Интервью с бывшим главой польского правительства европарламентарием Ежи Бузеком (Jerzy Buzek).

Biznes Alert: Немецкий регулятор, Федеральное сетевое агентство, может, но не обязан сертифицировать «Северный поток — 2». Потом его решение направляется на утверждение Еврокомиссии. Звучат призывы выдать временное разрешение, чтобы можно было начать поставки по газопроводу как можно быстрее и таким образом добиться снижения цен на газ. Это хорошая идея?

Ежи Бузек: «Газпром» вновь напоминает, как выглядит использование энергоресурсов в качестве политического оружия. Ранее он демонстрировал это, в частности, в ходе газовых кризисов 2006 и 2009 годов. Тогда серьезный дефицит газа возник в первую очередь в Восточно-Центральной Европе. В ответ Евросоюз ввел законы, защищающие от последствий такого рода злоупотреблений, в том числе Регламент о мерах по обеспечению безопасности поставок газа. Сейчас российский монополист снова перекрывает вентили, ограничивая поставки через Белоруссию и Украину. Кроме того, остаются пустыми большинство принадлежащих ему в Европе (в Австрии, Германии или Голландии) газохранилищ. Цены растут, а все с тревогой думают о том, как будут развиваться события во время отопительного сезона. Это типичный метод действий «Газпрома».

— Есть ли у нас инструменты для защиты?

— В первую очередь, в случае кризиса можно задействовать упомянутый выше регламент, за текст которого я отвечал в Европарламенте. Нам удалось внести в него юридический механизм солидарности. Он гарантирует, что так называемые защищенные получатели (домохозяйства, больницы или дома престарелых) всегда будут обеспечены газом. Кроме того, мы создали концепцию Коридоров экстренных поставок: это примерно 10 транспортных маршрутов из третьих стран (в частности, Алжира, Азербайджана, Ливии, Норвегии или России) в ЕС. В ситуации возникновения проблем на каком-либо из них, предполагается начать дополнительные поставки по другим.

Во-вторых, и это уже касается непосредственно «Северного потока — 2», у нас есть новая газовая директива, которую я тоже курировал в Европарламенте. Она распространяет нормы третьего энергетического пакета на все газопроводы, поставляющие сырье из третьих стран на рынок ЕС. Речь идет, например, об отделении оператора от поставщика газа, с чем у «Газпрома» большие проблемы, или о предоставлении доступа к инфраструктуре. Россияне могут использовать лишь часть пропускной способности «Северного потока — 2», а это, как и требование использовать прозрачные тарифы, снижает его рентабельность. Польша платит за закупаемый у «Газпрома» газ больше, чем Германия. Пока российская компания делает, что захочет, произвольно устанавливая цены. Этому нужно положить конец. Поправки, внесенные в газовую директиву в мае 2019 года, распространяют все нормы на «Северный поток — 2».

— Могут ли россияне их обойти?

— Они постоянно стараются это сделать. Они обращались к немецкому регулятору, но тот констатировал, что оснований для вывода газопровода из-под действия директивы нет. В августе это подтвердил немецкий суд. Ранее компания «Норд Стрим 2 АГ» пыталась обжаловать всю директиву в Суде ЕС. Тот вначале отклонил жалобу как безосновательную, но в прошлую среду генеральный адвокат Суда ЕС выдал заключение, гласящее, что спор следует вернуть на рассмотрение.

— Что означает его решение?

— Раз наши главные ценности — это демократия и верховенство права, возможность обжаловать те или иные нормы в суде совершенно нормальна, защитники «Северного потока — 2» ей воспользовались. Решение генерального адвоката — это еще не окончательный приговор. Самое главное не изменилось: «Северный поток — 2» обязан соответствовать требованиям европейского законодательства, даже если сейчас, возможно, россиянам позволят их оспаривать. В первую очередь они не имеют права подрывать своими действиями энергетическую безопасность жителей ЕС или ограничивать конкуренцию на нашем внутреннем газовом рынке.

— Об этом говорится в письме, которое вы вместе с представителями пяти из шести крупнейших политических объединений Европарламента направили Европейской комиссии. Почему вы решились на такой шаг?

— Я написал письмо в качестве бывшего докладчика по обновленной газовой директиве, и я рад, что его поддержали коллеги, с которыми мы вместе вели эти ключевые переговоры от лица Европарламента. Еврокомиссия обязана защищать единый европейский рынок энергии и энергетическую солидарность, которые продолжает атаковать «Газпром». Существующие нормы соблюдают американцы, норвежцы или катарцы, проблемы возникают в первую очередь с россиянами. Если окажется, что «Газпром» запускает «Северный поток — 2» без прохождения процесса сертификации, Еврокомиссия должна будет незамедлительно потребовать приостановки эксплуатации газопровода и пригрозить финансовым наказанием. Такие правовые инструменты в ее распоряжении есть. Мы напоминаем ей об этом и призываем предпринять соответствующие меры.

— Украина опасается, что «Газпром» спровоцирует инциденты, дестабилизирующие ее газовый сектор, а, как следствие, политическую сцену. Такая опасность существует?

— К сожалению, она совершенно реальна. Европейский парламент в полной мере ее осознает, поэтому мы обращаемся к Еврокомиссии и ведем переговоры с представителями Украины. Нужно сделать все возможное, чтобы снизить риски. Я рассчитываю в том числе на решительные действия польского руководства. Власти всех европейских стран, а в особенности Германии, которая одобрила «Северный поток — 2», должны быть готовы к такому развитию событий. Следует при этом отметить, что немецкое правительство согласилось на внесение поправок в газовую директиву, которая распространяет европейские ограничения на этот газопровод, немецкий регулятор не позволил вывести «Северный поток — 2» из-под ее действия, а немецкий суд подержал такое решение. Одновременно президент США не заблокировал «Северный поток — 2» при помощи санкций, но обязался вместе с Берлином защищать безопасность Украины. Сейчас пришел момент проверить эти заявления на деле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.