Российский президент Владимир Путин не считает, что Украина в обозримом будущем станет членом НАТО — хоть и говорит, что побывавший в Киеве министр обороны США Ллойд Остин «открыл для Украины двери» в Североатлантический союз.

Путин знает, что украинская Конституция не позволяет размещать на территории страны иностранные военные базы — база Черноморского флота была исключением, что и указали в переходных положениях к Основному закону Украины.

Но Путин придумал новый термин — «военное поглощение» Украины Соединенными Штатами и другими странами Запада. Как это поглощение может происходить, он объяснить не может. Считает, что любой военный учебный центр можно будет «напичкать чем угодно». А это — угроза для России.

Попросту говоря, угроза для России — это если Украину нельзя безнаказанно оккупировать. Украине нельзя поставлять оружие, с Украиной нельзя поддерживать дружественных отношений, нельзя признавать территориальную целостность нашей страны. Все это и есть угроза для национальной безопасности России.

Потому что национальная безопасность России для Путина — это возможность безнаказанно оккупировать чужие территории. Если Украина не беззащитна — это уже угроза. Вот что такое для него «военное поглощение» территории Украины. Это когда он не может быть уверен, что российские солдаты пройдут по этой территории от Донецка до Ужгорода — и не встретят сопротивления.

Конечно, это не означает, что такой поход начнется завтра. Но нужно понимать, что Путин рассматривает такую возможность как один из вариантов уничтожения нашей государственности. И очень нервничает, когда видит, что так просто оккупировать Украину не получится. Что новое вооружение прибывает, а «двери в НАТО» открыты — пусть даже и теоретически.

Потому что никаких переговоров, никаких попыток «договориться посередине» Путин не признает и не понимает. Готовность сопротивляться силе — единственное, с чем он еще считается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.