Я не потерял способность к командованию. Я вернусь», - заявил Владимир Путин 24 сентября прошлого года, объявив делегатам партии «Единая Россия» о своем решении вновь выставить свою кандидатуру на пост президента. Он был уверен, что снова вернется в Кремль после четырех лет, и все будет так, как во время двух первых мандатов, в 2000-2007 годах. Но в тот день на стадионе в Лужниках не все ему аплодировали, даже и среди членов партии власти. Изменившаяся также благодаря экономическому развитию, связанному с периодом правления Путина, страна не обрадовалась этому известию и отпускала язвительные шуточки по поводу «рокировки» (шахматный термин на русском языке). Путин и Медведев менялись постами, откровенно заявляя о своем «товарищеском» договоре. Это знаменовало конец экспериментов с демократией, хотя и управлявшейся сверху. Сегодня, согласно докладу, опубликованному влиятельным российским мозговым центром Минченко GR Консалтинг, система правления Путина стала напоминать старое Политбюро с вертикалью власти, на вершине которой находится «суперэлита», восемь человек, отобранных из кланов и групп, на которые опирается Путин и арбитром которых он является. Они верны своему лидеру и возглавляют главные центры экономики, финансов и политики.

Прошел почти год, ознаменованный протестами против режима. 24 сентября — это дата переворота: Путин вошел в неизвестные воды, возможно, он не ожидал, что встретит препятствия на своем пути. Кажется, он не готов к тому, чтобы принять новое настроение той части населения, которой уже недостаточно быть свободной только в выборе стиля жизни, но  не иметь голоса в политике. «Мы есть», - это один из лозунгов Pussy Riot. Осуждение трех девушек из панк-группы, которые критиковали президента в храме Христа Спасителя, — это ответ Путина несогласным, пример для всей оппозиции. Никакого диалога, царь не может позволить себе пойти на уступки, - беда, если он проявит слабость. Тот же подход был избран 31 августа и по отношению к писателю Эдуарду Лимонову, лидеру оппозиционного движения «Другая Россия», арестованному в Санкт-Петербурге.


Читайте также: Сто дней правления Путина - барометр падения?

Возвращение страха

Декабрь 1995 года, вторые выборы после краха СССР. В эти годы надежды на новую Россию возобладали над страхом возвращения к прошлому. «Видишь ли, чтобы удержать вместе такую огромную страну, у режима есть только одна возможность. Он не может контролировать все, поэтому прибегает к страху. Если ты из окна видел, что твой сосед арестован, то это отбивает у тебя желание высовываться», - объяснял мне один друг. Казалось, все это отошло в прошлое, у демократии нашлись бы другие методы. Однако, инструменты контроля и страх снова в моде: два года тюрьмы для  Pussy Riot, чтобы устрашить оппозицию. Законы, одобренные Думой, должны держать ее в постоянном напряжении: более жесткие санкции для манифестантов, цензура Интернета, контроль за организациями, которые получают финансирование из-за рубежа.

Сторонник Путина, как гаранта стабильности и выразителя национальной гордости, средний класс все более отдаляется от него и все больше приобретает открытый взгляд на мир. Понять с помощью опросов, какова поддержка России Путину, - не так просто, но, если можно верить соотношению 65/35 между теми, кто его одобряет, и теми, кто его не одобряет, то президент все еще сравнительно популярен, но более не всемогущ. Подобные данные «считались бы превосходными для президента любой демократической страны, но они неприемлемы для царя, для неоспоримого лидера с неоспоримой властью. Путин потерял мандат такого лидера», - писал в июле в газете «Ведомости» знаменитый политический аналитик Кирилл Рогов.

Также по теме: Неожиданно либеральное новое правительство России

Но он продолжает вести себя так, как будто бы мандат у него еще есть. В конце концов, решение вновь выставить свою кандидатуру на пост президента было связано с желанием сохранить централизованную и авторитарную политическую систему, созданную в первые годы правления. Так называемая «вертикаль власти» - это группа союзников, с помощью которых Путин удерживает контроль и лояльность людей на всех уровнях государственного управления, в политике и в экономике. Власть и богатство страны в руках олигархии, которую различные аналитики называют «подпольное государство». Эта суперэлита в основном связана с прошлым президента, с Петербургом, с секретными службами, с клубом дзюдо, в котором он тренировался. Это восемь членов «Политбюро номер 2», его ближайшее окружение, наиболее близкое к царю: банкиры, посредники и бюрократы, в мгновение ока ставшие могущественными. Эти люди отрицательно относились к некоторой открытости Медведева, к возможности политического плюрализма. Это они организовали возвращение Путина, как утверждает среди других политолог, который отдалился от Кремля после того, как идея второго мандата для Медведева была погребена. Немногие из когорты, которая обязана своими богатствами и положением Путину, убедили его вновь выставить свою кандидатуру», - утверждает Глеб Павловский.

Это решение вызвало раскол и среди элиты: по мнению таких либеральных экономистов как Алексей Кудрин, модернизировать и диверсифицировать экономику внутри закрытой политической системы невозможно. «Они хотят вернуться к авторитарному государству, но без советского абсурда», - утверждает социолог Ольга Крыштановская, подразумевая под абсурдом экономическую систему и идеологию тогдашнего периода. Однако, остается абсолютизм, который не предполагает разделения власти: в конце концов Путин это подтвердил, призвав в Кремль наиболее доверенных министров, создав администрацию президента, которой дана истинная исполнительная власть в стране, сверх всякого конституционного мандата, и вся ответственность в обход слабого правительства, доверенного Медведеву.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.