В конце ноября 2012 года в популярном московском оппозиционном клубе «Завтра» прошла встреча с активистами протестного движения, среди которых был лидер «Левого Фронта» Сергей Удальцов. В зале — человек пятьдесят. Кажется, будто они пришли не на серьезную дискуссию о политике, а на вечеринку с пивом и грилем. В зале царит полумрак, в глубине сцены прячется микрофон. Обстановка будто перед началом юмористического концерта. Выступает Удальцов. Он рассказывает об очередном, уже четвертом в этом году, Марше миллионов, который пройдет на этот раз под лозунгом «За вашу и нашу свободу» и будет посвящен растущему числу политических заключенных, арестованных или уже приговоренных к срокам за беспорядки, произошедшие 6 мая — во время первого Марша.

Тем, кто слышал Удальцова на массовых демонстрациях, кажется, что сейчас от него осталась только тень. В его речи нет прежнего огня и воодушевления, он отчаянно просит о финансовой помощи (и он - не единственный оратор, который о ней говорит). Удальцов, пожалуй, уже смирился с тем, что на очередной марш опять придет меньше народа, чем на предыдущий. «Неважно, сколько нас будет», — произносит он своим низким голосом.


Затем выступают люди из самых разных организаций, а публика продолжает пить пиво, болтать и слушать их в пол-уха. Во время одного из выступлений Удальцов покидает зал, с журналистами он разговаривает неохотно.

Читайте также: Протестное движение в России - больше, чем мода

В кулуарах разные активисты рассказывают о том, о чем неоднократно говорил политолог Борис Кагарлицкий — о высокомерии «звезд» протеста, о том, что верхи давно потеряли связь с тем, что происходит в низах.


Год на площадях

С декабря 2011 года оппозиция успела провести пятнадцать крупных акций. Все началось на следующий день после фальсифицированных парламентских выборов четвертого декабря. Тогда на Чистые пруды впервые вышли несколько тысяч человек. «Я не видел ничего подобного с 93-го, никто не ожидал такого развития событий», — говорил руководитель радиостанции Коммерсантъ FM Дмитрий Солопов.

Протест обрел свой собственный цвет: участники начали массово прикреплять к одежде белые ленты, символизирующие честность. Звучали лозунги: «За честные выборы», «За честную власть», а к правящей «Единой России» приклеилось название «партия жуликов и воров».

Ошеломленные власти начали массовые аресты, но это лишь усилило волну возмущения. 10 декабря на Болотную площадь вышли более пятидесяти тысяч человек. Две недели спустя на проспекте Сахарова их было уже сто тысяч. Аналогичное количество народа вышло на февральскую протестную акцию «За честные выборы». [...] После шестого мая начались так называемые народные прогулки. Люди с белыми лентами гуляли по городу без лозунгов и транспарантов, что приводило в бешенство полицию. Москвичи собирались на Чистых прудах, где по образцам, почерпнутым у американского движения Occupy Wall Street, появился первый лагерь. Активисты стремились создать место, где царят законы прямой демократии и самоорганизация. Это был первый и пока последний раз, когда голос каждого участника был одинаково важен.


Также по теме: У опзиции нет серьезных лидеров

В середине июня прошел очередной массовый Марш Миллионов. Москвичи показали, что они не боятся репрессий. Однако стало заметно, что данная форма протеста постепенно себя исчерпывает. Третий марш, который стал копией предыдущего, уже не получил от жителей столицы прежней поддержки.

Поиск пути

У оппозиции нет ответа на вопрос, как выйти из тупика и вновь завоевать расположение москвичей. Провалом можно назвать выборы в Координационный совет оппозиции, которые должны были легитимизировать избранных кандидатов. Главным победителем, как и ожидалось, стал Алексей Навальный — юрист-националист, занимающийся борьбой с коррупцией, который значительно опередил всех соперников. При этом в выборах приняли участие всего восемьдесят тысяч человек, что позволило многим критикам утверждать, что о какой-либо репрезентативности говорить в данном случае невозможно. Многие сняли свои кандидатуры с выборов или изначально решили не принимать в них участия, не видя смысла в существовании подобного органа. Некоторые утверждают, что выборы были сфальсифицированы, и поэтому их нельзя воспринимать всерьез. Для других они стали возможностью укрепить роль медиа-звезд протеста, победивших благодаря своей телевизионной известности, а после выборов получивших разрешение «представлять» недовольных по своему усмотрению. Москвичам уже не хочется смотреть на сцену, где на каждом Марше появляются одни те же люди, и слушать одни и те же речи о том, как же будет выглядеть Россия без Путина.

Читайте также: Собчак - Я не хочу революции


Поражения и не только


Основная проблема — это отсутствие последовательности: ни один из заявленных протестующими лозунгов не был воплощен в жизнь. Вместо того чтобы настаивать на своих требованиях оппозиция меняла их при каждом удобном случае. Это послужило поводом для обвинений в отсутствии конкретики, собственной программы и общей невыразительности. Даже в Москве ей не удалось стать реальной альтернативой правящей партии.

При этом именно в столице проходили все основные события и была сконцентрирована активность политиков и СМИ. Недовольным по сути не удалось выйти за пределы Москвы: они остались типично столичным движением. Другие города склонить к активности удавалось лишь время от времени: там выход на улицы требует гораздо большей смелости, потому что репрессивные меры в провинции - гораздо сильнее.

Также по теме: Российскому среднему классу надоел Путин

Кроме того, движению недостает настоящих лидеров. Хотя среди оппозиционеров есть узнаваемые фигуры, такие, как Навальный, Удальцов или, например, Ксения Собчак, никто из них не в состоянии сплотить вокруг себя сильный круг сторонников. Это, скорее, собрание политических «звезд», тыл которых представляют люди, следящие за их профилем в Twitter и ведущие с ними нескончаемые дискуссии в интернете. Популярные оппозиционеры — это в большей степени любимцы медиа, чем общества, что особенно заметно на Маршах миллионов, когда после начала выступления известных персонажей публика начинает постепенно расходиться, а последних выступающих дожидается лишь горстка самых стойких слушателей.

Оппозиционное движение, несмотря на все свои слабые стороны, продемонстрировало россиянам, что власти придется с ними считаться. Протесты сделали общество активным субъектом жизни страны, и заставили политиков (хоть и в незначительной степени) задуматься над своими наиболее бесстыдными действиями. Протестная активность показала, что можно отстаивать свои права и требовать улучшения жизни, невзирая на милицейские кордоны. И хотя это движение еще не одержало победы, оно посеяло в сонной России зерно бунта и нонконформизма. Возможно, из этого зерна еще появятся какие-то всходы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.