Когда в начале августа ушел в отставку заместитель министра массовых коммуникаций Денис Свердлов, правительство отнеслось к этому шагу с пониманием. Равно как и в начала июля, когда владелец английского футбольного клуба «Челси» Роман Абрамович отказался от мандата депутата чукотского парламента.

Аналогично поступили и другие миллиардеры, в частности, номера 28 и 65 российского списка «Форбс», а также многие обладатели «всего лишь» нескольких сотен миллионов долларов. Всего же в список богатеев были включены 23 чиновника.

Такова новая правовая норма, призванная «зачистить» ряды российских политиков. Весной был принят закон, обязывающий глав государственных концернов и граждан, выполняющих политические функции, а также их жен и детей отказываться от зарубежных активов (иначе говоря, от акций и банковских счетов), если глава семейства хочет сохранить свой пост. Исключение было сделано только для зарубежной недвижимости.

«Ренационализация элиты»

Затронутым данным законом лицам было дано время до начала августа, чтобы определиться относительно собственных перспектив. Некоторым из них, владеющим по-настоящему большой зарубежной собственностью, по мнению наблюдателей, предоставленного трехмесячного срока не хватило.

Как, например, Михаилу Прохорову, обладателю десятого по величине состояния в России. По этой причине ему пришлось отказаться от участия в предстоящих выборах мэра Москвы. Банкир Ананьев также якобы столкнулся с проблемами временного характера.

Михаил Прохоров


Читайте также: Чиновники возвращают свои деньги в Россию, но все ли?

Официально новый закон считается превентивной мерой, благодаря которой политические функционеры могут сохранять свободу и не бояться давления со стороны иностранных государств. Кроме того, закон призван в некоторой степени способствовать борьбе с коррупцией.

Предотвратить «дворцовый переворот»

Ранее члены семей госслужащих уже были обязаны декларировать свое состояние на Родине. Особого упоминания достойна попытка призвать истеблишмент к дисциплине и «ренационализировать элиту», как это теперь называется в России.

Будучи шокированным массовыми демонстрациями в начале прошлого года, ближайшее окружение Путина после его возвращения в Кремль решило не просто «приструнить» оппозиционные силы. Власть имущие приняли также превентивные меры на случай, если представители самого истеблишмента поддадутся влиянию улицы или решатся на «дворцовый переворот» и захотят укрыться после этого за границей.

Не только экономическая элита, но и правящий политический класс в минувшее десятилетие позаботился о собственном «запасных аэродромах» (прежде всего,  о недвижимости) за пределами родной страны, на которых можно было бы «приземлиться» в случае непредвиденных потрясений.

Фиктивные разводы

Не случайно бывший министр финансов Алексей Кудрин, по-прежнему пользующийся всеобщим уважением, сразу после опубликования данного законопроекта рекомендовал воздержаться от запрета на зарубежную недвижимость, потому что это могло бы привести к массовому «исходу» министров и прочих высокопоставленных чиновников. Путин прислушался к этому совету и, таким образом, несколько смягчил закон.

Также по теме: Российский депутат сдает мандат из-за скандала с зарубежной собственностью

Кроме того, функционеры нашли и другие возможности обойти закон. Одной из них является развод. Уже весной российское информационное агентство РИА Новости сообщило, что 30 депутатов незадолго до подачи имущественных деклараций расстались со своими женами с целью обезопасить предварительно переоформленную на них собственность.

Число фиктивных разводов на данный момент остается неизвестным. Однако, по словам одного депутата Государственной Думы, пожелавшего остаться неназванным, в семьях некоторых его коллег случались «бурные сцены», когда жены были поставлены перед печальным фактом расторжения брака.

Фонды как последнее спасение


В итоге специально созданная парламентская комиссия, которой поручено выявить случаи фиктивных разводов, не сможет выполнить эту задачу, заявил глава комиссии, бывший председатель ФСБ Николай Ковалев. Комиссия, по его словам, начнет свою работу лишь по окончании отпуска, то есть осенью. И вообще, эксперты хором утверждают, что этот закон бесполезен, с точки зрения борьбы с постоянно растущей коррупцией в России.

Депутат Государственной думы РФ Сулейман Керимов


Кроме того, по их словам, запрет на зарубежные банковские счета привел лишь к изобретению юристами еще более изощренных схем по укрыванию вложенных за рубежом средств.

Относительно простой возможностью в этом смысле является создание фондов, и многие этой возможностью уже воспользовались. Так, сенатор Сулейман Керимов, владелец активов в размере 7,1 миллиарда долларов, инвестирующий свои средства в российскую горно-металлургическую промышленность, передал свои зарубежные активы благотворительному фонду, носящему его имя.

читайте также: Путин убирает чиновников за железный занавес

Рисковый вариант оффшор

Спасительной «дырой» в законе для функционеров является и то, что его действие не затрагивает совершеннолетних детей и других родственников. Так, депутат Андрей Скоч, находящийся с состоянием в 7,9 миллиарда долларов на 19-м месте в российском списке «Форбс», еще в начале своей политической деятельности в 1999 году переоформил свою долю акций металлургического концерна Металлоинвест на своего отца.

Ну и наконец, по-прежнему остается возможность «пристроить» денежки на счету где-нибудь в оффшоре, распоряжаться которыми по доверенности могут третьи лица, тогда как реальные хозяева данных средств будут оставаться «в тени». Этот вариант возможен, впрочем, если вокруг оффшоров не будут возникать новые скандалы.

Однако, согдасно последним разоблачениям такого рода, многие «ниточки» из оффшоров ведут в Россию. Наиболее непригляден в этом смысле случай с вице-премьером Игорем Шуваловым и его женой. Как выяснилось, оба они являются владельцами обширной собственности в различных западноевропейских странах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.