Среда, 07.01.2009

Передача: Особое мнение

Ведущие: Ирина Воробьева

Гости: Александр Проханов

И.ВОРОБЬЕВА: Добрый вечер, это программа 'Особое мнение', которую вы слушаете на волнах радиостанции 'Эхо Москвы' и смотрите трансляцию на телеканале RTVi. Меня зовут Ирина Воробьева, и сегодня у нас в гостях Александр Проханов. Добрый вечер. Александр.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер. Хочу всех слушателей и зрителей поздравить с Новым годом, а православных христиан - со святым праздником Рождества Христова.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо. Вас тоже с праздником. И напомню, что все вопросы, пожелания, комментарии вы присылаете на номер СМС - 970-45-45. Начнем с вопроса, который вам все задают на нашем сайте - эти вопросы касаются конфликта на Ближнем Востоке. Скажите, то, что сейчас происходит в Секторе Газа - можно ли это назвать 'операцией по принуждению к миру' со стороны Израиля?

А.ПРОХАНОВ: Дело не в лексике. Мне кажется, что в эти дни стыдно и страшно быть евреем. Потому что мир на глазах превращается в одного огромного антисемита. Евреи, совершив эту акцию - исходя из соображений, видимо, военно-стратегических, или военно-тактических, не предполагали - в силу своей недальновидности, - что они всколыхнут такую гигантскую войну анти-израильских настроений в мире. Миллионные демонстрации в Индонезии. Европе, в координационных советах в поддержку палестинцев, - ведь эта антиеврейская волна, эта ненависть антиеврейская, она не проходит бесследно. Она как сланцы откладывается в подкорках, в подсознании, передается из поколения в поколение. Как можно было предпринимать такого рода акции, не предвидя вот этот огромный анти-израильский, анти-еврейский бунт. Я объясняю это такой жестоковыйностью еврейского народа, который упорно, упрямо, несмотря на все свои собственные трагедии, все свои огромные тупики и заблуждения, в которые он заходил во время всей своей истории, начиная с библейских времен, он опять вклеился в эту ужасную историю. Вот это я вам первое могу сказать. Второе, что мне известно, хотя вокруг этого, конечно, царит такая дезинформационная среда, и над всей этой войной такой купол блокирующий информации, или дезинформации - я думаю, что эта акция Израиля захлебнулась по нескольким параметрам. Первый, самый главный - обстрелы территории Израиля не ослабели, они продолжаются, более того, они усилились, и полеты ракет 'Кассам', которые достигали 40 км, сейчас достигают 45 или даже 50 км - то есть, такое ощущение, что палестинцы ввели новое поколение ракет. Значит, основная задача не достигнута военная. Далее - наземная операция ограничивается движением танков по периферии больших городов, танки не залезают в городах, потому что танковая война в условиях больших городов - мы помним, как погибла Майкопская бригада в Грозном, когда ее обстреляли из гранатометов в упор. Израиль рапортует об убийстве 300 палестинцев. Но по существу это капля в море, мы знаем, что там около 30 тысяч боевиков палестинских ХАМАС находится в Секторе Газа. Ни один из руководителей не погиб, организация сохранилась. Иран, который стоит за этой организацией, в состоянии восполнить какие-то пробелы материальные дополнительным спонсированием. Поэтому чего достиг Израиль? Израиль достиг того, что, во-первых, 5 израильских солдат оказались в плену у ХАМАС, а мы помним, как нервно реагировал Израиль на одного военнопленного, который попал к ним. И он, Израиль, достиг вот этой ужасающей волны. Некоторые аналитики говорят, что одна из задач - ну, там было много сопутствующих задач, - была задача как бы замазать Обаму палестинской кровью, чтобы Обама высказался во время этого конфликта, с произраильскими заявлениями вышел, - нет, Обама молчит как рыба, он ждет 20 числа, ждет инаугурации и его не вытащишь на форум по этому израильско-палестинскому вопросу. Поэтому мне кажется, что эта операция подошла к своему концу - бои прекратились, по крайней мере, на сегодняшний день. Открыты эти гуманитарные коридоры и Израиль выходит из этой войны так же, как он вышел из войны в Южном Ливане - посрамленный, с большими потерями, с огромным моральным ущербом и Ципи Ливни оказалась с первых дней своего правления в такой отвратительной, кровавой каше.

И.ВОРОБЬЕВА: Скажите, вы сами говорите, что это дезинформация в основном то, что приходит оттуда. Действительно, там не работают иностранные журналисты. То есть, мы не можем знать по факту, что там происходит на самом деле. Вы говорите, что не убит ни один из руководителей. Тем не менее, приходят сообщения о том, что погибли руководители. То есть, дезинформация с одной стороны и с другой стороны. Как быть с этим?

А.ПРОХАНОВ: Есть политическое руководство ХАМАС, лидер этого движения Халед Машааль, он находится за пределами Газы, постоянно выступает с заявлениями, - он жив. У Халеда есть целый круг его ближних людей, которые занимаются проблемами политики внешней, - они все на месте. Есть даже так называемый министр по делам туннелей - эти туннели, которые там прорываются, они роются в таком количестве, они требуют от ХАМАС такого напряжения, таких средств, такой организации, что они выделили свое целое направление. Вот этот человек, который ответственен за эти туннели, он жив. Поэтому ни один крупный политик, ни один крупный руководитель операции не погиб - это ясно - они выходят в эфир, разговаривают с людьми. Гибнут в основном, конечно, гибнут и боевики ХАМАС, но гибнет и мирное население - гибнут дети, гибнут семьи. И эта кровь, этот ужас, эта боль, которая перехлестывает зону блокады - мир знает об этой боле, мир знает об этом ужасе и он на нее реагирует вот этими огромными выступлениями, огромными демонстрациями. Мне кажется, - по косвенным сведениям, по разговорам с теми евреями, которые живут в Израиле, по телефонным разговорам с ними я знаю, что огромное количество жителей Израиля само в панике. Потому что оно ждет этого ответа. То есть, у ХАМАС есть так называемые 'дремлющие ячейки', которые внедрены, инкорпорированы в израильскую среду, они молчат, о них никто не знает, не ведает, и когда кончится эта каша, они могут проснуться, эти ячейки. И поэтому никто не находится в безопасности.

И.ВОРОБЬЕВА: Мы продолжим эту тему - через несколько минут мы вернемся в студию.

РЕКЛАМА

И.ВОРОБЬЕВА: Мы продолжаем - это программа 'Особое мнение', у нас в гостях Александр Проханов. Людмила, служащая из Израиля: 'почему ежедневные обстрелы территории Израиля в течение последних 8 лет воспринимаются вами как норма, а удар возмездия по бандитам и террористам вами же воспринимается как агрессия против пассионарных интеллигентов?'

А.ПРОХАНОВ: Объясняю - почему мною налеты индейцев со своими луками, томагавками и копьями на англосаксов. Пришедших на территорию США со своими винчестерами, пушками, конницей - почему мною воспринимаются положительно, а геноцид, который устроили американцы индейцам, коренному населению, с избиениями, с массовыми казнями, с зачисткой, с этническими чистками, воспринимаются мной как огромное свинство и преступление - по этой же причине. Потому что ХАМАС своими маленькими ракетами по существу не наносит серьезного ущерба. Это акт самообороны. Израиль пришел на палестинские земли, Израиль начал эту войну по выдавливанию палестинцев, Израиль вышвырнул огромное количество палестинцев с этих земель, бросил их в Иорданию, Ливан, остальные земли - я видел эти лагеря беженцев. И борьба палестинцев за возвращение своих земель - это праведная борьба.

И.ВОРОБЬЕВА: Чем должна закончиться эта война, как должен наступить мир? Или там невозможен мир, в этом регионе?

А.ПРОХАНОВ: Думаю, что мир в этом регионе невозможен, поскольку ставка вот этого израильского религиозного государства - это религиозное, а не светское государство, оно по виду светское. А по внутренней сути оно ветхозаветное, религиозное, оно ставит евреев выше всех прочих народов, говорят, что это народ мессианский, что эта Земля Обетованная, что она завещана народу самим Господом-Богом, что Ханаания - это люди, которых в свое время, когда туда пришел Иисус Навин, - я цитирую Священное Писание. Ветхий Завет, - при взятии городов, при взятии Иерихона, их евреи выводили, предавали заклятию, то есть, клали их под железные пилы, под железные топоры, бросали их в печи для обжига извести. По-существу, впервые людей в печи бросали не в Майданеке, не в Освенцим, а вот там, во время взятия этих городов. Вот эта упертость, вот это мессианство, это огромное напряжение, которое пребывает в еврейском народе, оно делает эту проблему неразрешимой для Израиля. И все это происходит на фоне увеличения арабского населения, арабской доминанты, откладывания вот этих вот как бы таких личинок ненависти внутрь арабского и мусульманского мира. Арабы становятся все более и более технически оснащенными воинами - об этом свидетельствовала последняя ливанская война, когда гранатометы последней конструкции разбивали вдребезги хваленые танки израильские. И поэтому эта политика обречена на истребление, на исчезновение Израиля. Это трагедия, - конечно, государство, которое было задумано как великий проект, как великий пафосный проект и идея такого еврейского освобождения, еврейского ренессанса, она натолкнулась на это упорное, тотальное сопротивление. Причем, почему здесь трудно нащупать точки соприкосновения - даже как-то здесь, в ваших передачах, уважаемая мною Альбац сказал, что мы, евреи, считаем жизнь священной, для еврея жизнь - священна. А мои друзья из ХАМАС говорят, что для них смерть священна. Они не цепляются за жизнь, за эту земную тварную форму Проведения, отпущенную тебе Господом на несколько лет на земле. Для них смерть является мистическим актом перехода в другое состояние, в другой мир. И важно эту смерть заслужить так, чтобы жить в другой жизни достойно. Поэтому как совместить два народа, для одного из которых жизнь, бытие, пир, стол, полный яств, постель, полная красивых женщин, города, полные богатства, торговли, банки, полные денег, господство в этом мире является самым важным. Как совместить это с теми, кто считает, что смерть это огромная, мистическая тайна, через которую должен пройти человек достойно, как герой, как витязь, как рыцарь, и перейти в мир иной с высоко поднятой головой. Как это совместить?

И.ВОРОБЬЕВА: Вы говорите, что для ХАМАС смерть священна, но буквально несколько минут назад вы же сказали, что главные лидеры ХАМАС находятся где-то за пределами конфликта, а значит, они не гибнут вместе со своими - это можно совместить?

А.ПРОХАНОВ: То есть, вы предлагаете, что в первые дни войны И.В.Сталин должен был помчаться на коне или на ишаке на германские колонны, оставить Генштаб и принять участие в пограничных боях на Буге? Халед Машааль - он герой. Он ведет страшную, повседневную, еженощную борьбу. На него совершались покушения, его хотели убить, он ведет руководство этой сложнейшей, мощнейшей организации, и неизвестно, что труднее - находиться там, в этих туннелях, проникать на израильскую территорию, захватывать в плен растерявшихся солдат, либо вести эту сложнейшую дипломатическую работу, встречаться с послами всего мира, встречаться с американским истэблишментом, который поддерживает ХАМАС. Ведь это только Израиль называет ХАМАС террористической организацией, демонизируя его. К ХАМАС приезжал Картер, Киссинджер, контакты с ХАМАС устанавливают и упрочают лидеры и деятели нынешней американской администрации. И не исключено, что американцы, в конце концов махнут рукой на этот Израиль, который доставляет слишком много хлопот, и переориентируют свою политику на исламский мир, потому что в исламском мире происходят сегодня самые важные процессы. В исламском мире нефть, коммуникации мировые, в исламском мире вот этот огромный пассионарный взрыв, который только усилился в период кризиса. Так что, повторяю, - я не завидую Израилю.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте поговорим о том, кому можно завидовать, а кому нельзя завидовать в последних новостях, которые сейчас все обсуждают. Это, естественно, газовая проблема между Россией и Украиной и то, как она сейчас коснулась Западной Европы. Смотрите - предприниматель из Пскова: 'Не кажется ли вам, что Украина окончательно потеряна для России как стратегический партнер и союзник?'

А.ПРОХАНОВ: Нет, мне кажется совершенно другое. Вот этот газовый конфликт подтвердил ряд постулатов, которые упорно отвергались, отвергаются нашей либеральной демократической элитой, и отчасти нашей властью нынешней, что это за постулаты? Во-первых, нас уверяют, что у сегодняшней России нет врагов - это все надумано. На Россию никто не нападают, у России все друзья - это мания, паранойя, русских патриотов, говорящих, что у России есть враги. Вот все, что сейчас делает украинская власть по отношению к России - это акт войны, это акт экономической войны, которая может быть пострашнее акта войны горячей - это раз. Второе заблуждение, которое я еще помню, оно начиналось с момент распада СССР, нам говорили - зачем эти пространства, зачем эта империя, зачем эти окраины, пространство утратило свое значение, сейчас важны скорости перевода денег, ротация финансов по часовым поясам, коммуникации, связи, пересылка по СМС приветов любимым женщинам, а пространство это бремя. Нет, оказывается, пространство по-прежнему является базовой формой существования государства. Эти пространства в данном случае превратились для России, с утратой республик, в санитарный кордон. Вокруг России смыкается в пресловутый санитарный кордон, который закупоривает Россию в своей континентальной евразийской части. И Украина прекрасно пользуется этой своей блокадой. Россия находится в экономической, в какой-то степени, блокаде - это третье. Далее, - нам говорили, что империя, - и это говорил Чубайс совсем недавно - это пройденный этап, мы сбросили с себя окраины, мы отказались от империи, мы строим национальное государство. Империя - это рудимент. Да, мы сбросили с себя имперские окраины, более того, мы превратили эти имперские окраины во враждебные для себя государства. Мы окружены открытыми или закрытыми врагами. Прибалтика враждебна нам, Украина враждебна, Грузия нам враждебна. Поэтому, отказавшись от империи, отказавшись от окраин, от выходов на великие европейские и азиатские пространства, мы обрекли себя на деградацию. Совсем недавно прошел замечательный проект 'Имя России', за которым с огромным интересом следила вся страна и можно поздравить Второй канал с этой блестящей находкой. Петра Первого представлял Черномырдин, Черномырдин говорил о Петре как о великом реформаторе, утверждая, что сейчас все, к чему ни прикоснется сегодняшний русский человек, ото всего веет Петром, везде он видит Петра. Петр прорывался в Европу. Петр выстраивал европейскую политику, он пробивался туда, чтобы открыть для России коридоры товаров, кораблей, идей, информации, культуры. Все, что делает сегодняшняя и вчерашняя ельцинская власть, - мы запираем себя, мы выкидываем себя из Европы, Черномырдин - он творец 90-х гг., он ельцинист, он никакого отношения к Петру Первому не имел. Он, по существу, Черномырдин, ответственен за эту анти-имперскую политику, за этот крах 'Газпрома' сегодняшний. И я думаю, что еще один урок для сегодняшней власти - вернуться к имперским представлениям о сегодняшней России. Эти окраины, в том числе и Украина, они не только не потеряны для России, они должны стать объектом интенсивного воздействия России. Мы не занимались Украиной все это время. Мы продолжили там трубы и качали нефть, и договаривались с 'Нафтогазом' и другими посредниками иностранных на непонятных ни украинцам, ни русским людям, условиях. Россия должна вернуться к имперскому сознанию и пробивать эти коридоры в Европу любыми средствами, в том числе, средствами прямого давления на политический истэблишмент сегодняшней Украины.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, та ситуация газовая, которая сейчас складывается между двумя странами, это и есть прямое давление - газовый кран это и есть политическая сила России, с которой она бьет Украину?

А.ПРОХАНОВ: Наоборот, Украина закрыла доступ российского газа в Европу. Украина пошла, по существу, - она могла просто взорвать железные дороги, которые соединяют Москву с Берлином или с Мадридом. Она перекрыла эти коммуникации, она показала Москве, что Москва ничего не стоит, что она ничего не может, что Москва, являясь энергетическим гигантом, она является карликом, политическим пигмеем, что Украина, перевернув вентиль, может поставить Москву на уши. И Москва как заяц сейчас прыгает вокруг этого вентиля, внутренне страшась того, что произошло. Ведь Россия не решится действительно отключить Европу от своих газоносных недр, она пойдет на переговоры с Украиной - я вижу, что они дрогнут и Медведев дрогнет. Александр Медведев, и премьер дрогнет. Россия не проявит себя в этих условиях как большой имперский медведь. Она будет по-прежнему слаба. Потому что Европа сейчас взвоет - Европа замерзающая взвоет, она заставит Россию сесть за переговорный стол, заставит Россию принять сносные, выгодные для Украины решения - вот в чем ужас, вот в чем страх. Поэтому я думаю, что для 'Газпрома', да и для России настали времена выбора. Ведь посмотрите, что такое 'Газпром'? Это одна из самых таинственных и загадочных организуй. Мы не знаем, что такое 'Газпром'. Я только чувствую, что 'Газпром' это кристалл, это кристаллическое очень жесткое образование, а вокруг этого кристалла жижа распавшегося, деградирующего государства.

И.ВОРОБЬЕВА: Это программа 'Особое мнение', у нас в гостях Александр Проханов. Вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

И.ВОРОБЬЕВА: Мы снова в студии, это 'Особое мнение', у нас в гостях Александр Проханов. Давайте все-таки переместимся от тех новостей, которые будоражат мир, к тому празднику, который сегодня происходит у нас - это Рождество. Я хотела вас спросить - местоблюститель митрополит Кирилл во время рождественской проповеди - он какую-то ее часть посвятил кризису и призвал людей молиться, чтобы господь помог всем странам мира выйти из этого кризиса, что это было?

А.ПРОХАНОВ: Что это было? Вообще, во время проповеди, в больших храмах или в маленьких, священник, обращаясь к своей пастве, он, помимо чисто евангельских назиданий, касается насущного - того, что творится в приходе - может, там какая-то беда, или какая-то радость, или какое-то несчастье - он касается всего этого. И в данном случае у Кирилла огромный приход, вся Россия, и во время этой пасхальной своей речи он тронул насущное. Потому что действительно люди в страхе перед лицом кризиса, и он действительно первый сказал, что 'кризис' по-гречески - это 'суд'. И он интерпретировал сегодняшний кризис почти как суд Божий, это абсолютно религиозное, антологическое отношение ко всему происшедшему, - что Господь-Бог вмешался в мир, который погряз в деньгах, алчности, бездуховности, насилии, бездумии, несправедливости. Он впервые сказал, что нарушен принцип справедливости. Он таким образом сказал, что принцип справедливости лежит в основе мироздания в целом, что Господь-Бог задумал этот мир как мир справедливый, и справедливость действует не только между двумя людьми, двумя семьями или между двумя народами, она действует и в мире цветов, камней, звезд, галактик - это универсальный космический принцип. Если он оказался нарушенным, то тогда грядет суд, то есть, грядет кризис. И мне кажется, это такая богословско-политическая часть речи, это нечто новое в обращении наших иерархов во время такого рода праздников. Скажем, покойный патриарх позволял себе политические пассажи, но гораздо более мягкие и менее определенные. Я полагаю, что политизация Церкви, которую продемонстрировал в данном случае Кирилл, это положительный знак. Потому что Церковь слишком - во-первых, Церковь и государство у нас на глазах сближаются. Если не сливаются, то сближаются. И Церковь должна, как это всегда было на Руси, играть более важную, активную роль в жизни страны и государства. Страна захлебывается в несправедливости, в мерзостях. Церковь должна на это реагировать. Сейчас ведь все 'новые русские' пришли в Церковь со свечами, с лампадами, они дарят самоцветы на оклады икон, то есть, они демонстрируют, что они верующие, православные. Если бы патриарх, будущий патриарх, или нынешний местоблюститель своим посохом ударил о землю. Ударил о каменный пол храма Христа-Спасителя, и крикнул на них - 'вы, ехидны' - как это делал Христос в свое время - 'ехидны, верните народу достояние, перестаньте лицемерить со своими яйцами Фаберже, верните награбленное народу' - я думаю, что они вынуждены были бы просто послушаться Церкви. Дай бог, если следующий патриарх, а им может стать и Кирилл, у меня такое ощущение, что он сейчас так активен, так напряженно проповедует и действует, что не исключено, что он может стать патриархом. Я думаю, что Церкви в следующий период патриаршей, который совпадет с периодом кризиса, она будет гораздо больше политизирована, чем прежде.

И.ВОРОБЬЕВА: Я правильно вас поняла, что если следующим патриархом будет Кирилл, то это более политизированный патриарх. Это скорее хорошо, чем плохо?

А.ПРОХАНОВ: По-моему, так да. Это хорошо. Скорее, это хорошо, чем плохо. Потому что вот это сближение Церкви государства, осторожное, но неуклонное, оно, с одной стороны, само государство пронизывает или пропитывает вот этими энергиями храм, энергиями Церкви, не в такой степени, как хотелось бы. Я думаю, что свет в гору проникает быстрее, чем церковная идея в наши министерства. Но и государство обращается к Церкви за помощью. Церковь тоже вправе высказываться по самым вопиющим проблемам страны. Как это было и в период Смуты 16 века, как это было при Преподобном Сергии Радонежском, который посылал Дмитрия Донского на сечу Куликовскую. Церковь это же не посторонний для нас институт. Это такой же абсолютно институт, как и само мироздание. Но конечно, повторяю, странно - вот во время этих святых дней, когда действительно душа должна быть, мне кажется, расположена к чему-то возвышенному, тонкому, прекрасному, нежному, тому, чего так не достает нам в жизни, - мы все время талдычим 'вентиль, труба, газ, котировки, рынки, быки, фишки' - то есть, какая-то свирепая бездуховность царит даже в эти дни. Вот у нас осталось несколько минут - не знаю, знают ли об этом мои друзья - небольшая группа художников, философов, политиков, мыслителей, год назад воздвигла на Пскове удивительный холм, священный холм - из огромных метеоритных камней, и на нем поставила грандиозное 12-метровое Распятие. В этот холм были собраны земли со всего русского мира, со всех полей русской славы, с мест, где родились русские святители, художники, богословы. В этот холм всыпана земля из Гори, которую привезли десантники, - Гори, где родился Сталин. В этот холм всыпаны царские земли из Ганиной ямы. И этот холм являет собой таким реактором, который дышит и производит такую таинственную мистическую энергию русской жизни и русской истории. И мне перед Рождеством позвонили и сказали, что группа паломников, которая подошла к этому кресту вечером, во время непогоды, ненастья, во время сумрачных мрачных небес, она, взойдя на этот холм, была поражена: над ним разверзлись небеса и просияло 8 огненных крестов. Над этим крестом просияло в небесах 8 огненных распятий, огненных алых крестов. Они были поражены и пошли дальше разносить эту весть по приходам, по монастырям. Это чудо, о котором не помышляют ни наши газовики, ни наши военные, ни наши политологи - оно присутствует в мире. Мне кажется, нам нужно чаще смотреть в небеса, хоть иногда отрывая взгляд от этой газовой трубы, которая водит нас туда, в землю, в преисподнюю, в эту тьму кромешную.

И.ВОРОБЬЕВА: Как же смотреть в небеса, если даже во время рождественской службы мы говорим о кризисе?

А.ПРОХАНОВ: Кризис - это суд. Суд Божий. А Бог живет в небесах, а не в газовой трубе. Хотя с другой стороны, Дух дышит, где хочет.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, можно и вентилю придумать какое-то выражение. Почему тогда митрополит Кирилл не говорил про банки, про газ, про Газу? Всему можно придумать такое определение.

А.ПРОХАНОВ: Он, кстати, говорил об этом.

И.ВОРОБЬЕВА: Это нормально?

А.ПРОХАНОВ: Когда Христос пришел в храм, когда он вошел в Иерусалим, первое, что он сделал - знаете? Он не говорил 'братья, любите друг друга'. Он подошел к лоткам, где торговали птицами, голубями, где меняли деньги, он их опрокинул. По-существу, он нанес удар по банкам. Христос, войдя в храм, нанес удар по банковской системе еврейской. Вот что он сделал. Поэтому митрополит Кирилл в этом смысле повторил просто деяние Христа.

И.ВОРОБЬЕВА: А вы говорите, что давайте в этот светлый праздник перестанем говорить про вентиль, Газу, газ, а переключимся на то, что у нас сверху. Как же мы можем? Вы говорите, что то, что Кирилл политизирован - это положительно.

А.ПРОХАНОВ: Но вы же меня на это подвизаете. Вы же не спрашиваете меня, обливался ли я слезами во время всенощной, не явились ли мне на сердце какие-то удивительные откровения. И я вам сказал, что над нашим крестом, над нашей Голгофой Псковской в небесах просияло 8 огненных крестов. А 8 - это число Богородицы, это Богородичная Звезда. Вот я и говорю, что надо смотреть чаще в небеса, и там человек может увидеть удивительные письмена и удивительные для себя откровения.

И.ВОРОБЬЕВА: И на этой высокой ноте мы, пожалуй, закончим наше 'Особое мнение'. Это был Александр Проханов.

__________________________________________

А.Глюксман: Газа - чрезмерный ответ? ("Le Monde", Франция)

Кого на самом деле следует считать современными нацистами? ("Los Angeles Times", США)

Газа: трагическая дилемма Израиля ("The Wall Street Journal", США)

Не недооценивайте уязвимость Израиля ("The Independent", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * * * *

"Малороссы", "хохлы", "украинцы" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Геббельс позеленел бы от зависти (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Предсказания Распутина (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.