Нападать на людей, которые остаются для большей части населения живыми символами сакрального - непрагматично. Однако в случае Pussy Riot - это, что поделать, неподдельно. Девушки отделились от своего ортодоксального, консервативного, рабского общества. Одни – читая западную феминистическую литературу, другие, слушая Патти Смит (Patti Smith). Они чертовски от этого страдают, а мы не в силах им помочь, как порой не можем помочь сами себе.

Самые заскорузлые польские правые юнцы и самые заскорузлые польские правые господа средних лет вовсю поливают их оскорблениями в своих СМИ. Польшу охватила настоящая оргия мизогинии, коварно скрытой под личиной религиозной чувствительности.

Единственное оружие, которое мы можем использовать в ответ, - это разум. А единственная правда, которую нам остается в данном случае повторять, такова, что Pussy Riot, поющие в церкви Кирилла и его прикладывающихся к путинской руке попов «Богородица, Путина прогони» (возможно, им следовало это петь не в церкви, а у себя дома, прыгая на кровати), а также участницы группы Femen, которые после обвинительного приговора Pussy Riot в акт солидарности спилили большой крест в Киеве (даже если не тот, что следовало), ведут не войну с религией, а религиозную войну.

Секуляризация в своем наиболее этичном, универсалистическом и эмансипационном варианте является одной из форм религиозности (это не только Спиноза, Гегель или пара масонов, это просто правда). Ревностное движение секуляризации - это одна из форм религиозности, чрезвычайно серьезно подходящая к этике и морали, а свою борьбу с формами прежних религий трактующая так, как иконоборцы трактовали свои исполненные насилия выступления против культа изображений. Ради исторической точности напомню (без каких-либо восторгов, а, скорее, с горечью), что этому сопутствовало разрушение святынь, уничтожение икон и скульптур, массовые убийства и пытки. Этим взаимно занимались христианские иконоборцы с иконофилами, католики с протестантами и протестанты с католиками, католики с православными и православные с католиками и т.п. и т.д.

На фоне религиозных войн, которые вели в Европе католики, православные и протестанты, война Pussy Riot и Femen, ведущаяся во имя секуляризма и эмансипации, против того, что они сами считают, скорее, светским культом идолов, чем религией, - это мирная война, следующая принципам гуманизма, которых в отношении них противоположная сторона не придерживается. Два года лагерей - это уже не забавы Юлиуша Брауна (Juliusz Braun) и Кубы Выгнаньского (Jakub Wygnański) (президент польской общественной телекомпании TVP и замруководителя ее программного совета, - прим.пер.) в изгнание с телевидения ужасного Нерагала (Adam "Nergal" Darski) (польский музыкант, обвиненный в оскорблении религии на своих выступлениях, - прим.пер.). Нергал - при всем уважении к его музыкальному таланту страдает все же в стране архиепископа Михалика и президента Коморовского на кресте, обитом плюшем, а девушки из Pussy Riot - в стране патриарха Кирилла и президента Путина - страдают на кресте настоящем, без плюша.

Даже история Доды (польская поп-певица, - прим.пер.), на которую наложили штраф за ее, возможно, не слишком глубокомысленные высказывания на тему авторов Библии, но на которые она имела полное право в светском государстве, это в сравнении с двумя годами лагерей все еще плюшевый крест. Хотя меня нисколько это не радует, так как когда в каком-нибудь государстве объявляют религиозную реконкисту, с крестов может быстро слететь весь плюш.

Все современные идеологические войны происходят из самой сути религиозного рвения. Я неизвестно в который раз осознал эту банальную истину, увидев обезглавленные фигуры святых на фасадах и внутри соборов северной Англии. Обезглавленных точно так же, как их дальние родственники с фасадов французских храмов. С той разницей, что святых с соборов в Саусвелле или Линкольне обезглавила армия протестантских пуритан Кромвеля, а во Франции это делала революция светская, исповедующая зачастую «религию разума».

У бунта против Католической церкви в Польше и Православной в России есть и еще одно измерение. Абсолютно нерелигиозное. Обе Церкви независимо от их религиозной миссии, которую они исполняют то лучше, то хуже, то ревностно, но не очень, - это одновременно светские институты, имеющие свои светские интересы, подверженные светским патологиям и, следовательно, возбуждающие против себя светский гнев. В этом нет никакой тайны, никакого «сатанизма», а скорее, лишь печальный скалистый пейзаж лишившегося чар мира Ктулху. Так было всегда. Когда торуньские мещане 6 февраля 1454 года разрушили монументальный замок крестоносцев в Торуне и снесли часовню, посвященную Святой Деве Марии (оставив на память от этих оборонительно-религиозных постройках только большое каменное отхожее место), какой-то из комтуров крестоносцев предал торуньцев анафеме, назвав их «светскими релятивистами» и «форпостом нигилизма» (парафразируя архиепископа Михалика и патриарха Кирилла, хотя на языке позднего средневековья это звучало, конечно, иначе).

Однако независимо от этих беспомощных анафем все прекрасно знали, что это выступление чисто светское, против светских интересов и патологий, хоть кресты на плащах монахов были еще больше того, что висит в зале пленарных заседаний польского Сейма.

Так что архиепископ Михалик и патриарх Кирилл говорят неправду, повторяя в один голос, что по стенам религии наносит удар небытие, принимающее форму Pussy Riot, Femen, Krytyka Polityczna […], а порой даже Дональда Туска (когда он раз за свой премьерский срок заявляет, и не чистого PR-а ради, ведь он родом из Гданьска, как я из Торуня, что «не будет коленопреклоняться перед священником, а только перед Богом»).

По стенам Католичества и Православия наносит удар робкая и слабая «у нас на словянщине» секулярная религия. Она ударяет по стенам институтов, насаждающих прежние религии. А светские интересы молодого мещанства приходят в столкновение со светскими интересами Католичества и Православия в том масштабе, в каком обе эти организации были и остаются организациями мирскими.

Так что когда те, кто исповедует идею «божьей кары», говорят нам, что это лишь «сатанизм», сохраним среди всех этих анафем способность думать. Думать хотя бы ради солидарности с Pussy Riot, идущими (в том числе за нас) в лагерь, чтобы там (в том числе за нас) совершить акт секулярного мученичества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.