'Россия не является участником Энергетической хартии и не собирается участвовать в ней в действующей редакции этого документа'. На саммите ЕС-Россия, прошедшем на минувшей неделе в Хабаровске на российском Дальнем Востоке, президент Дмитрий Медведев был настроен решительно. Настолько решительно, что президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу согласился обсуждать соглашение, не обязательно основанное на Энергетической Хартии, - документе столь проблемном и, с точки зрения России, полностью неэффективном.

Не секрет, что российские власти не одобряют европейские инициативы по разделению производства и транспортировки в газовом секторе. Иными словами, предложения демонополизировать российскую газовую промышленность, в которой 'Газпром' почти полностью доминирует. Госмонополия, с одной стороны, контролирует большинство газовых месторождений, а с другой - трубопроводную систему. И что самое важное, 'Газпром' пользуется эксклюзивным правом торговать газом с иностранными государствами, где цены на голубое топливо намного выше, чем на российском рынке.

Российское государство традиционно занимает важное положение в сознании его граждан, и, возможно, большинство из них - если кто-то спросит их об этом - согласится с тем, что государство должно владеть основными активами в экономике, а крупные компании могут занимать монопольное положение в различных секторах. И все же не каждый разделяет это мнение, даже в газовой сфере. Европейская модель, нацеленная на развитие здоровой конкуренции и защиту прав потребителей, действует в интересах небольших российских газовых компаний, борющихся за выживание.

Финансовый и энергетический кризис, снижение цен на энергоносители и перемены, связанные с этими процессами - все это вынуждает газовую индустрию искать альтернативные варианты маркетинга и производства.

В течение последних лет 'Газпром' делал ставку на растущий спрос на внутреннем и мировом рынках, неуклонный рост цен на свою продукцию. Теперь ясно, что эта стратегия нуждается в коррекции. 'Газпром' сталкивается с сокращением спроса и снижением цен на газ в Европе, и ищет возможности продавать газ в странах Азии. Независимые производители газа вынуждены искать другие варианты стратегии и другие технологии, которые позволят им снизить зависимость от 'Газпрома'. Эти компании пытаются найти лучшее применение добываемому газу. Одна из таких возможностей - экспорт газохимической продукции, так как только 'Газпром' имеет право экспортировать природный газ.

В поисках ниши

В настоящее время производители газа переживают наиболее драматичный момент за последние десять лет. По данным Федеральной службы статистики (Росстат), производство газа в России в январе-марте упало на 15 процентов по сравнению с тем же периодом прошлого года, до 154 млрд кубических метров. Внутреннее потребление снизилось в первом квартале на 6 процентов до 142,5 млрд куб. м. В то же время экспорт рухнул на 50 процентов до 28,2 млрд куб. м.

'Газпром', извлекающий основные выгоды из своего монопольного положения экспортера российского газа, понес наиболее чувствительные потери, пострадали и другие производители. 'Газпром' уже сообщил о снижении закупок туркменского газа до 10 процентов от планировавшегося объема, что, конечно, не устраивает официальный Ашхабад. Туркменистан, располагающий наиболее крупными запасами газа в Средней Азии, получает основные доходы от экспорта топлива и является основным партнером России в этой сфере. Русские достигли соглашения с Ашхабадом о приобретении всей газовой продукции (так в тексте - прим. перев.), чтобы помешать планам ЕС по поиску источников сырья для газопровода 'Набукко', который должен доставить каспийский газ в центральную Европу. Русские, кроме того, использовали туркменский газ, чтобы привести цены на поставки в Украину в соответствие с требованиями этого рынка.

Так как экспорт газа из России снизился, 'Газпром' предпринимает попытки продавать больше собственного газа на внутреннем рынке. С этой целью 'Газпром' снизил квоты прокачки для независимых производителей газа. Малым и средним компаниям не привыкать к такому обращению со стороны монополиста, и поэтому они постоянно ищут способы коммерческого использования добываемого газа. Сразу несколько компаний заявили недавно о планах по запуску газохимических проектов, и в этом году их намерение снизить зависимость от газопроводов 'Газпрома' стало еще более твердым.

Мода на метанол

Парадоксально, но это стремление независимых газовых компаний вполне соответствует намерению российских властей осуществить переход в российской экономике от сырьевого уровня к более высоким технологиям. Производство газохимической продукции представляется достойной альтернативой продажам трубопроводного газа. 'Уралхимпласт' и 'Итера', например, создали совместное предприятие 'Уралметанолгруп', и готовятся к строительству газохимического комбината в Нижнем Тагиле, крупном промышленном центре в Свердловской области на Урале. Партнеры подписали соглашение о строительстве в июне 2006 г. Годовая мощность предприятия составит 600 тыс. тонн метанола, который служит исходным продуктом для производства полиэтилена и других полимеров, а также удобрений, различных видов топлива, антифриза и фармакологических препаратов.

Россия производит около 4 млн. тонн метанола в год и экспортирует от 40 до 45 процентов этого объема, причем газовые компании намерены увеличить эти цифры, рассчитывая на стабильный рост потребления метанола на мировом рынке.

Надежды инвесторов

Российская экономика находится в ожидании иностранных инвестиций, и в этом отношении особых различий между государственными и частными компаниями не наблюдается. С другой стороны, иностранные инвесторы намного более важны для небольших компаний, и в этом отношении пример 'Уралметанолгруп' весьма показателен.

Проект в Нижнем Тагиле потребует инвестиций в размере около 300 млн. евро, и эти затраты могут быть разделены с международными партнерами. В феврале 2008 г. индийская Gail подписала с 'Итерой'меморандум о сотрудничестве в сфере сжижения газа и производства газохимических продуктов. Другой потенциальный партнер - машиностроительная компания ALTA из Чехии. Она также подписала рамочное соглашение с 'Уралметанолгруп' по организацию схемы проектного финансирования для строительства комбината на 'Уралхимпласте'.

Российские участники проекта ожидают, что иностранные партнеры профинансируют 75 процентов затрат, или около 230 млн. евро. Альянс рассчитывал запустить первую фазу производства в 2010 г. и завершить строительство в 2011 г. Но финансовый кризис сказался на графике, и теперь запуск первой фазы намечается уже на 2012 г. Председатель Совета директоров 'Итеры' Игорь Макаров говорит, что его компания ожидает участия международных партнеров не только в финансировании, но и в технологических решениях проекта.

Сибирь - энергетическое сердце России

'Итера' и 'Уралхимпласт' не одиноки в своих планах. Восточно-Сибирская Газохимическая компания (ВСГК) запускает проект строительства газохимического предприятия в центральной части Якутии. Завод будет производить ежегодно 1,5 млн. тонн метанола, 400 тысяч тонн высококачественного моторного топлива, 200 тысяч тонн аммиака. Поэтапный пуск предприятия намечен на 2012-2015 гг. К 2013 г. должно быть построено газохимическое предприятие на базе Кумжинского месторождения в Ненецком автономном округе, оно разместится в районе поселка Индига. На Дальнем Востоке 'Газпром' также рассчитывает начать производство метанола: компания 'Сибметахим', СП 'Газпрома' и 'Сибур Холдинга', в прошлом году приступило к оценке перспектив строительства близ порта Находка в Приморском крае предприятия мощностью 1 млн. тонн метанола в год.

'Газпром', занимающийся в основном экспортом газа по трубопроводам, не собирается сидеть сложа руки. В феврале 2009 г. компания открыла на российском Дальнем Востоке крупнейшее предприятие по сжижению газа в рамках проекта 'Сахалин-2'. В породившем сомнения у экологов проекте стоимостью 20 млрд. долларов, кроме 'Газпрома', участвуют также две японские компании, Mitsui и Mitsubishi (а также международная Shell - прим. перев.). В этом случае сжиженный газ транспортируется специальными танкерами водоизмещением от 18 до 45 тысяч кубических метров.

Кризис, кризис, кризис

В тех случаях, когда до газовой трубы далеко, или она заполнена газом 'Газпрома', переработка становится спасением для газодобывающих компаний. 'В нашем случае газохимическое производство - единственный способ использования газа, т.к. трубопроводная инфраструктура не позволяет поставлять газ на экспорт', - комментирует Александр Климентьев, генеральный директор ВСГХК. Положение газодобывающих компаний осложняется и особенностями российского законодательства. 'Мы рассматривали много вариантов использования газа. Самый интересный с коммерческой точки зрения - это строительство завода по сжижению природного газа. Но крест на этой идее ставит закон 'Об экспорте газа', по которому природный газ в любом состоянии - сухом или сжиженном - может продавать за рубеж только 'Газпром'', - объясняет Вячеслав Першуков, генеральный директор предприятия 'СН-Нефтегаз', реализующего проект строительства газохимического комплекса в Ненецком автономном округе.

Таким образом, у независимых газопроизводителей остается один вариант - газохимия, хотя кризис оказывает влияние на реализацию этих планов. В 2008 г. цены на метанол на мировом рынке колебались вокруг 300 долларов за тонну, а иногда достигали 500 и даже 600 долларов за тонну. Сегодня цены снизились до 200 долларов за тонну, что в некоторых случаях ниже себестоимости. С другой стороны, девальвация рубля увеличивает рентабельность газохимического производства в России и снижает транспортные издержки. Российское оборудование также становится дешевле. Производственные издержки в настоящее время могут быть оценены в среднем в 110 долларов за тонну метанола, по сравнению с 160 долларами за тонну летом 2008 г.

От того, каким будет баланс 'плюсов' и 'минусов', возникших в результате финансового кризиса, зависит будущее газодобывающих компаний. Производители ищут новые пути и новых инвесторов. До сих пор они были вынуждены полагаться на милость 'Газпрома' - но эти расчеты не всегда оказываются оправданными. Проблема в том, что российское государство до сих пор не выразило поддержку независимым компаниям, желающим самостоятельно торговать газом.

____________________________________________________________

"Газпром" обостряет спор с Туркменистаном по вопросу цен на газ ("The Financial Times", Великобритания)

Нынешняя слабость "Газпрома" создает новые возможности ("The Moscow Times", Россия)

Газпром ("The Financial Times", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.