Один из самых заметных молодых писателей современной России Захар Прилепин рассказал в интервью AFP о своей оппозиционной деятельности вместе с радикалом Эдуардом Лимоновым, но в то же время подчеркнул важность стратегии поиска компромисса, чтобы не оказаться подобно ему в «черном списке» СМИ.

 

В сентябре прошлого года автор книги «Ботинки, полные горячей водки» вместе с другими писателями принял участие во встрече с Владимиром Путиным: он воспользовался случаем, чтобы спросить его о связях с другом-миллиардером Геннадием Тимченко, компания которого занимается продажей российской нефти. Этот редкий подвиг получил отражение в СМИ. 

 

«Меня обвиняют в том, что я продался. Лимонов сказал, что мы все должны были отказаться прийти, оставить стол пустым. Но я сказал себе, что если я туда не пойду, никто не задаст этих вопросов», - рассказал в Лионе этот служивший в Чечне военный незадолго до прошедших в четверг дебатов на тему «маргиналы и изгои» в рамках международной конференции романистов. 

 

Задав подобный запретный вопрос, этот близкий соратник Эдуарда Лимонова (создатель скандальной Национал-большевистской партии и герой романа «Лимонов» Эмманюэля Каррера) выразил позицию еще одного знаменитого оппозиционера Алексея Навального, который обсуждал с ним эту проблему.

 

«Лимонов и Навальный - это запретные фигуры, они находятся в черном списке» телеканалов, рассказывает 36-летний писатель, который утверждает, что является для Лимонова чем-то вроде посредника. 

 

Достаточно упомянуть, что в эфире «нельзя произносить имена Путина, Медведева или Лимонова. Однако если вы не появляетесь на телевидении, у вас нет практически никакой аудитории», - говорит Прилепин, который не отрицает принадлежности к Национал-большевистской партии. 

 

Слабость «либерально-буржуазной» оппозиции

 

Он перестал пытаться проводить общественные собрания с Лимоновым, которым препятствуют власти. В то же время он принял участие в массовых российских демонстрациях, в спаде которых, по его словам, виновно «либерально-буржуазное» крыло оппозиции во главе с Борисом Немцовым. 

 

«Сейчас уже слишком поздно: парламентские выборы остались далеко позади, а Путин вступил в должность президента», - говорит он, не выказывая особого желания выходить на улицы 12 июня на новые акции протеста. 

 

Не вызывают у него особой симпатии и коллеги-писатели во главе с Борисом Акуниным и их майские демонстрации в форме протестных «прогулок».  

 

«Когда я встретился с Акуниным в Париже, он сказал: «Нам нужна эволюция, а не революция». Я тоже мог бы гулять и раздавать автографы. Но это ничего не меняет», - насмехается над ними Прилепин, который в тот день предпочел провести время в деревне в нижегородской области, где он живет с женой и четырьмя детьми. 

 

Сегодня он общепризнанный писатель, чьи книги, которые прекрасно описывают жизнь молодежи в российской провинции, популярны по всему миру от Лондона до Нью-Йорка.

 

Во время демонстраций он старается не попадать в истории в отличие от того, что было раньше, когда он был активным «нацболом», размахивал красно-черным флагом и кричал «революция». Те наполненные потасовками времена он описывает в своем романе «Санькя».

 

«Одно время у меня были проблемы с ФСБ. В 2007 году я организовал марш в Нижнем Новгороде. Потом у меня не было ни одной спокойной минуты»,- рассказывает он о конфискации компьютеров в его газете и постоянных задержаниях во время поездок в Москву. 

 

В 2009 году к нему пришла слава и «все стало становиться проще», - признает этот бывший боец спецподразделений, который участвовал в войне в Чечне с 1996 по 1999 год. О ней он рассказывает в своей первой книге «Патологии».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.