Из Сибири на запад идет труба, от которой зависит экономическая стабильность Европы. Газопровод «Уренгой — Помары — Ужгород» в 1983 году соединил газовые месторождения Сибири и европейских потребителей. Люди живут не только у конца трубы, но и вокруг нее. И на их жизни эта труба часто влияет так же, как завинчивание кранов — на европейцев.

Жизни обычных россиян, разбросанных вокруг газопровода, запечатлел российский документалист Виталий Манский в своем фильме «Труба». Фильм, снятый в сотрудничестве с Чехией и Германией, в среду был представлен в конкурсной категории документального кино на фестивале в Карловых Варах. Увидеть фильм также можно будет в четверг с 14.00 в кинотеатре Drahomíra.



«Раскрыть тему я мог через экономическую политику Владимира Путина, но тогда бы фильм разрывался от публицистического пафоса. Мне было важно запечатлеть безвременье и повседневную жизнь», — говорит режиссер, для которого Путин не чужой человек. Однажды он уже работал с президентом России. В 2001 году снял о нем документальный фильм. До этого — о Горбачеве и Ельцине.

Как важно, чтобы был учитель


Манский, родившийся на Украине и считающий себя русским, относится к числу выдающихся документалистов. Документальным кино он занимался еще во время учебы во ВГИКе. Институт, который, по мнению режиссера, был «единственным входным билетом в советский кинематограф», он закончил в 1990 году. И хотя Манский не собирался снимать ангажированные политический памфлеты, спустя десять лет двери своей квартиры для него открыл президент Путин. К человеку, который уже 12 лет определяет политику России, режиссер попал через учительницу немецкого языка Путина.

«Осенью 1999 года, когда Ельцин назначил Путина премьером, в России всем было понятно, что он будет следующим президентом. Меня как документалиста интересовало, кто такой Путин, — объясняет Манский. — Тогда о нем никто ничего не знал, кроме того, что он был в КГБ».

Режиссер начал собирать материал, брать интервью у разных людей, которые знали Путина по школе, росли вместе с ним, вместе работали. «Я снимал его учительницу немецкого языка. Она посоветовала мне отправить ему кассету со сделанным материалом», — рассказывает режиссер предысторию своей встречи с Путиным. Путин просто позвонил Манскому, и при встрече они договорились, что режиссер может снять и его.

Он мне уже не симпатичен

Возник документальный фильм, который в какой-то степени предзнаменовал будущий путь Путина к неограниченной власти. В начале картины человек на коленках ползает по ковру, приготовленному к приезду Путина, и собирает соринку за соринкой. Потом на ковер уверенно наступает Путин.



И хотя в «Путине» у Манского был эксклюзивный материал, режиссер все равно столкнулся с обвинениями в сотрудничестве с Кремлем и в пропутинской пропаганде. От обвинений Манский, который в 90-е годы работал для государственного телеканала, а позже основал российский фестиваль документального кино, отказывается.

«Путин мне был интересен, он был мне симпатичен. Сейчас он меня интересует, но он мне не симпатичен. Сегодня его возвращение в президентское кресло тормозит Россию на пути к функционирующей демократии. Тем не менее за свой фильм мне не стыдно. Сегодня его снять уже бы не получилось», — объясняет Манский.

К президенту на дачу


И хотя фильм «Труба» не посвящен экономической политике Путина, глава государства все равно так или иначе присутствует в картине. В одном из вопросов, которые Манский задает во время съемок: «Почему русские так склонны к диктатуре, почему они охотно принимают сильного вождя?» Но вопрос остается без ответа. «Кажется, русские запрограммированы на предрасположенность к диктатуре, к которой у европейцев исторически сложился иммунитет», — рассуждает режиссер, но сразу же добавляет, что европейское восприятие сильного русского вождя часто искаженное.

«В Европе нет политика, который не знал бы Путина и не понимал его. Но это не означает, что все ездят к нему на дачу. Но их уже не интересует, что его власть значит для россиян и для сплоченности страны».

Но сплоченность страны и мотивация людей интересуют Манского. Его документальный фильм «Родина или смерть» посвящен Кубе и жизни в социалистическом эксперименте. В «Нашей родине» 2004 года он прослеживает судьбы своих бывших одноклассников — пионеров отряда имени Гагарина в постсоветскую эпоху. В «Девственности» он раскрывает тему торговли телом на примере девушки, предложившей свою девственность на аукционе.



Как Путин стал человеком?

У Манского есть одна нужная документалисту черта. Он умеет выбирать темы, обращающие на себя внимание. Возможно, через несколько лет он обратит на себя внимание всего мира. Режиссер хотел бы вернуться к Путину и снять фильм о его уходе с должности.

«Человек на высоком посту теряет часть своей личности, становится стандартным политиком. Потом интересно наблюдать за тем, как он опять возвращается к жизни», — описывает режиссер свое видение, которое основывается на опыте общения с Горбачевым и Ельциным. «Горбачева я снимал с определенным временным интервалом, спустя 10 лет после его ухода из власти. Ельцина — в тот момент, когда он уходил с должности. Было очень интересно наблюдать за тем, как они снова становились людьми».

Следующий фильм Манского мог бы называться «Как Путин стал человеком». Но выхода этого документального фильма, видимо, еще придется подождать. Путин относится к тем политикам, которые не любят уходить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.