В то время как на Западе христианский мир будоражат скандалы, связанные со священниками-педофилами, дискуссии о суверенизме и вопрос мигрантов, на Востоке происходит «раскол» между русскими православными (150 миллионов из 300 миллионов православных) и Константинопольским патриархатом, Фанаром, первым престолом православия. В эпоху экуменизма расколы представляются достоянием прошлого, но данное столкновение — это серьезная проблема, потому что на кону — судьба православия на Украине. Нельзя забывать, что политический кризис на Украине начался в 2013 году из-за ее таможенного и торгового соглашения с Европейским союзом, означавшего сдвиг государства в сторону Запада.

Сегодня христианское сообщество на Украине, самое многочисленное после российского, оказалось расколото. Помимо греко-католиков (которые разделяют византийский литургический обряд, как и православные, но подчиняются Риму), существуют еще три православные церкви с одинаковой литургической традицией: украинская, подчиняющаяся Московской патриархии, к ней относятся 12 тысяч приходов и 200 монастырей; автокефальная, восстановленная в 1990 году на волне национального возрождения, в ее ведомстве находятся 1167 приходов; и так называемая Киевская патриархия, возглавляемая Филаретом, который был священником еще при советском режиме, а потом был отлучен от церкви Московским патриархатом (в его распоряжении имеется 5167 приходов). Православная и Константинопольская церковь до сих пор признавали как каноническую только украинскую церковь, связанную с Москвой.

Кажется, что российские православные составляют большинство, однако в последнее время, в период разгоревшегося национализма и войны на Донбассе, их стали дискредитировать как «агентов Москвы», а многие верующие перешли под крыло Киевского патриархата. Многие украинцы, однако, чувствуют себя связанными с русским патриархатом; другие отстаивают национальную и автокефальную церковь, отталкиваясь от того факта, что Украина является независимым государством. Недавно президент Украины Порошенко (кстати, прихожанин церкви, принадлежащей РПЦ) отправился в Фанар, в Стамбул, и обратился к патриарху Варфоломею с просьбой об автокефалии — независимости — украинской церкви. Украинский парламент также проголосовал за независимость. В этом направлении хотят развиваться две украинские церкви, не связанные с Москвой. Порошенко заявил: «Как и в случае с присоединением к НАТО и к ЕС, мы не будем просить разрешения у Владимира Путина и Кирилла».

Московский патриархат под руководством Кирилла подчеркнул, что единственная православная церковь на Украине — это та, которая связана с Москвой (уже предоставившей значительную автономию своим украинским прихожанам). Отношения Москвы с Варфоломеем не просты, особенно после отказа русских от участия во Вселенском православном соборе на Крите в 2016 году, который был очень важен для Константинополя. 31 августа, однако, патриарх Кирилл продемонстрировал готовность к диалогу и отправился к Варфоломею в Стамбул. Казалось, что это решающий поворот. Варфоломей, со своей стороны, убежден, что он играет определенную роль в объединении православной церкви на Украине. Он уже принял под свою юрисдикцию православных украинцев из Соединенных Штатов и Канады. Кирилл твердо настроен на то, чтобы избежать отделения исторической части своей церкви.

Варфоломей после визита Кирилла назвал двух экзархов (представителей) на Украине, чтобы вновь объединить православных и двигаться в направлении автокефалии. Его прямое вмешательство на Украине, с точки зрения Москвы, — недозволенное действие на канонически русской территории. Московский патриархат прямо заявил: «Полная ответственность за такие антиканонические действия лежит лично на патриархе Варфоломее». Фанар подчеркнул исторический довод: в 1686 году, когда украинская церковь перешла из юрисдикции Константинополя к Москве, речь шла о временном решении. Москва не принимает подобного восстановления событий и вспоминает о том, как история объединила украинцев и русских. Эти дискуссии представляются проявлением педантизма, но на украинский кризис накладывается еще одна серьезная проблема.

Москва считает, что решение Варфоломея «угрожает всемирным расколом православия». Православные церкви в мире ожидает раскол. Сербы уже выступили на стороне Москвы. Между тем есть опасения, что и в Македонии (после ее соглашения с Грецией) автокефальная церковь тоже может получить признание. Возникает вопрос, будут ли Путин, столь внимательно относящийся к православию, и Эрдоган, на чьей территории находится Константинопольский патриархат, вмешиваться в религиозный вопрос на Украине. Несмотря на то, что Сирия на данный момент их разделяет.

Посредничество папы Франциска вполне возможно, в том числе потому, что он всегда воздерживался от вмешательства в проблемы православных, будучи убежден, что у них есть своя логика. Безусловно, XXI век, который характеризуется унифицирующей глобализацией, проходит также под знаком раскола между христианами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.