Самолет из Назрани совершает посадку в Москве. Вместо того, чтобы выбежать в зал прилета и побыстрее поймать такси или сесть на экспресс в центр, пассажиры толпятся перед рамками-металлоискателями и аппаратом, который просвечивает их багаж. Рядом стоят полицейские с собаками, обученными находить взрывчатые вещества и наркотики. Атмосфера напряженная, если не сказать зловещая. Каждый пассажир должен вынуть из карманов все металлические предметы и пройти контроль. Сотрудники правопорядка не спешат: они просвечивают каждую сумку, трясут куклу, привезенную в подарок для московских родственников, изучают даже кавказские деликатесы и фрукты, завернутые во множество целлофановых пакетов.

Так выглядит прилет в Москву каждого рейса с Кавказа. Стеклянная клетка для прилетевших, дотошный досмотр, полиция с собаками и подозрительные взгляды на смуглых бородатых пассажиров, похожих на последователей ортодоксального ислама. Хотя Северный Кавказ – это часть России, в московских аэропортах к прилетевшим оттуда пассажирам относятся так, будто они прибыли из Афганистана, Судана, Йемена или другого анклава исламского терроризма. То же самое происходит в метро, на рынках или у московской мечети на проспекте Мира, где полицейские обожают охотиться на «черных», как называют здесь приезжих с Кавказа.

Читайте также: Может ли Татарстан стать «Дагестаном на Волге»?


В Москву с арбузами

Боевики под предводительством Мовсара Бараева не прилетели в Москву самолетом. 40 террористов, которые 23 октября 2002 года атаковали театр на Дубровке, спокойно проехали пол-России в грузовиках, груженых взрывчаткой. Они объясняли милиционерам, что везут арбузы. Конечно, по пути не обошлось без взяток (и немалых). В 21 час они ворвались в театр, где шел второй акт популярного мюзикла «Норд-Ост». Нескольким актерам удалось сбежать и сообщить о произошедшем милиции, в зале остались 966 человек. Террористы заминировали зал и потребовали начать политические переговоры по вопросу независимости. Так начался самый масштабный террористический акт в истории России. Закончилось все быстро и неожиданно. Спустя три дня спецподразделения «Альфа» и «Вымпел» запустили в театр газ, усыпивший террористов и заложников. Во время штурма были убиты все боевики, однако в ходе эвакуации или из-за несвоевременного введения антидота погибли 133 заложника. Операция, которая удостоилась похвалы Владимира Путина, вызвала широкую критику: хаос при оказании помощи заложникам, нехватка машин скорой помощи, недостаточная подготовленность больниц к наплыву пострадавших. При этом специалисты по борьбе с терроризмом в один голос говорят относительно огромного количества заложников, что число жертв оказалось небольшим.


Десятая годовщина тех событий проходит в России, скорее, тихо и без особых размышлений на эту тему, хотя после Дубровки в самой Москве произошло еще несколько терактов: на рок-концерте (в 2003 году), в метро (2010 год) и в аэропорту Домодедово в 2011 году. В этих терактах погибли несколько сотен человек.

Также по теме: Кадыров может взорвать Кавказ?


К этому необходимо добавить теракты вне Москвы, которых было гораздо больше: практически одновременный взрыв в самолетах, летящих на юг страны (2004 год), трагическое нападение на школу в Беслане 1 сентября того же года (более 300 жертв) или не столь кровавый, но масштабный теракт на гидроэлектростанции в горах Дагестана в 2010 году.

«Дубровка – это не та дата, которую хочется помнить, поэтому торжественных памятных мероприятий не будет, – говорит Дмитрий Бабич, обозреватель радиостанции "Голос России". – Это нельзя назвать победой, хотя поражением наших спецслужб это тоже не было». Теракт на Дубровке стал шоком не только для России, но и для всего мира, который до этого смотрел на чеченское стремление к независимости с симпатией. Сейчас, спустя десять лет, террористы уже не добираются до Москвы, однако проблема Кавказа остается нерешенной. «Это болезнь, разъедающая нашу страну, но она не смертельна, а приобрела, скорее, хронический характер. С ней можно жить, хотя она, конечно, неприятна и неудобна», - добавляет Бабич.

Черная дыра России


Для новоизбранного президента России вторая чеченская война стала возможностью продемонстрировать свою силу. Российская армия выдавила партизан с гор, а на равнинах установила власть лояльных Москве чеченцев во главе с нынешним главой Чечни Рамзаном Кадыровым. За относительную автономию он и ему подобные наместники Кремля на Кавказе должны гарантировать мир всеми доступными им средствами.

Однако исламский терроризм на юге России не исчез, он лишь оказался запертым в кавказских республиках, распространившись из Чечни на Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию и Адыгею.

Читайте также: Чечня изнутри - путинское царство террора

«На Кавказе возникло нечто вроде повстанческо-террористической технологии, которую копируют новые группировки, – рассказывает эксперт по Кавказу, журналист агентства РИА Новости Вадим Дубнов. – Если кому-то что-то не нравится, он сбирает людей, уходит в горы, вооружает их и начинает партизанскую борьбу». Требования партизан бывают самыми разными. Если лозунг независимости Чечни уже безусловно устарел, то идея создания Кавказского исламского халифата остается все еще актуальной. Слышны призывы вернуться к кавказской традиции и морали или просто порвать с коррумпированным руководством местных кланов, единственным достоинством которых является то, что они умеют договариваться с Москвой.

В течение десятилетия Северный Кавказ превратился в черную дыру России. Туристы все больше опасаются ездить в местные горы, бизнесмены из-за коррупции и проблем с безопасностью боятся юга, как огня, чиновники воспринимают перевод на Кавказ как ссылку, которую нужно пережить и как можно быстрее вернуться домой.


«Несмотря на видимость лояльности Москве Чечня, Ингушетия, Дагестан уже фактически независимы или, по меньшей мере, автономны, – говорит Бабич. – В Москве же царит иллюзия, будто она продолжает их контролировать. В нашей стране есть регионы, которые в цивилизационном плане отстают от либеральной Москвы или Петербурга на сто, а то и триста лет. Такого расслоения не было даже в советские времена».

Также по теме: Неизвестный Дагестан


Выстрелы на свадьбе


В последние выходные сентября по Тверской, главной улице Москвы, ехал свадебный кортеж с дагестанскими молодоженами. Состоятельная семья решила организовать церемонию в столице, следуя при этом кавказским обычаям. Вереница дорогих иностранных автомобилей величественно двигалась по центру столицы, а в нескольких сотнях метров от Кремля из одной из машин раздались выстрелы. Прохожие в ужасе падали на землю, несколько машин задело рикошетом. Полиция пустилась вдогонку за стрелявшими и вскоре их поймала: оказалось, что один из гостей свадьбы решил по кавказской традиции пострелять в воздух. Инцидент вызвал ярость москвичей и запустил волну негативных комментариев в адрес приезжих с Кавказа. Стрельба произошла практически у стен Кремля, где работает российский президент. Действия участников свадебной церемонии сразу же осудили лидеры Дагестана и Ингушетии. Однако когда оказалось, что молодожены происходят из богатых семей с большими связями, на стрелявшего наложили штраф всего в две тысячи рублей. При этом по принятому недавно закону, участники организуемых оппозицией несанкционированных митингов могут расстаться с 50 тысячами рублей, даже если в результате их действий не было нанесено никакого ущерба.

Если жители Москвы и Петербурга время от времени жалуются на «черных», а порой там происходят драки между приезжими и футбольными фанатами, то истинные проявление антипатии можно наблюдать в южных российских регионах, расположенных ближе к Кавказу. Пальму первенства держат Краснодарский край и Ростовская область, то есть Кубань, которая издревле была оплотом казачества и великорусского национализма. Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, один из любимчиков Путина, недавно заявил, что раз лежащий дальше к югу Ставропольский край не может служить эффективным «фильтром», защищающим Россию от Кавказа, эту задачу придется взять на себя жителям Кубани. Спустя несколько дней местная Дума приняла указ о создании казачьих дружин, которые буду помогать силам безопасности следить за порядком, а в первую очередь заниматься «выловом» на улицах кавказского элемента.

Читайте также: Казачья сабля против кавказского кинжала


Такие решения возмутили руководство соседних кавказских республик – Карачаево-Черкесии и Адыгеи, которые призвали Ткачева уйти в отставку, а Кремль осудить его за пропаганду национализма и провоцирование конфликтов на этнической почве. Но у Ткачева не упал с головы ни один волос, и это, впрочем, не первая выходка, сошедшая ему с рук. Все потому, что за него стоит стеной значительная часть жителей региона. «Я живу здесь много лет и я знаю, какие на Кавказе люди. Это совершенно другой менталитет и культура, а, скорее, отсутствие культуры. Мы должны защитить от них Россию, потому что иначе они съедят нас и навяжут нам свои примитивные обычаи», – говорит бывший спортсмен и милиционер, а сейчас ростовский бизнесмен, Ваня.

Рецепта нет

Хотя с момента формального завершения войны в Чечне прошло несколько лет, а на дотации кавказских республик каждый год тратятся сотни миллиардов рублей, ситуация там, что бы ни утверждала кремлевская пропаганда, не улучшается.

«В России все привыкли, что Кавказ – это язва, – говорит Дубнов. – Там не работают никакие программы или рецепты по улучшению обстановки, поэтому остается только договариваться с локальными кланами, чтобы они обеспечивали стабильность». Однако между кланами порой происходят стычки, как несколько недель назад в горах Дагестана, где внезапно разгорелись вооруженные столкновения между клановыми формированиями. Некоторые из них даже пытались перейти на территорию соседней Грузии.

В России все больше говорится о том, что протежируемый Москвой Рамзан Кадыров не способен договориться с руководителями соседних республик, и это может в конечном итоге привести на Кавказе к серьезному конфликту. «Россия не сможет полностью оградить себя от терактов, даже если у нее будут самые лучшие спецслужбы и порядок, с которым, как известно, у нас проблемы», – пожимает плечами Дубнов. Одновременно он подчеркивает, что сейчас стало лучше, чем несколько лет назад, когда теракты случались то и дело. Аналогично рассуждает и большинство россиян, поэтому призрак терроризма не портит в их глазах имидж власти. Даже стрельба в центре Москвы вызвала не решительное осуждение или злость, а скорее, минутное беспокойство. Иллюзия контроля продолжает работать. До очередного теракта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.