Книга британского историка Нила Лочери (Neill Lochery) «Бразилия: плоды войны» стала результатом исторического исследования, посвященного одному из важнейших периодов национальной и международной истории — Второй мировой войне — и выявившего значительную роль этого периода в формировании современной Бразилии.

Эксперт дал Sputnik Brasil эксклюзивное интервью, в котором прокомментировал не только значение Бразилии в войне против стран «оси», но также оценил ее возможности стать более важным игроком на международной арене, равно как и сближение с США.

Sputnik также связался с опубликовавшим книгу в Бразилии издательством Intrínseca, но оно отказалось предоставить свой комментарий к работе Нила Лочери.

Ниже приводится полный текст интервью с автором.

Sputnik: Почему вы считаете, что поднятый в книге вопрос может представлять интерес в контексте политической повестки дня? Каковы корни вашего личного интереса к данной теме?

Нил Лочери: В моем случае, интерес к Бразилии во Второй мировой войне на самом деле коренится в исследовании Португалии и Лиссабона того же периода, что, естественно, привело меня к Бразилии. Ведь Португалия тогда была нейтральной страной, получавшей громадные экономические выгоды, но в действительности в войне не участвовавшей. Между тем, Бразилия является страной, во время войны обладавшей, по моему мнению, гораздо более скромной экономической прибылью, однако воевавшей в Италии. Так что истоки этой темы в некотором смысле связаны с моей личной точкой зрения.

А что касается актуальности в нынешнем политическом контексте, безусловно, она налицо. Одной из главных целей бразильского лидера, президента Жетулиу Варгаса, во Второй мировой войне было превратить Бразилию в экономическую, политическую и военную супердержаву, господствующую в Латинской Америке, в латиноамериканском регионе.

Кроме того, участие в войне сыграло важную роль в международных отношениях и обеспечило Бразилии постоянное место в Совете Безопасности ООН. С чем президент Рузвельт поначалу, видимо, согласился, но что позднее, в ходе послевоенных конференций, отказывался принимать.

Полагаю, что бразильцы четко представляли себе то, где они хотели быть, они стремились действовать на международной арене. И сегодня, в 2016 году, мы все еще наблюдаем это напряженное устремление. Я склонен рассматривать Бразилию как самобытную страну, одновременно принадлежащую южно-американскому региону и сверх того желающую играть большую роль на международном уровне.

— Какова роль Бразилии во Второй мировой войне? Каким был вклад итальянской операции бразильского экспедиционного корпуса?

— Ну, вначале направленные в Италию бразильские вооруженные силы насчитывали около 25 тысяч человек, включая пилотов ВВС. Изначально их собирались отправить на более спокойный театр военных действий. В планах была Северная Африка. Но на войне все меняется очень быстро, и так они оказались в Италии, где, как вы знаете, противоборство было далеко от завершения. В итоге, бразильцы приняли участие в ряду наиболее кровавых сражений на итальянском фронте. И я считаю, что с этим бразильцы, бразильская армия, справились очень хорошо. Численность их жертв оказалась выше, чем у большинства союзников, для этого был целый ряд причин. Но они, по-моему, показали себя с очень хорошей стороны в плане мужества, проявленного в бою.

С точки зрения их реального значения в войне, я думаю, что они сыграли важную роль в Италии. И об этом очень часто забывают, повествуя о Второй мировой войне. А именно об итальянской кампании, рассказывая о которой, как правило, уделяют внимание общим усилиям союзников в Италии. Хотя в Бразилии подвиги соотечественников в войне по-прежнему занимают видное место, и вы, наверное, видели в Рио мемориал, посвященный бразильским воинам.

— Даже с учетом итальянской операции, участие Бразилии было менее значительным, чем коалиции. Между тем, все стороны конфликта проявляли к этой стране большой интерес. Чем это объясняется?

— Я полагаю, тот факт, что стороны проявляли большую заинтересованность в Бразилии, в значительной степени был обусловлен стратегической важностью. И существовал страх, особенно у американцев, что немцы могут попытаться воспользоваться Бразилией, или ее частью, в качестве своего рода платформы, чтобы атаковать Соединенные Штаты.

В Америке также опасались того, что в Бразилии восторжествует нацизм, ведь там была крупная немецкая община, живших в Бразилии немецких иммигрантов, многие из которых симпатизировали нацизму, как можно судить по типу организовывавшихся ими манифестаций и политических демонстраций.

Бразилия была очень важна для американцев, разумеется, и как часть Южной Атлантики. Она является воротами в южную акваторию Атлантического океана. А это было очень важно для транспортировок, а также для подготовки американцев к завершению войны в День Д. Таким образом, контроль над Южной Атлантикой обладал большой значимостью, к тому же в том регионе действовал ряд немецких подводных лодок.

Что касается участия Бразилии в Италии, хорошо, оно было малочисленным и вы можете возразить, что в целом и символическим, но все же оно было важно. Так, например, бразильский военоначальник провел сдачу немцев в плен, одну из первых в Италии. Потому я считаю ошибочным умалять роль бразильцев в боевых действиях в Италии, хотя и признаю: в более широком контексте можно утверждать, что ввиду масштабных атак союзников в Италии, а затем Дня Д, роль Бразилии не столь велика, как роль основных союзников.

— В то время Бразилия также воспринималась как задворки Соединенных Штатов. Кажется, сегодня этот контекст уже устарел. Так каковы же перспективы развития страны не только на региональном, но и на международном уровне?

— Да, это очень хороший вопрос. Я думаю, что лучший ответ на него заключается в том, чтобы в первую очередь сказать, что пошло не так. После Второй мировой войны Соединенные Штаты отдалились от Бразилии, и это во многом обескуражило бразильцев. Было ощущение, что США оставили их на произвол судьбы. Потребности холодной войны быстро заменили американцам потребности Второй мировой, и они намеревались развивать отношения и уделять больше внимания другим странам. Таким образом, Бразилия в очередной раз оказалась в ряду стран, своего рода менее ориентированных на США. И я думаю, что им следует искать новые альянсы как географически в Южной Америке, так и на международном уровне.

Но по большому счету этого, если быть честным, не произошло. Основная причина здесь, я думаю, заключается во внутренней политике Бразилии. А также в очень слабо развитых демократических институтах, равно как и в политической неопределенности в период военного режима, усложнившего Бразилии задачу завоевания авторитета на международной арене.

В настоящее время ясно, что Бразилия имеет серьезные намерения добиться признания на международном уровне и смотрит далеко за пределы Южной Америки, в направлении мировых учреждений, таких как ООН.

Как говорил Стефан Цвейг, Бразилия — страна будущего, но таковой всегда и останется. Стоит нам подумать, что в Бразилии что-то, наконец, материализуется, как вдруг экономика вновь приходит в упадок и страна возвращается в свою скорлупу — в обширные политические дебаты по поводу коррупции, преемнике президента и т.д. И эти обсуждения, как правило, поглощают более глубокие философские дискуссии о месте Бразилии в международном сообществе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.