берлога» в самом большом городе за полярным кругом безмятежно спят четыре ночлежника, когда вдруг раздается мелодия из фильма «В диких условиях». Я быстро выключаю будильник. Три часа утра, остальным надо выспаться. Я натягиваю на себя зимнюю одежду, беру термос с чаем и отправляюсь на встречу с коллегой Рашидом.
 
На улице хорошо морозит, зима в России начинается раньше. Улицы Мурманска пусты. Мы грузим в машину 30 пакетов, тщательно подготовленных в предыдущий день. В каждом – свой набор продуктов, одежды и средств гигиены, составленный как можно тщательнее в соответствии с пожеланиями друзей, находящихся за решеткой. Кто-то любит фрукты, кому-то нравится варить кофе своим «сожителям», кому-то нужны кальсоны, потому что окно в его камере разбито и отремонтируют его неизвестно когда.

Скоро мы уже подъезжаем к СИЗО (местное название тюрьмы). Перед нами в очереди уже есть один человек из деревни примерно в 300 километрах отсюда. Он якобы приехал за братом. Мы разговорились с ним. Ждем еще одного из наших - он придет где-то через час. Мы займем место в очереди и еще успеем прикорнуть в машине.
 
В 8:30 открываются ворота тюрьмы, и в 9:00 девушки в окошке начинают принимать списки вещей для передачи. Десять нам возвращают, потому что наших задержанных коллег из Greenpeace сегодня нет (скорее всего, они на слушании об освобождении под залог или еще где-то со следователем). Невероятно затянутый процесс передачи начинается. Каждое яблоко, каждый банан и даже кубок бульона и пакетик с чаем разрезают пополам и отправляют обратно в полиэтиленовый пакет. Мармелад и арахисовое масло ложками перекладываются из оригинальной упаковки в пластиковый стаканчик. Все уже хорошо известно. Передачи мы отдаем два раза в неделю.

Читайте также: Почему в России арестованы активисты?

Мы помогаем девушке, которая всем этим занимается, чтобы успеть все сделать за день. Вдруг девушка вздрагивает. В большой упаковке кофе был спрятан нож. Тревожное молчание. Мы смотрим на кофе. На этикетке говорится, что в подарок от производителя вы получите нож или вилку. Все сразу заулыбались. Уф. Мы дарим девушке нож и продолжаем. Двадцать минут до закрытия, 15:00, - мы успели.

Сегодня слушания у Пола Рузицки (Paul Ruzycki). На полуразвалившемся дырявом троллейбусе с бесплатным wi-fi внутри я продвигаюсь к региональному суду на улице Ленина. По Skype сообщаю в наш расположенный неподалеку офис о ходе слушаний, и оттуда сообщения уже идут дальше в СМИ и к семье. Пол выглядит очень уставшим, за 50 дней за решеткой он уже похудел на 12 килограмм. Во время перерыва мы успеваем перекинуться парой слов. «Тебе что-то нужно?» - «У меня более менее все есть, вот только немного свободы было бы кстати!» При нормальных обстоятельствах такой ответ бы, скорее всего, вызвал улыбку, но здесь остается только опустить голову из-за этой невероятной несправедливости, потому что не знаешь, что можно ответить.

В освобождении под залог, как можно было предполагать, отказано. В офисе меня ждет несколько писем от наших друзей и сообщений от их юристов. Они пишут, чего им не хватает внутри СИЗО, каково их состояние, моральное и физическое. Всех воодушевляет поддержка по всему миру. Демонстрации, акции, заявления правительств, то, что об Арктике говорят и что их ненасильственный протест против разорения Арктики имел смысл. Это главный источник их силы и решимости все это выдержать. До 24-го ноября, срок, который они пока должны провести в заключении, все продержатся. Что будет потом - никто не осмеливается даже говорить об этом.

После полного эмоций «обычного» мурманского дня самое то в 23:00 залезть в постель в нашей «Берлоге». Я еще не знаю, что через несколько часов шесть мужчин в масках попытаются проникнуть в наш офис. Они украдут стоящую на улице клетку и с ножом накинуться на двух случайных прохожих. Женщины, к счастью, смогли заскочить в машину и уехать на дырявых покрышках, которые нападающие успели порезать…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.