Фонд «Сколково» был создан в 2010 году, чтобы изменить представление о России как о стране-экспортере сырья и заставить думать о ней как о дружественной к инвесторам экономике. Три года его развития были разными, но все это может теперь измениться.

Каждый город в мире хочет быть самым крутым на планете. Такие феерические представления, как чемпионат мира по футболу и Олимпийские игры, как раз и призваны реализовывать такие мечты. Лондон в прошлом году стал очевидным тому примером.

Города, проводившие Олимпиады до него, такие, как Ванкувер, Барселона и Сеул, также выиграли от приобретенного опыта. Даже норвежский город Лиллехаммер, где в 1994 году прошла зимняя Олимпиада, и тот увековечил себя в названии телесериала Би-Би-Си, где сыграл Стив Ван Зандт, ставший легендой «Клана Сопрано».

Предстоящая зимняя Олимпиада 2014 года и чемпионат мира по футболу 2018 года пройдут в России. А это значит, что она имеет все шансы в наилучшем виде показать себя миру. Подобно Лондону и всем городам после него, Москва пытается усилить впечатление, создавая технопарк, который будет привлекать иностранные инвестиции, предпринимателей и инновационные стартапы.

В 2009 году бывший тогда президентом страны Медведев объявил о создании фонда «Сколково», который был учрежден на следующий год. Эта некоммерческая организация должна руководить созданием огромного наукограда, где будут жить 25000 человек, и где начинающие компании будут стремительно достигать уровня коммерческой рентабельности.

Этот фонд должен также попытаться привести Москву в мировое научное сообщество. В России нет ни единого университета, входящего в список ведущих двух сотен, и «Сколково» заплатил Массачусетскому технологическому институту 300 миллионов долларов за то, чтобы он помог фонду в создании Сколковского института науки и технологий.

Идея заключалась в том, чтобы ускоренными темпами создать общепризнанное научное и учебное заведение, что Массачусетский технологический институт сделал с университетами в Китае, Сингапуре и Абу-Даби. Сколковский институт также хотел повторить успех Гонконгского института науки и технологий, который с момента своего создания в 1991 году стал одним из самых популярных в мире вузов. Но движение вперед проходило медленно, и когда я побывал в Сколково в августе прошлого года, дороги из центра Москвы были забиты машинами, а сам наукоград не был даже похож на строительную площадку. Он напоминал Олимпийский парк Лондона безо всякой инфраструктуры, и выглядел, как болото.

Российское правительство испытывало растущее раздражение в связи с медленной реализацией этой новаторской идеи. Недавние обвинения в коррупции внутри фонда, а также обыски, проведенные российским эквивалентом ФБР, вновь заставили заговорить о Сколково. А прошедшее на прошлой неделе мероприятие по открытию «деревни стартапов» в зарождающемся технопарке стало хорошей возможностью посмотреть на то, как продвигается работа.

Когда я снова приехал в Москву на это двухдневное мероприятие и отправился в хорошо охраняемый центр Сколково, у меня возникло такое впечатление, что я попал на английский музыкальный фестиваль. Главная сцена перед семиэтажным «Гиперкубом» с хорошей звуковой системой, приличные зрители и неизбежная морось серого дня.

Казалось, что успехи налицо. Машин из центра было меньше, а болото превратилось в симпатичное искусственное озеро. Да и строительство шло полным ходом.

Внезапно показалось, что Сколковский инновационный центр со своей экономической зоной, особыми законами и инициативами по созданию стартапов вполне возможен. Было легко укрепиться в мысли о Сколкове и как о будущем университете, и как о своего рода русском Гонконге.

Когда первый день подошел к концу, и над головами у нас завис немного неприятный по виду беспилотник, участники мероприятий вышли из палаток, где проходили заседания, и разошлись по «Гиперкубу», чтобы посмотреть на многочисленные стартапы, которые демонстрировали свою продукцию. Затем толпа начала заполнять пространство возле главной сцены.

Внезапно поняв, что спиртного не будет, и что концерт из-за погоды перенесли из «деревни стартапов» в Москву, я немного приуныл. Но это показывало, насколько серьезно Сколково относится к проводимому мероприятию.

На следующий день ощущение было другое. Стало известно, что на мероприятие приедет премьер-министр ( и бывший президент) Медведев. Меры безопасности были усилены, организаторы засуетились изо всех сил, и атмосфера стала более напряженной.

Вместе с ним в «Гиперкуб» прибыли снайперы, а сам Медведев, пожав несколько рук и познакомившись с несколькими компаниями, улетел в своем вертолете обратно, оставив деревню стартапов в состоянии перевозбуждения. Говоря фестивальными метафорами, можно сказать, что впечатление было такое, будто Rolling Stones исполнили пару номеров и покинули сцену, оставив позади вошедшую в раж толпу.

Похоже, что российское правительство тоже было довольно, поскольку  оно пообещало, что на следующем мероприятии в деревне стартапов будет в четыре раза больше участников (20000 по сравнению с нынешними 5000). Сколковские идеи также распространились за пределы Москвы после впечатляющего «разминочного» турне деревни стартапов, во время которого участники преодолели 21000 километров и посетили 16 городов от Новосибирска до Владивостока.

Когда мероприятие подошло к концу, и на сцену стали выходить российские группы (весьма впечатляющие, надо сказать), организаторы начали, наконец, открывать бутылки с вином и пивом. Они зажарили огромного быка и выкатили его на сцену. Все это было вполне похоже на настоящий фестиваль - ликующий и восторженный.

Русские любят поесть, и когда народ двинулся к туше откормленного бычка, возникло впечатление, что благодаря государственной поддержке, сколковский проект обрел свою форму и станет белым рыцарем, а не белым слоном.

Российская мечта о создании настоящего технопарка перешла Рубикон. Но впереди еще много таких рубиконов, и надо многое сделать, чтобы Сколково стал самым крутым городом на планете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.