Он соединяет побережья России и Германии. Его протяженность составляет более 1200 километров, а мощность — 55 миллиардов кубометров газа.

Газопровод «Северный поток — 2» уже достроен и прошел свой первый эксплуатационный технический тест.

Но российский газопровод ждут еще два испытания — согласование с немецким регулятором и проверка на соответствие правилам европейской газовой директивы.

Однако испытание предстоит и самому Европейскому Союзу. Если новый газопровод будет одобрен и введен в эксплуатацию вопреки его правилам, то, по мнению некоторых специалистов, внутри ЕС могут возникнуть острые споры.

Финальный согласовательный процесс ожидает «Северный поток — 2» уже в ближайшие месяцы, и стартует он в момент, когда в Европе резко растут цены на природный газ.

За кем будет последнее слово?

Марек Пршигода из Института восточноевропейских исследований философского факультета Карлова университета в Праге напоминает, что сегодня существуют всего два фактора, которые препятствуют запуску газопровода.

Первый — это немецкий регуляторный орган, а второй — Европейская комиссия, за которой останется последнее слово в случае запуска проекта.

Как у немецкого регулятора, так и у комиссии на решение есть несколько месяцев, но уже сейчас сложилась ситуация, которая заставляет их ускориться. Речь идет о резком росте цен на газ.

Но речь идет не только о собственно запуске газопровода, но и о том, получит ли в итоге монополию на него российский «Газпром».

Согласно газовой директиве Европейского Союза, российская компания может пользоваться газопроводом на 50%, а вторую половину она обязана предоставить другим поставщикам. Но в директиве содержится и второе правило о том, что компания, которая обслуживает газопровод, не может одновременно поставлять по нему добытый газ. «Газпром» подпадает под оба правила, поскольку он построил этот газопровод при поддержке других компаний, и именно газпромовский газ потечет по «Северному потоку — 2».

«Ни одно из требований пока не выполнено. Интересно будет наблюдать за тем, какими политическими средствами будут пытаться их обойти. В качестве аргумента, возможно, напомнят как раз о росте цен в Европе. От удорожания энергии сейчас страдают не только простые потребители, но и европейская экономика. Кроме того, с повышением энергоемкости, повышаются и цены», — подчеркивает Пршигода.

Интерес гигантов

Россияне сейчас, несмотря на то, что проект еще не прошел весь процесс согласования, настроены оптимистично и утверждают, что газопровод можно будет запустить уже в конце года или в начале следующего.

«Трубопровод проложен и сварен, говоря простым языком. Также завершен соединительный газопровод Eugal на территории Германии, который позволит поставлять газ далее в направлении Чехии, Словакии, Австрии и Италии», — так описывает сложившуюся ситуацию специалист по энергетике Карел Гирман.

Он напоминает, что строительство «Северного потока — 2» довольно сильно задержалось по нескольким причинам.

По его словам, главных причин две. Во-первых, необходимость придерживаться всех предписаний и согласовательных процедур для строительства, действующих в Европейском Союзе и его странах-членах, через воды которых труба проходит в Балтийском море, а это Финляндия, Дания и Германия.

Во-вторых, работы откладывались из-за санкций Соединенных Штатов, в связи с чем россиянам пришлось, в том числе, подписать новый транзитный контракт с Украиной, который сейчас действует до 2024 года, как добавляет Гирман.

«Проект завершен благодаря тому, что в нем были и есть крайне заинтересованы его инвесторы: «Газпром», немецкие компании Uniper a Wintershall, Shell, OMV и Engie, которые считают его выгодным для своего бизнеса на рынке Европейского Союза. Параллельно проекту оказывалась мощная политическая поддержка со стороны Москвы и Берлина, которые полагают, что «Северный поток — 2» углубит их сотрудничество. В Берлине также считают, что этот проект не нарушит взаимоотношений внутри ЕС», — делится своим мнением эксперт.

Но он отмечает, что последние шаги Берлина, прежде всего подписание меморандума с США этим летом и последнее заявление канцлера Ангелы Меркель, говорят о том, что Берлин осознал — проект действительно сопряжен с рядом рисков для стран между Германией и Россией, а также для самой Германии.

Только бизнес?

Пршигода отмечает, что для России тема нового газопровода в Европу одна из первоочередных.

И хотя кремлевские представители, будь то пресс-секретарь президента или представитель МИД РФ Захарова, подчеркивают, что «Северный поток —2» — исключительно экономический проект, за которым не стоит искать политику, специалист по России напоминает, что нужно обращать внимание и на другие вещи, связанные с проектом.

«Северный поток — 2» удалось отстоять, несмотря на противников, прежде всего в лице Соединенных Штатов, которые ввели санкции против строителей газопровода.

«Этот проект можно было бы считать исключительно экономическим, если бы Россию с Западом связывали нормальные отношения, если бы не было конфликта на Украине и так далее. Трудно отделить экономику от политики, зная, что «Газпром» принадлежит российскому государству. Для России это особенно выгодный проект еще и потому, что он раскалывает Европейский Союз. Государства спорят, и разногласия возникают даже среди политиков внутри стран-членов, как, например, в Германии. Также грозит ухудшение отношений с Украиной», — подчеркивает Пршигода.

Русские хотят воспользоваться ситуацией

Насколько серьезным испытанием стал газопровод для единства Европейского Союза?

Эксперт по энергетике Гирман утверждает, что речь сейчас в принципе идет о том, будут ли в случае газопровода «Северный поток — 2» в процессе согласования соблюдены все действующие правила и нормы Европейского Союза или нет.

«Если да, то проект не окажет серьезного негативного влияния на отношения внутри Европейского Союза, и мы все на него согласимся», — комментирует специалист.

Но если газопровод одобрят и введут в эксплуатацию в обход евросоюзных правил, то это негативно и фатально повлияет на весь Европейский Союз и спровоцирует острый конфликт внутри ЕС, как полагает Гирман.

По его словам, сложившаяся на газовом рынке Европейского Союза ситуация, включая рекордные цены, в принципе не имеет никакого отношения к «Северному потоку — 2». Однако неоднократные заявления российской стороны говорят о том, что Москва пытается воспользоваться ситуацией для того, чтобы надавить на органы Европейского Союза и Германии. «Чтобы согласовать «Северный поток — 2» в ускоренном режиме, что приведет к описанным мною фатальным последствиям», — продолжает Гирман.

О том, что «Северный поток — 2» прямо не связан с текущей ситуацией в газовой отрасли, по мнению Гирмана, говорят конкретные данные.

Газа поступает меньше

Он объясняет это следующим образом. По словам эксперта, с января по август 2021 года Россия поставила по существующим газопроводам в Европейский Союз приблизительно на 19 миллиардов кубометров газа меньше, чем за тот же период 2019 года, то есть до пандемии, когда все работало в нормальном режиме.

Газокомпрессорная станция
Но россияне продолжили сокращать поставки и в сентябре — октябре, когда, как утверждает Гирман, они не воспользовались всеми имеющимися мощностями на Украине (Ужгород — Велке-Капушаны) и мощностями газопровода «Ямал — Европа», который ведет в Германию из России через Белоруссию и Польшу.

Таким образом, как подчеркивает Гирман, к концу октября в ЕС недосчитаются еще почти трех миллиардов кубометров газа из России.

«России ничто не мешает воспользоваться этими трассами, как показывают цифры 2019 года. Даже если «Северный поток — 2» запустят завтра, компенсировать сокращение российских поставок уже не удастся, поскольку у нас постепенно начинается отопительный сезон», — объясняет он.

По его словам, важно тут одно: запуск «Северного потока — 2» не означает, что газа из России станет больше, поскольку нет новых контрактов. «В конечном счете речь идет, прежде всего, о перенаправлении газа «Газпрома», который прежде поступал в Европейский Союз через Ужгород — Велке-Капушаны, а теперь пойдет через «Северный поток — 2» — Eugal и далее из Германии в Чехию, Словакию, а от нас — в Австрию и Италию», — продолжает Гирман.

«Таким образом, значительная часть этого газа предназначена даже не для Германии, и это все тот же газ, который сейчас идет к нам через Украину. По логике вещей получается, что «Северный поток — 2» не сможет улучшить снабжение Европейского Союза российским газом», — говорит эксперт в области энергетики.

Газовое поражение Украины

В случае запуска «Северного потока — 2» одним из тех, кто потерпит поражение, будет Украина.

Именно Киев с самого начала проекта (вместе с Варшавой, а также странами Прибалтики) выступал резко против. «Северный поток — 2» построен в обход украинской территории, и для такой страны, как, например, Германия, это экономически выгодно. Ведь сокращается расстояние, преодолеваемое газом, и поставки ведутся в обход транзитных стран. Но для Украины все это сильнейший удар по государственному бюджету.

«Украине это сулит большие экономические потери, так как транзит приносил ей два — три миллиарда долларов, а это четыре — шесть процентов украинского бюджета», — говорит Марек Пршигода. При этом тема газа и цен на него всегда играла первостепенную роль для украинских политиков и украинского общества. «Теперь, когда «Северный поток — 2» вот-вот запустят, Украина пытается получить хоть какие-то гарантии», — отмечает Пршигода.

Но, по его словам, среди проигравших окажется и единая энергетическая политика Европейского Союза.

«Оказалось, что то, что выгодно некоторым государствам, но сталкивается с сопротивлением других, все равно реализуется. Особенно сегодня заинтересованы (в проекте — прим. авт.) Германия и Австрия. Германии, понятно, выгодно, что газопровод обходит транзитные страны. Когда «Северный поток 2» запустят на полную мощность, Германия откажется от поставок через транзитные страны, и для нее это будет выгодно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Вспомним, что один из российских газопроводов проходит через Украину, где может обостриться конфликт между Россией и Украиной», — говорит Пршигода.

Гирман напоминает, что запуск газопровода сопряжен для Украины с резким сокращением поставок газа через Ужгород — Велке-Капушаны.

«Согласно действующему контракту, «Газпром» будет платить за транзит минимум до 2024 года по принципу «бери или плати» (ship or pay), то есть за арендованные транзитные мощности, даже если не будет ничего поставлять. Но можно ожидать, что транзит будет очень нестабильным, что заставит украинского оператора транзитной сети нести очень высокие дополнительные расходы и вызовет у него технические проблемы», — предупреждает специалист по энергетике.

Украинский эксперт по энергетике Михайло Гончар еще в 2019 году сказал в интервью «Актуалиты», что поставки в обход Украины заставят ее ограничить работу газотранспортной системы на семь — десять процентов. «Система продолжит работать в убыток, да и системой уже не будет», — сказал он.

По словам Гирмана, резкое сокращение поставок ощутит на себе и Словакия.

«От Велке-Капушаны наискосок через Словакию к границе к Австрии и Чехии, но это будет в значительной мере компенсировано переправкой газа из «Северного потока — 2» в направлении Австрии и Италии. Плюс у нас есть еще контракт на транзит с «Газпромом» такой же, как у украинцев. Победителями выйдут Германия и Чехия, которые получат совершенно новый транзит газа».

Главным же победителем, по крайней мере в среднесрочной перспективе, по словам Карела Гирмана, будет Кремль и «Газпром». «Они достигнут своей цели как можно больше сократить транзит через Украину», — полагает он.

Насколько блестящую победу одержит Москва, считает Гирман, будет зависеть от того, в каком транзитном режиме будет работать «Северный поток — 2», и насколько «Газпрому» разрешат заполнить его своим газом.

«Кроме того, на мой взгляд, после событий этого года газовый рынок в Европейском Союзе очень пострадает, и ЕС предпримет серьезные шаги к глубинным изменениям, так как, похоже, у нас образовался значительный дисбаланс: безопасность и бесперебойность поставок, включая хранение газа, обеспечиваются недостаточно. Резко возросла наша зависимость от импорта, а внутренняя добыча на территории Европейского Союза резко сократилась», — отмечает Гирман.

Преодолеть эту проблему, по его словам, придется и самим газовым компаниям. «Поскольку иначе перспективы газа как выгодного топлива для перехода из эры ископаемых видов топлива в эру безуглеродной энергетики окажутся под большим вопросом», — добавляет энергетический аналитик.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.