Не прошло еще и года от выборов в российский Координационный совет оппозиции, как он уже успел расколоться. Один из членов Совета, активист либерального движения «Солидарность», Петр Царьков решил создать новую организацию — «Комитет протестных действий». «Мы поняли, что Совет нам не нужен», — заявил Царьков газете «Коммерсант». В состав КПД войдут представители либеральных кругов и «Левого Фронта», однако переговоры ведутся и с другими активистами.

Политики и звезды

Координационный совет оппозиции создавался для того, чтобы каким-то образом легитимизировать лидеров протестного движения, поскольку путинская верхушка такой демократической легитимностью, по мнению многих, не обладала. Избираемые раз в год представители оппозиции должны были заняться организацией акций протеста и принятием ключевых решений, а также разработать план необходимых реформ «проводимых в переходный период с начала демонтажа действующего в России нелегитимного режима до выборов законных органов власти и формирования системы устойчивых демократических институтов». Конкретные пункты плана? Освобождение политзаключенных, честные выборы, реформа судебной системы, децентрализация избирательной системы и борьба с цензурой в СМИ.

Яшин и Собчак объявили сухой закон в оппозиционном лагере на Чистых Прудах


Читайте также: Российские власти собираются предъявить обвинение независимому мэру


В выборах участвовало около 80 тысяч избирателей. В итоге в КСО попало 45 человек — 30 из общего списка и по пять из левого, либерального и правого. Состав Совета мало отличался от группы лиц, которые раньше выступали в СМИ и произносили речи со сцен на митингах: туда вошли, например, отличающийся националистическими настроениями блогер Навальный, баллотирующийся сейчас в мэры Москвы (он получил больше всего голосов); журналистка критикующей власть «Новой Газеты» Ольга Романова и «селебрити» Ксения Собчак. С другой стороны, Совет пополнили представители «старой» оппозиции, например, гроссмейстер Гарри Каспаров, Борис Немцов (вице-премьер в 1997-98 годах) или связанный с Республиканской партией Илья Яшин.

Кто слышал о КСО?

Однако, создавалось впечатление, что выборы в КСО несмотря на заметную общественную мобилизацию вызвали больше споров, чем ситуация отсутствия какой-либо координирующей структуры. Они не только не развеяли сомнений относительно легитимности вошедших в него представителей, но мало отразились на эффективности оппозиции. «О деятельности Совета известно лишь узкой группе активистов. Собственно, ничего конкретного сделать пока не удалось. Кроме того представители разных движений, вошедших в КСО, не способны друг с другом договориться», — говорит политолог и публицист Иван Преображенский. Чтение постановлений, принимавшихся на очередных заседаниях Совета, подтверждает такой диагноз: это бывали обычно два-три лаконичных пункта общего содержания. Не внушают оптимизма и результаты мартовского опроса общественного мнения, проводившегося «Левада-Центром»: если о существовании КСО слышали 27% опрошенных, то знало о том, чем он занимается, всего 20%.

Акция оппозиции на Болотной площади


Также по теме: В Кирове началось рассмотрение дела Алексея Навального

С мнением Преображенского согласен активист Илья Будрайтскис, замещающий сейчас в Совете арестованного антифашиста Алексея Гаскарова. «КСО в своем нынешнем формате крайне неэффективен. Он не стал реальным центром координации протестной активности. К тому же в его рамках не смогла сформироваться относительно однородная политическая коалиция, как планировали либералы и люди из окружения Навального».

Когда выходить на митинг: пятого или шестого?


Откуда взялся «Комитет протестных действий»? Спор в Совете разгорелся в связи с организацией митинга, приуроченного к годовщине первого Марша миллионов, в ходе которого произошли беспорядки запустившие процесс усиления давления на оппозицию. Большинство членов КСО придерживалось мнения, что акцию следует организовать в тот же самый день, шестого мая, однако часть высказалась за пятое. В итоге состоялось два митинга. На первый пришло около 500 человек (преимущественно националисты), а на второй — 30 тысяч. Именно после этих событий Петр Царьков решив, что Совет не исполняет своих функций, создал свой Комитет.

Преображенский считает, что отделение группы активистов и создание комитета, шаг вполне понятный. В новый орган вошли те, кто способен между собой договориться, сходно мыслит и готов организовывать новые протестные акции. То есть это можно назвать успехом? Не совсем: «Появление "Комитета протестных действий" прошло незамеченным, на него обратили внимание только российские власти, несколько либеральных СМИ и иностранная пресса». Еще более пессимистичен Будрайтскис: «В последние полгода организацией подавляющего числа акций занимались люди, не входившие в состав КСО. Новая организация лишь закрепляет сложившийся порядок вещей». Оба эксперта сходны в том, что главная сегодняшняя проблема протестного движения — это даже не отсутствие эффективности. «У оппозиции нет позитивной программы или людей, которые были бы способны ее создать», — говорит Преображенский. «Многочисленные уличные акции не могут заменить политической стратегии», — вторит ему Будрайтскис.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.