Оригинал статьи опубликован Информагентством «Fars», и точка зрения, приводимая автором, может не совпадать (полностью либо частично) с точкой зрения редакции.

Россия всегда традиционно играла большую роль в политической ситуации на Кавказе, и сейчас эта роль может оказаться несколько иной, чем была всегда, ввиду стремлений Турции также стать важным политическим игроком и внести в регион нужную ей геополитическую перестройку.

В развитии Кавказского региона присутствие России всегда было заметным, в любой исторический период и при любых условиях ее нельзя было игнорировать. Для России присутствие здесь было важным, так как это имело огромное значение с точки зрения национальной безопасности России и ее южных рубежей.

Несомненно, после распада СССР на Кавказе появились и другие крупные геополитические игроки, однако значение России велико до сих пор. Это отчетливо проявилось в ситуации вокруг нынешней фазы Карабахского конфликта. В целом, еще даже до того, как распад Советского Союза был закреплен официально, обе конфликтующие стороны, Армения и Азербайджан, стремились вовлечь в свой территориальный спор и Россию, стараясь, если уж не втянуть ее в сам конфликт, то добиться ее поддержки. Для России, в свою очередь, приоритетной была задача не допустить роста и укрепления влияния «геополитического Запада» во главе с США, как на всей территории Кавказа, так и на прилегающей к нему акватории Черного моря. При этом сами США, в самые первые десятилетия двадцать первого века приложили огромные усилия к тому, чтобы закрепить свое присутствие на Черном море под предлогом обеспечения для региона «большей безопасности».

Однако в настоящий период поведение Анкары, и до определенной степени, Баку, с их стремлением изменить геополитический порядок в регионе, может серьезно навредить России. Хотя при этом кажется, что Россия внимательно следит за ситуацией и делает все, чтобы не допустить подобного развития событий.

Конечная цель России в отношении Турции

Россия за прошедшие годы стремилась, насколько это возможно, «отколоть» Турцию от единого фронта западных государств, представленного в виде блока НАТО, и потратила для этого немало усилий. Продажа Турции ракетных комплексов С-400 — один из инструментов, который был призван служить этой цели. Это действительно привело к тому, что Турция уже не раз подвергалась угрозам введения американских санкций, кроме того, Анкара была полностью исключена из программы по производству и оснащению боевыми самолетами НАТО F-35. Первоначально Турция надеялась, посредством этой программы, полностью модернизировать свои ВВС. В то же время, Россия продемонстрировала, что она чрезвычайно заинтересована в поставках Турции своего новейшего вооружения.

В то же время Россия не может не учитывать того, что Турция продолжает оставаться государством-членом Североатлантического Альянса. И при том, что между Россией и Турцией существуют весьма серьезные противоречия в связи с происходящим в Ливии и, особенно, в Сирии, едва ли можно себе представить, что Турция предпримет шаги для своего полного разрыва с НАТО, какие бы разногласия ни возникали в последнее время между Вашингтоном и Анкарой.

(…)

Помимо разного рода экономических и военных связей, которые Турция имеет с Западом, прежде всего, с США, по линии НАТО, также у Анкары довольно тесное взаимодействие с Альянсом по линии безопасности и разведки: эти связи и взаимодействие Вашингтон активно использует, как своего рода, платформу для сбора важной информации и данных обо всем ближневосточном регионе. Для примера, можно вспомнить о том, что на территории Турции продолжает развертываться часть радиолокационной системы США, которая призвана противодействовать запуску по региону любого типа баллистических ракет.

С другой стороны, на территории Турции находится военно-воздушная база «Инджирлик», используемая США: база эта имеет важное стратегическое значение для Вашингтона, она всегда использовалась американцами для подготовки любых военных кампаний, проводимых ими в последние десятилетия на Ближнем Востоке, главным образом, для военных действий в Ираке. И хотя уже наблюдались определенные свидетельства в пользу того, что в Анкаре склонны поставить вопрос об эвакуации из «Инджирлика» ВВС НАТО, но при этом нет никаких признаков, чтобы база как-то свертывала свою работу — она как служила ранее, так и продолжает служить важным форпостом американского военного планирования и нет никаких признаков свертывания работы «Инджирлик» именно как базы НАТО. (…)

Вышеупомянутого вполне достаточно для того, чтобы мы убедились: зависимость Турции от НАТО и США — это нечто большее, чтобы она могла исчезнуть только из-за некоторых политических разногласий. Экономическая зависимость Турции от Запада также достаточно велика, чтобы свести на нет стремление продемонстрировать экономическую самостоятельность.

Турция в последние годы приложила немало усилий, чтобы повысить свой собственный экономический вес — примером этому является ее сотрудничество с Россией в области энергетики. Однако реальность такова, что в нынешних условиях даже при этом ей не удается стать подлинно независимой. Ведь стабильность турецкой национальной валюты, лиры, покоится вовсе не на масштабных энергетических проектах и не на энергетическом секторе, а на иностранных инвестициях и постоянных вливаниях в экономику горячих денег из-за рубежа: именно они компенсируют дефицит, связанный с высоким импортом. Если эти вливания в турецкую экономику прекратятся, Турцию ждет неминуемое резкое падение курса лиры по отношению к доллару.

Все эти нынешние слабости современной Турции прекрасно осознаются даже в России. Соответственно, важный вопрос, который здесь возникает — смогут ли русские допустить, чтобы Анкара использовала Кавказский регион для каких-то собственных геополитических замыслов, или, попросту, авантюр?

Вызовы и угрозы Кавказского региона для России

Влияние Турции в Кавказском регионе и акватории Черного моря может быть прекрасным инструментом для того, чтобы бросить вызов мощи и власти здесь Москвы. После распада СССР Россия, как наследница его геополитических интересов, потратила массу усилий, чтобы сохранить доверительные отношения с новыми государствами, возникшими здесь после 1991 года, и в определенной степени, добилась в этом успеха.

К примеру, России, до начала политического кризиса на Украине в конце 2013 — начале 2014 года удалось, на самом деле, достичь очень многого. Так, и Украина, и Армения в целом, следовали тем политическим курсом, необходимым Москве, держась на расстоянии от так называемой «евроинтеграции», вместо которой они приняли участие в проекте ЕвразЭс, созданном Москвой фактически в одиночку, где она являлась главной центростремительной силой. Сотрудничество с Азербайджаном также развивалось достаточно динамично, даже без больших для Москвы усилий. Правительство Михаила Саакашвили в Грузии с его откровенным евроатлантизмом было свергнуто, и пришедшие ему на смену начали налаживать отношения с Москвой, даже несмотря на то, что Россия являлась одним из немногих в мире государств, официально признавших независимость Южной Осетии и Абхазии.

Однако события 2013-2014 гг. на Украине несколько спутали России карты в ее стремлении окончательно закрепить свое влияние в так называемом Ближнем зарубежье, по крайней мере, в кавказском его сегменте. Республика Азербайджан стала интенсифицировать свои связи с Турцией, в целом, всегда имевшие место после распада СССР: однако в указанный период начало даже оформляться некое подобие военного союза между Баку и Анкарой, благодаря чему первый получил очень весомую поддержку в очередной фазе Карабахского конфликта. Грузия также начала укреплять отношения с Западом, и в Тбилиси снова начали серьезно обсуждать возможность вступления страны в НАТО. Но и это все не было столь опасно для России, как растущее влияние в регионе Турции, остающейся, несмотря ни на что, членом НАТО, а значит, неизбежным союзником США, активно способствующим продвижению интересов Вашингтона. Рост влияния Турции мог оказаться началом нового ослабления влияния в регионе России. Конечно, Россия всегда сталкивалась с определенными трудностями в Кавказском регионе, где пересекались интересы многих игроков, однако после украинского кризиса все оказалось немного сложнее. Именно немного, потому что Россия, как представляется, вовремя сделала верный ход, оказавшись главным посредником в урегулировании последней фазы Карабахского конфликта, фактически выступив в пользу удовлетворения территориальных претензий Азербайджана. Это несколько сбило динамизм чрезвычайно интенсивно развивавшегося буквально накануне военного сотрудничества Баку и Анкары, но и в тоже время Россия не потеряла крайне важные для нее союзнические отношения с Ереваном, где продолжают рассматривать именно Москву в качестве основного партнера в самых разных областях.

В чем угроза турецкого влияния на Кавказе

Как мы убедились, самая серьезная угроза российским интересам на Кавказе — это распространение влияния и присутствия Турции как члена НАТО, в важнейшем в геостратегическом смысле коридоре, который представляет собой Нагорный Карабах. Ведь если удастся реализовать масштабные замыслы Турции, подразумевающие полное смыкание с азербайджанской территорией, с полным поглощением пока еще остающихся армянских анклавов в районе Карабаха, то следует ожидать, что связи России с Ираном, активно развивающиеся как раз по территории Армении, чрезвычайно затруднятся. В этом случае они ограничатся лишь водным путем по акватории Каспия или кружным и потому довольно длинным и дорогостоящим путем через Центральную Азию. Это, несомненно, создаст препятствия для российско-иранского взаимодействия кратчайшим путем через Кавказ и поставит под угрозу реализацию масштабных проектов развития Транспортного коридора Север-Юг.

Помимо этого, положение Армении как исторически главного российского союзника в Кавказском регионе, сильно усложнится. А в результате, все это может попросту связать России руки на Кавказе, и напротив, развязать руки Анкаре, поведение которой в регионе может вовсе стать непредсказуемым.

Турция же, столкнувшись с полной неудачей своих «проектов» в Ливии и Сирии, несомненно, стремится компенсировать эти потери хотя бы за счет Кавказского региона. Прямое беспрепятственное сухопутное сообщение с Азербайджанской Республикой, которое для Турции может быть достигнуто за счет Карабахских анклавов, поможет Эрдогану реализовать не только его неоосманистскую доктрину, но и приблизит Турцию к наземным коммуникациям Китая, что само по себе станет значительным экономическим преимуществом. Если все эти планы Турция сможет реализовать, ее поведение, несомненно, может стать еще более агрессивным. Русские уже не раз были свидетелями весьма нестабильной политики Турции в регионе, начиная еще со времен Второй мировой войны, и, несомненно, учитывают это, выстраивая свой политический курс на Кавказе.

Все упомянутое, включая и то, что и Турция, и Азербайджан могут дать зеленый свет политике Запада в отношении Кавказа, прямо и ли косвенно, но угрожает интересам России. И последствия этих геополитических изменений, которых, очевидно, добивается в регионе Турция, уже чрезвычайно сложно будет обратить вспять.

(…) Соответственно, для России в настоящий момент крайне важно ограничить возможности Турции в регионе, не допустить свободной реализации ее замыслов. И в этом отношении России, несомненно, никак не обойтись без помощи и поддержки Ирана. К тому же, поддержка России определенно соответствует и интересам Ирана в регионе. По словам министра иностранных дел Ирана Амира Абдоллахиана, для Ирана будет чрезвычайно болезненной любая дестабилизация в Кавказском регионе, тем более, связанная с попытками изменить существующие и исторически сложившиеся в нем границы.

Таким образом, России очень важно, для сохранения своих позиций и интересов на Кавказе, сотрудничество с Исламской Республикой Иран. Это наверняка понимают и в Кремле, где едва ли остались сомнения относительно целей политики Турции в регионе, которые стратегически уж точно идут вразрез с целями и интересами России.

* Для удобства читателей перевод публикации приводится с сокращениями
Автор: Мехди Пурсафа, информагентство «Fars»

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.